Биография Цары Леандер | Что читают в Германии | DW | 18.03.2004
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Книги

Биография Цары Леандер

17.03.2004

Сегодня мы познакомим вас с книгой Анны Марии Зигмунд «Женщины нацистов» - уже третьей в этой серии. Точнее, не со всей книгой, а с одной её главой, которая рассказывает о Царе Леандер – знаменитой кинозвезде и певице, пик скалы которой пришёлся на вторую половину тридцатых – начало сороковых годов. Цара Леандер прославилась музыкальными киноревю, которые снимались в нацистской Германии. Её боготворила публика и обожали нацистские бонзы. Между тем, нацистскому идеалу немецкой женщины она совершенно не отвечала. Во-первых, она вообще была не немкой, а шведкой, не блондинкой, а огненно-рыжей. Кроме того, ярко красилась, много курила… Но её низкое контральто и необыкновенный шарм сводили мужчин с ума.

Цара Хельдберг (так её звали) родилась в 1907 году в шведской провинции. Отец, священник, несмотря на внушительные габариты (он весил 140 килограммов), имел право голоса только в церкви. Домом же заправляла мать – решительная женщина, пуританка с фанатичной страстью к порядку. Зная её характер, не удивляешься, что Цара воспользовалась первой же возможностью, чтобы уйти из дома. Она очень рано выскочила замуж и родила двоих детей. С мужем (одним из многочисленных её мужей) довольно быстро развелась, но от него осталась звучная сценическая фамилия – Леандер. Под этой фамилией она начала карьеру певицы: ездила с аккомпаниатором по маленьким городкам, останавливаясь в дешёвых гостиницах и зарабатывая гроши. Но уже в 1930-м году записала свою первую пластинку, а спустя шесть лет стала настоящей интернациональной звездой. Немецкий язык Цара Леандер знала с детства (её гувернанткой была немка), говорила и пела на нём с едва заметным акцентом, который даже придавал особую прелесть её исполнению. И её взяли на главную роль в мюзикл, который шёл на сцене венского театра оперетты. Спектакль имел бешеный успех, а одну из песен из этого спектакля – «Йес, сэр!» – стала песней года. Берлинская киностудия УФА, потеряв свою главную звезду – Марлене Дитрих (она жила за границей и не собиралась возвращаться в нацистскую Германию), искала ей замену. Хороших и красивых актрис хватало, но только Цара Леандер стала настоящей суперзвездой, затмив славу Марлене Дитрих (во всяком случае, в нацистской Германии). Фильмы Леандер смотрели миллионы людей, по радио каждый день звучали её песни…

Мало, кто знал, что «звезда» чудовищно близорука. В кино это легко было скрывать, но Цара Леандер присутствовала на великом множестве банкетов, приёмов, пресс-конференций, она встречалась со зрителями на премьерах своих фильмов в городах Германии… Киностудия УФА никак не могла допустить того, чтобы публика увидела Цару Леандер в очках с толстыми стёклами. Или без очков, но неуверенно и осторожно, почти на ощупь, спускающейся по лестнице. Можно себе представить, как были бы разочарованы люди! А для киностудии Цара Леандер была самой крупной инвестицией киностудии. Картины с её участием (как правило, музыкальные ревю с многочисленным кордебалетом и роскошными костюмами) требовали очень больших затрат. Сама актриса получала рекордные по тем временам гонорары. Естественно, что всё это должно было окупиться. Трудно представить себе, чтобы спотыкающаяся, близорукая «звезда» могла покорить сердца миллионов. Нет. Кинозвезда - это совершенство, идеал, без каких-либо изъянов, - как на экране, так и в жизни.

И студия УФА, не считаясь с затратами, выделяла для всех публичных выходов Цары Леандер двух постоянных сопровождающих – элегантных, статных молодых людей. Как рассказывает Анна Мария Зигмунд, они играли роль… поводырей. «Осторожно, ступенька», - шептал один из их в ухо актрисе. А другой подсказывал (тоже незаметно для окружающих): «Вам кланяется пожилой господин – слева впереди. А направо никого нет. Это не человек – это мраморная колонна. Внимание! К нам подходит кельнер с подносом. Шампанское?».

Надо сказать, что хотя Цара Леандер довольно сильно зависела от своих сопровождающих, она очень быстро очаровала их настолько, что они, скрывая это, разумеется, от своего студийного начальства, по её просьбе тайком подливали ей на приёмах водку в шампанское. Почти все мемуаристы, знавшие её, с восхищением – или с осуждением – упоминают о том, что она могла перепить любого мужика. И страшно много курила. Впрочем, её низкий голос становился от этого только ещё более завораживающим, сводившим с ума.

У Цары Леандер была ещё одна, никак не подходящая «звезде» слабость: она любила вкусно и много поесть. Она и так никогда не отличалась особой стройностью, а став самой популярной актрисой Германии и постоянно посещая бесконечные, как мы сказали бы сегодня, «тусовки» и «презентации», сильно растолстела. И никакая диета не помогала. Поэтому ей приходилось носить – в том числе и на экране – почти исключительно чёрные или очень тёмные платья: они скрывали вышедшую за все допустимые пределы фигуру Леандер. Художники киностудии УФА придумали ещё один трюк. Поющую звезду ставили в фильмах рядом с какой-нибудь огромной, пузатой фарфоровой вазой. В сравнении с ней роскошные формы актрисы не столь бросались в глаза.

То, что Цара Леандер была кинозвездой номер один в нацистской Германии, накладывало на неё и определённые идеологические обязательства. Она участвовала в многочисленных пропагандистских акциях, раздавала автографы на параде, посвящённом взятию немцами Парижа, собирала пожертвования на зимнее обмундирования для вермахта. Делала это без особой охоты, но деться было некуда. «Третий Рейх» сделал её звездой, за это приходилось расплачиваться. В свою очередь, и нацистские бонзы не скупились. Царе Леандер за символическую плату предоставили, например, огромную виллу в пригороде Берлина, помпезное празднование её 32-летия в марте 39-го года было оплачено министерством пропаганды, глава которого – Геббельс – сам приехал с поздравлениями. В разгар праздничного веселья хозяйку дома позвали к телефону. Звонил из Швеции её муж. Звонил не только для того, чтобы поздравить. Он сообщил, что ему, наконец, удалось договориться о приобретении большого поместья «Лэнё» к югу от Стокгольма, на берегу Балтийского моря. Цара Леандер давно мечтала о том, чтобы его купить. Когда она вышла к гостям и сообщила о том, что сбылась её мечта и она скоро переселится на родину в Швецию, у Геббельса (это заметили все присутствующие) заметно испортилось настроение и он быстро распрощался и уехал. Надежда на то, чтобы крепче привязать Леандер к «третьему рейху», не сбылась.

«Лэнё» представлял из себя поместье площадью 60 тысяч квадратных метров, к которому примыкали 150 гектаров сельскохозяйственных угодий, сдаваемых в аренду, и морской залив, который тогда тоже стал собственностью актрисы. Большой трёхэтажный дом (не дом – настоящий замок!) в форме буквы Т, был построен в начале двадцатого века тем же архитектором, который построил знаменитый Северный музей в Стокгольме. 39 комнат этого дома Цара Леандер обставила антикварной мебелью и украсила старинными картинами. Она часто приезжала сюда: возможность регулярных (два раза в месяц) поездок в Швецию была обговорена в контракте, который Леандер заключила с киностудией УФА, и планы съёмок составлялись так, чтобы она могла бывать дома. Более того: студия оплачивала ей полёты в Стокгольм. Возвращаясь в Берлин, она первым делом встречалась с Геббельсом, рассказывая ему о настроениях в Швеции и неизменно добавляя, что население с большой симпатией относится к Германии. В общем, она говорила Геббельсу то, что тот хотел услышать, и, судя по его дневникам, он оставался доволен рассказами Цары Леандер. Кроме того, она всячески подчёркивала свою аполитичность, а после начала Второй мировой войны в 39-м году – свой страх за детей (её дочь и сын жили какое-то время вместе с ней в Берлине, позже она отослала их в Швецию). В 39-м году отношения между кинозвездой и бонзами «третьего рейха» стали портиться. Ещё до этого Геббельс намекал ей, что неплохо было бы вступить в партию. Но Леандер неизменно отказывалась. Более того: она не вступила даже в нацистский Союз кинематографистов, членство в котором было обязательным для всех, кто хотел работать в кино. Для Цары Леандер – единственной! – сделали исключение. После начала войны, как рассказывает книга «Женщины нацистов», Геббельс уже прямо предложил ей принять немецкое гражданство. Она ответила решительным «нет», что вызвало резкое недовольство Гитлера.

Впрочем, снималась она по-прежнему часто. В том же 39-м году на экраны вышел фильм о Чайковском с Царой Леандер в главной роли. Она, разумеется, играла не самого композитора, а его возлюбленную. Но мы не оговорились: роль действительно была главной в картине. От настоящего Чайковского в фильме почти ничего не осталось, кроме фрагментов из его произведений. Сразу шесть сценаристов в страшной спешке, по ночам, писали сцену за сценой, превращая главного героя и юбиляра (ему в 1940 году должно было бы исполниться сто лет) из гомосексуалиста в трагического любовника, разрывающегося между двумя женщинами, одну из которых и играла Цара Леандер. Со съёмками торопило министерство пропаганды «третьего рейха», потому что нужно было успеть к заключению договора со вчерашним заклятым врагом – Советским Союзом. Гитлер собирался заключить с ним договор о ненападении, затем о дружбе и поделить Польшу. Стороны (пока ещё на тайных встречах) быстро нашли общий язык. Фильм о русском композиторе ознаменовал крутой поворот в отношениях между гитлеровской Германией и сталинским Советским Союзом. Его премьера состоялась за неделю до знаменитого приезда нацистского министра иностранных дел Риббентропа в Москву. А спустя неделю после его приезда Гитлер начал Вторую мировую войну.

Что касается фильма о Чайковском, который вышел на экраны под названием «Была упоительная ночь бала», то он имел огромный успех – причём не только в Германии, но и во многих других странах. Но после 22-го июня 41-го года, то есть после нападения на СССР, Геббельс запретил его показ – как и исполнение музыкальных произведений Чайковского. Но песня «Только не надо плакать из-за любви», которую спела в картине Цара Леандер и которая стала одним из самых популярных её хитов, продолжала исполняться – без упоминания о том, где она впервые прозвучала.

Предпоследний из своих десяти фильмов берлинской студии УФА, в которых Цара Леандер неизменно играла главные роли, она сняла в 1942-м году. Он назывался «Большая любовь» и должен был укрепить дух немецких солдат, воевавших на Восточном фронте. Сюжет его такой. Певица варьете (Цара Леандер) знакомится в бомбоубежище во время воздушной тревоги с военным лётчиком. Начинается любовь, прерываемая сценами боёв в Африке, во Франции, на Восточном фронте и эпизодами героической жизни немецкого народа в тылу. В конце певица и лётчик уже решили было пожениться, но тут приходит приказ: ему нужно немедленно отправляться на фронт. В заключительной сцене Цара Леандер провожает страдальческим, но всё же полным оптимизма и гордости взглядом эскадрилью её любимого, летящую на восток.

Как и в других картинах Леандер, и в этой главное – песни, которые она исполняет. Те, что она спела в «Большой любви», тоже стали хитами, и чем ближе к разгрому «третьего рейха», тем чаще они звучали по радио и на концертах. Ведь одна называлась «Это ещё не конец света» (вы ещё услышите её – в самом конце передачи), а другая: «Я верю, что чудо случится». Чуда не случилось. Гитлеровская Германия была разгромлена. Цара Леандер, как и многие, поняла уже в конце 42-го года, во время Сталинградской битвы, что такой конец неизбежен. Но в отличие от огромного большинства простых немцев шведская кинозвезда могла уехать из Германии. Впрочем, даже ей это удалось сделать не сразу.

Какое-то время нацистские власти пытались шантажировать её. Гитлер не подписал указ о присвоении ей звания народной артистки, которое было связано со значительными привилегиями. Цара Леандер пережила это легко. Но киностудия УФА вдруг отказалась переводить, как это было обговорено в контракте, 53 процента её очередного гонорара в шведских кронах в стокгольмский банк. Потом начали тянуть с разрешением на вывоз в Швецию антикварной мебели и произведений искусства, которые находились в её берлинской вилле и которые Цара Леандер, как она писала в официальном заявлении, хотела спасти от бомбёжек. То, как ей удалось всё-таки добиться этого разрешения, кажется анекдотом, но, тем не менее, чистая правда. Леандер пригласила на один из приёмов на своей вилле министра экономики «третьего рейха» Вальтера Функа (ему как раз и подчинялась та самая комиссия, которая давала разрешение на вывоз антиквариата и оценивала размер пошлины). Когда Функ поднял бокал с шампанским, чтобы произнести тост, Леандер спросила его: неужели господин министр пьёт этот женский напиток? «Вообще-то я предпочитаю напитки покрепче. Шнапс, например, или водку», - ответил Функ. «Замечательно. Я тоже», - сказала актриса и предложила министру посостязаться с ней, кто кого перепьёт. Функ, слышавший, правда, о питейных талантах звезды, но не слишком веривший в это, согласился. Полушутливо договорились, что проигравший выполняет желание победителя. Нацистского министра – на голодный желудок – хватило лишь на поллитра водки. Леандер, которая вполне профессионально закусывала специально припасёнными для этого случая сардинами в масле, победила. Уже на следующий день она сидела в кабинете Функа с таможенными документами и вежливо, но твёрдо попросила его подписать их. Министр, чувствовавший себя отвратительно после выпитого накануне, молча поставил свою подпись.

Несмотря на всё это, Цара Леандер пыталась убедить нацистские власти, что вовсе не собирается навсегда возвращаться в Швецию. Она начала переговоры о приобретении берлинской виллы, которую арендовала, обсуждала детали нового контракта с киностудией УФА, наконец, снимала новый фильм (он назывался «Когда-то»). Но на премьеру этой картины в марте 43-го года Цара Леандер в Германию уже не приехала. Какое-то время она ссылалась на то, что заболела. Потом её служанка на телефонные звонки из Берлина начала неизменно отвечать одной фразой: «Госпожи нет дома». Бегство самой популярной кинозвезды «третьего рейха» из нацистской Германии как раз во время разгрома под Сталинградом носило символический характер. В Берлине нервничали, но поделать ничего не могли. Швеция была нейтральной страной, да ещё и вполне лояльной к «третьему рейху» (шведский король, например, прислал Гитлеру поздравительную телеграмму, узнав о нападении на СССР). Без громкого скандала заставить Цару Леандер снова приехать в Германию и сниматься там было невозможно. И нацистские бонзы махнули на неё рукой. Не совсем, правда: сотрудники разведки, работавшие в немецком посольстве в Стокгольме, получили приказ следить за ней. Ну, а фильмы её шли в Германии по-прежнему: уж очень они были популярны, значит, и сборы давали большие.

О дальнейшей жизни Цары Леандер автор книги «Женщины нацистов» рассказывает очень коротко, скороговоркой. Жаль. Потому что послевоенная судьба Цары Леандер, хотя и менее легендарна, но не менее интересна. Одно время казалось, что карьера её окончена (это в 37 лет!). Шведская публика не жаловала звезду, которая была обязана славой нацистской Германии. Но потом она снова начала потихоньку выступать в концертах, снялась в начале пятидесятых годов в нескольких музыкальных мелодрамах, сбросив предварительно в результате жестоких диет десять килограммов. К ней снова вернулась популярность. С личной жизнью, как пишет в своей книге Анна Мария Зигмунд, дело обстояло намного хуже. Цара Леандер несколько раз выходила замуж, но мужья, в конце концов, бросали её ради молодых певичек. В конце концов, она полностью посвятила себя работе. Даже став бабушкой, продолжала пить, курить по две пачки сигарет в день и давать в месяц по десять-двадцать концертов. На радио и телевидении появлялась нечасто, зато концертная публика её обожала. Легендарная звезда покинула сцену в октябре 78-го года в семидесятилетнем возрасте. Два с половиной года спустя она умерла.

Мы познакомили вас с историей кинозвезды Цары Леандер – одной из историй, рассказанных Анной Марией Зигмунд в её третьей книге «Женщины нацистов».