Александр Рар: ″Лукойлизация″ продолжится | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 27.04.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Александр Рар: "Лукойлизация" продолжится

Запланированное оглашение приговора Михаилу Ходорковскому отложено. Точка в "деле ЮКОСа" будет поставлена в середине мая. Специально для DW-WORLD - комментарий известного немецкого эксперта Александра Рара.

default

Alexander Rahr DGAP Berlin Politologe

Директор региональных программ России и СНГ аналитического Центра им. Кёрбера при Немецком обществе внешней политики Александр Рар

На самом деле точка в этой логичной и, по мнению российских властей, простой истории была поставлена раньше, когда большая часть акций концерна "ЮКОС" – имеется в виду компания "Юганскнефтегаз" - перешла к новому владельцу. Что касается приговора суда по делу Ходорковского, то, во-первых, его не может не быть, поскольку имеется уголовное дело. Во-вторых, вряд ли он будет слишком мягким, так как выдвинутые обвинения достаточно серьезны и это должно припугнуть тех предпринимателей, которые не в полной мере платят налогов. В-третьих, наказание не может быть и слишком строгим – это даст повод говорить об устранении политических противников.

История логичная

Главная причина появления так называемого "дела "ЮКОСа" – желание новых властей, которые к тому моменту уже в течение трех лет разрушали олигархический режим Ельцина, взять под контроль стратегические отрасли экономики. С точки зрения российского руководства, в экономике страны до 2002 года имел место нонсенс - государство было лишено возможности в полной мере зарабатывать на экспорте нефти и газа и, соответственно, вкладывать заработанные средства в развитие новых технологий. Частные кампании не вкладывали деньги с продажи энергоносителей в той мере в производство, как того требовало государство.

В ходе проведения своей политики с одними предпринимателями "эпохи Ельцина" Кремлю удавалось договориться, с другими – нет. Ходорковский же оказался вообще между двух огней – он дистанцировался от ельцинских олигархов, но в то же время не смог примкнуть к новой, питерской элите силовиков. В этой ситуации он попытался защитить себя политическими акциями – именно так можно расценить приглашение на ключевые посты в концерне представителей американского бизнеса, заявления о возможных перспективах продажи части "ЮКОСа" американским трансконтинентальным компаниям и о размещении штаб-квартиры концерна в Хьюстоне. Кремлю стало ясно – 35 процентов российской нефти могут реально уйти из-под контроля государства.

Демонстративная оппозиция как политический плацдарм

Следующими шагами Ходорковского стали переговоры о строительстве нефтепровода в Китай – вопреки планам Кремля, намеревавшегося вывести трубу к побережью Тихого океана и выбравшего в качестве главного партнера Японию, а также создание парламентского лобби путем взяток и - чего Кремль особенно испугался - поддержки оппозиционных партий. И это, конечно, тоже одна из главных причин последовавшей вскоре опалы Ходорковского, попробовавшего себя в роли российского Сороса . Однако российское руководство не могло не задаться вопросом, с какой стати, собственно, финансирование деятельности оппозиции к Путину осуществляется за счет средств, вырученных с продаж нефти. Тем более что компания "ЮКОС", по мнению Кремля, была в свое время фактически подарена Ходорковскому в обмен на поддержку власти.

По разные стороны океана

Конечно же, "дело "ЮКОСа" нанесло ощутимый удар по имиджу России на Западе. Что касается экономики, то в этом плане серьезно пострадали российско-американские отношения – энергетический альянс двух стран был попросту уничтожен.

Европы и, в частности, Германии это коснулось в меньшей степени - несмотря на активную позицию СМИ и общественных кругов, выступивших в защиту им весьма симпатичного молодого предпринимателя, борющегося с "авторитарным режимом". Не особенно сильно повлияло это и на деловые контакты. Так, капитаны немецкой экономики давно уже поняли, что успех в России может быть обеспечен лишь в том случае, если ориентироваться на прямые переговоры с руководством страны. Поэтому они отнеслись ко всей этой истории молча.

Кто следующий?

С уверенностью можно сказать, что российская власть и впредь будет пытаться взять под контроль стратегические отрасли экономики. С декларированной политикой построения либеральной экономики это ничего общего не имеет. При этом либо государство напрямую будет управлять крупнейшими предприятиями, либо они будут "лукойлизированы", то есть компании будут поддерживать национальные интересы - такие, какими их будет видеть Кремль.

Что касается олигархов, то здесь прослеживается определенная последовательность. В 2000 году в поле зрения Кремля попал Березовский, в 2001-м – Гусинский, в 2003-м – Ходорковский. Не исключено, что в 2005 году Россию покинет Абрамович.

Александр Рар,
Директор региональных программ России и СНГ аналитического Центра им. Кёрбера при Немецком обществе внешней политики

Контекст

Ссылки в интернете

ADVERTISEMENT