Александр Варкентин: Жизнь киностудии ДЕФА изнутри | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 26.10.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Александр Варкентин: Жизнь киностудии ДЕФА изнутри

О буднях, праздниках и цензуре на киностудии ДЕФА, где дублировались почти все фильмы из СССР, в спецпроекте, посвященном 20-летию падения Берлинской стены, вспоминает журналист Deutsche Welle Александр Варкентин.

историческая карикатура на цензуру

У цензуры - давняя история

Отдел синхронизации киностудии ДЕФА ютился в серых бараках у самой Берлинской стены. Там озвучивали по-немецки практически все фильмы, которые снимались в Советском Союзе. Две трети из них, уже переведенные на немецкий, отправлялись "на полку". Что-то даже и по ГДР-овским стандартам смотрелось слишком серо и примитивно, что-то - наоборот, представлялось слишком ярким, слишком смелым, идеологически не выдержанным.

Как "Родня" превратилась в " Verwandschaft "

Вот взялись дублировать фильм Никиты Михалкова под названием "Родня" с Нонной Мордюковой в главной роли. Эстеты скажут - эклектика с публицистикой. А по тем временам это было революционное, прямо-таки диссидентское кино. Зятя Мордюковой играл Юрий Богатырев. Скользкий, изолгавшийся тип, не человек, а ходячая передовица газеты "Правда". Что ни ляпнет, все линии партии соответствует, так что нормальному человеку противно и гадко делается.

В ГДР для этого новояза даже свое название было: "parteichinesisch" - партийно-китайский язык. Вот, нормативом такого партийно-китайского языка была в СССР та самая "Правда", а в ГДР - газета Neues Deutschland, восточногерманская "Правда". Значит, зять, вслед за Богатыревым, и должен был говорить на языке Neues Deutschland. Господи, как же досталось за такой идеологически выверенный перевод и мне, переводчику, и режиссеру дубляжа Бернду! Пришлось всю роль заново озвучивать, нормальным человечьим языком. В итоге пропал партийно-китайский жаргон, погиб образ, непонятно, за что Мордюкова зятю в морду дала.

Братья по классу - братья по оружию (плакат стран Варшавского договора)

Братья по классу - братья по оружию (плакат стран Варшавского договора)

Ох, уж эта таинственная русская душа

А еще в фильме ревела и перла из подземного перехода, как из преисподней, колонна военной техники. И Мордюкова с ужасом на нее смотрела. Потому что Советский Союз тогда воевал в Афганистане. Невыносимо, мучительно долго. И вот, чтобы зрителя не томить, добрые ГДР-овские цензоры урезали сцену до 2 секунд. Вот в таком виде картина и вышла в прокат в 1984 году, через два с лишним года после премьеры в России. Но после такой кастрации фильм развалился, остался разве что навязший в зубах конфликт отцов и детей, деревни и города. Опять эта извечная тягомотина про таинственную русскую душу, решил ничего не понявший немец. В прокате фильм провалился и угодил "на полку" в бункер.

Зачем на киностудии бункер

Бункеров на территории студии было множество. В одном из них за бронированными дверьми располагался сверхсекретный отдел. Там делали копии с видеофильмов. И не для кого-нибудь, а для самого Генерального секретаря политбюро ЦК СЕПГ Эриха Хонеккера (Erich Honecker). Во время какого-то визита на Запад товарищу Хонеккеру подарили один из первых видеомагнитофонов. На беду работал он в формате Video 2000, а рынок завоевал формат VHS. Вот и переписывали секретные сотрудники фильмы для вождя. С VHS на Video 2000. Говорят, в частном кругу он любил посмотреть американские вестерны.

А в другом бункере хранились автоматы Калашникова так называемой "рабочей дружины" студии. Время от времени наши партийцы натягивали на свои пивные животы серые униформы и сопели, пытаясь идти в ногу на плацу. "Schlosser-SS" - "слесари-эсэсовцы", шепнул мне на ухо Макс.

Шалопаи Макс и Моритц - герои комикса Вильгельма Буша

Шалопаи Макс и Моритц - герои комикса Вильгельма Буша

"Охота на ведьм"

Макс был бабник, выпивоха и шалопай. Одним словом, морально и политически неустойчив. Звали его вовсе не Макс, свою почетную кличку он получил в честь героя старого комикса Вильгельма Буша (Wilhelm Busch). Сам он, правда, был уверен, что в честь режиссера Макса Райнхардта (Max Reinhardt).

А после падения стены, когда открылись архивы "штази", выяснилось, что как раз он-то и был одним из "стукачей" на студии. Кто-то из тех, на кого он настучал, подал на него в суд. И Макс искренне возмущался, твердил что-то про "охоту на ведьм" и "суд победителей". "А про тебя я писал только хорошее, - уверял Макс, - другой бы тебя так приложил!" Но это он говорил уже после падения стены.

Автор: Александр Варкентин

Редактор: Владимир Дорохов

Александр Варкентин родился в 1950 году в Сибири. Школу закончил в Алма-Ате, учился в Санкт-Петербурге и Москве. Работал журналистом. В 1981 году переехал в ГДР, в 1986 - в Западную Германию. С тех пор работает на Deutsche Welle .

Хроника

Контекст

Реклама