В Германии вымирает целый дворцовый парк: его не знают, как спасти | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 29.10.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

В Германии вымирает целый дворцовый парк: его не знают, как спасти

Все деревья в парке дворцового комплекса Брюля больны. Обнаружили это слишком поздно, и шансы спасти трехсотлетние деревья невелики.

Дворец Фалькенлуст в Брюле

Дворец Фалькенлуст в Брюле

На первый взгляд деревья в дворцовом парке Брюля выглядят крепкими и здоровыми. Некоторые уже покрылись осенней листвой, часть из них сбросили листья. Но специалисты видят в этом большую угрозу. "Если присмотреться, это совсем не типично для деревьев осенью - ветки тонкие и слабые, а листва сразу отмирает, ее цвет не меняется от желтого к коричневому. Следующее лето деревья просто не переживут", - объясняет Уфук Май (Ufuk May), садовый руководитель. Такой диагноз пришлось поставить практически всем деревьям этого парка, которому уже 300 лет. Как его спасти, пока не придумали.

Трехсотлетние деревья под угрозой, но не только они

Обнаружили проблему совершенно случайно этим летом. Конечно, садовники еще пару лет назад были в курсе, что некоторые деревья больны, но масштаб проблемы они недооценивали. Сейчас в дворцовом парке целая смесь из разных болезней - некроз коры, бактериальные инфекции и нашествие вредителей. "Все, что только можно себе представить", - добавляет Уфук Май. Атакует деревья и омела. Это такой паразитирующий кустарник, который разрастается на ветках и верхушках деревьев. И если здоровые деревья могут ужиться с таким соседом, то ослабленным придется туго - омела забирает воду и минеральные вещества.

Некрозом коры поражены многие деревья в Брюле

Некрозом коры поражены многие деревья в Брюле

Уфук Май показывает уже срубленные деревья, на срезе веток - большие темные пятна. Это и есть некроз коры. При этой болезни внешне ветки выглядят вполне нормально, но по факту они отмирают изнутри. Мощные ветки старых деревьев, которым уже не одна сотня лет, в какой-то момент просто отваливаются. По дороге мы встречаем несколько таких примеров. Некроз коры снизу не заметен, и каждое дерево приходиться осмотривать при помощи подъемника. С августа парк частично закрыт, чтобы обезопасить посетителей и привести деревья в порядок.

Парк умирает из-за потепления

Живописный парк вместе с дворцами Аугустусбург (Augustusburg) и Фалькенлуст (Falkenlust) входит в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Облик этого объекта уже не будет прежним. Сейчас самая главная задача - спасти деревья. С похожими проблемами столкнулись и другие дворцовые парки в Гессене, Баварии, Берлине и Потсдаме. Их руководители вместе с Брюлем пытаются найти решение и проводят различные исследования. Четкого плана нет, но Уфук Май и его команда сдаваться не намерены.

Пока единственный способ помочь деревьям - вырубить или подстричь самые больные стволы. Этим сейчас и заняты парковые садовники. Еще один печальный факт - использовать всю эту древесину нельзя, ее можно только утилизировать. В парке Брюля все продумывают до мелочей: на месте каждого срубленного дерева сразу высаживают молодое поколение, чтобы сохранить все условия для оставшихся деревьев. Например, чтобы летом солнце не проникало через образовавшиеся просветы и не вредило другим деревьям. Проблема в том, молодые деревья могут точно так же заразиться, и тогда парк уже точно не спасти.

Ветви деревьев отмирают изнутри

Ветви деревьев отмирают изнутри

Другой вопрос - что будет с животными, которые вместе с деревьями лишились среды обитания. "То, что парк закрыт, им точно понравилось. Но вообще старые деревья в парке находятся под защитой как природные объекты, потому что на них поселились, например, редкие виды летучих мышей", - рассказывает Май. Это еще одна дополнительная проблема для руководителей парка.

Почему же он так внезапно и стремительно начал вымирать? "Засуха в последние годы повлияла сильнее всего. Деревьям нужно намного больше воды, но изменение климата диктует свои условия. Мы рассчитывали, что проблема возникнет через 40 лет, но не сейчас", - поясняет Уфук Май. К такой катастрофе привели и болезни, которые вообще не типичны для Германии и были завезены из других стран. "Мы боремся за каждое дерево", - утверждает Май. Часть работ в парке уже провели и постепенно его открывают для посетителей. Ближайшие годы покажут, что удастся сохранить.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама