Süddeutsche Zeitung: Франция и Германия - не только соседи, но и друзья | Немецкая печать | DW | 22.01.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Süddeutsche Zeitung: Франция и Германия - не только соседи, но и друзья

Отношения между Францией и Германией далеко не всегда были дружескими. Меркель и Олланд и сегодня недолюбливают друг друга. Но между Берлином и Парижем царит такое согласие, в которое раньше никто не поверил бы.

Для скепсиса, несомненно, существует достаточно поводов. Сказать, что между Ангелой Меркель и Франсуа Олландом царит полное взаимопонимание, нельзя. Ни в личном, ни в политическом смысле. Меркель традиционно считается консерватором, в действительности же она восточная немка, свободная от каких-либо идеологий. В ГДР она на собственном опыте убедилась, насколько чудовищным может быть доведенное до абсурда социалистическое государство. Она хорошо относится к объединенной Европе, поскольку верит в пользу этого сообщества. Франция для нее - главный европейский союзник, но не более того, помпезность национальной идеи ей чужда. При этом Меркель любит Рихарда Вагнера.

Франсуа Олланд - выпускник Национальной школы администрации, элитарного государственного учреждения Франции, находящегося в подчинении премьер-министра страны. Будучи социалистом французского толка, он истово верит в институт государства и, возможно, даже в социализм как модель организации общества. Он - патриот во французском смысле этого слова, Франция значит для него гораздо больше, чем объединенная Европа. Олланд с удовольствием слушает Фила Коллинза. Федеральный канцлер Меркель и президент Олланд - очень разные люди.

Контекст

Франция и Германия - тоже очень разные страны. В незапамятные времена они имели общих предков, а конкуренция и вражда между ними порой достигала остроты, возможной только между рассорившимися близкими родственниками. Они прекрасно знали друг друга, они были слишком близки, и именно поэтому постоянно сталкивались лбами.

Между битвами при Вердене в 843 году и в 1916 году в истории франкских родственников произошло немало трагических событий, наибольшее (и, хочется надеяться, последнее) отчуждение было зафиксировано между 1940 и 1945 годами. Это были не отношения Каина и Авеля, это, скорее, напоминало отношения двух Каинов по правую и левую стороны Рейна, страстных близнецов, целиком и полностью зацикленных друг на друге.

Когда французы и немцы 50 лет назад подписали Елисейский договор, он стал больше чем просто заверением, что теперь все будет по-другому. Франции нужна была уверенность в том, что после 1870, 1914 и 1940 годов ни один немецкий солдат не ступит на ее территорию. А Германия, виновная и побежденная, хотела вновь найти путь в общество европейцев, которые в те времена еще и не помышляли о европейском сообществе. И отправиться по этому пути можно было только вместе с Францией, поскольку без немецко-французского примирения Европа осталась бы лишь географическим понятием.

Спустя два поколения после Шарля де Голля и Конрада Аденауэра, подписавших в 1963 году Елисейский договор, соглашение наполнилось таким смыслом, в который тогда никто бы и поверить не смог. Правда, различия, основанные на национальном самосознании, так и не были стерты. Французы, к примеру, совершено по-другому, чем немцы, относятся к понятию нации и к ответственности. И, несмотря на то, что это отношение обусловлено их прошлым, оно оказывает значительное влияние на настоящее - это видно по политике обеих стран в отношении ситуации в Ливии и Мали.

Париж отправляет многочисленный военный контингент в Мали, потому что он хочет защитить демократические ценности. В Германии, породившей план Шлиффена (стратегический план военного командования, разработанный накануне Первой мировой войны - Ред.) и понятие "блицкриг", сегодня отнесутся с подозрением к любому началу военной операции. Поэтому Берлин отправляет в Африку два старых военно-транспортных самолета.

Такие различия порой усложняют повседневную политику. Но, несмотря на это, сегодня между Парижем и Берлином царит такое согласие, как никогда ранее. И, к счастью, это не ограничивается только сферой политики. Французы и немцы стали соседями и друзьями, которые не просто живут рядом, но и тесно взаимодействуют.

Два Каина по обе стороны Рейна погребены в прошлом. Немцы и французы, на протяжении многих поколений воевавшие друг с другом, живут в мире в наилучшем смысле этого слова. И пусть они ведут споры о ядерной энергетике, государственной задолженности, возрасте выхода на пенсию и политике евро. И пусть Ангела Меркель и Франсуа Олланд недолюбливают друг друга. Но что может быть лучше в отношениях Франции и Германии, чем возможность сказать: "Небольшая ссора? Ну и что?"

Реклама