Мир на пороге третьей мировой? Мнение известного историка | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 23.05.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Мир на пороге третьей мировой? Мнение известного историка

Историк Кристофер Кларк в интервью DW проводит параллели между ситуацией в мире до 1914 года и февралем 2022 года и рассуждает о том, насколько велика вероятность начала третьей мировой.

Солдаты Первой мировой войны в окопе

Пожар Первой мировой войны охватывал все новые и новые страны

Австралийский историк Кристофер Кларк считается одним из самых авторитетных специалистов по европейской истории. В 2022 году он был награжден медалью Карла Великого для европейских СМИ (Karlsmedaille für europäische Medien)  - за "приверженность объединенной Европе и трансатлантическим отношениям". DW поговорила с ним о параллелях между Первой мировой войной и сегодняшней агрессивной войной России в Украине.

DW: В вашей книге "Лунатики: как Европа вступила в войну в 1914-м" вы поднимаете вопрос о том, действительно ли Первую мировую войну начала только Германия. К какому выводу вы пришли?

Кристофер Кларк: Причины этой войны были сложными, и споры о них продолжаются до сих пор. Таким образом, книга, в первую очередь, является призывом к осознанию и признанию многоуровневых взаимосвязей. Кроме того, нужно думать не только о том, кто виновен в развязывании войны, но и о том, почему и как вспыхивают войны, чтобы в следующий раз справиться с этим лучше. К примеру, если, говоря о нынешней войне в Украине, ограничиться просто тем фактом, что Путин - ужасный человек, по вине которого началась эта война, мы не извлечем из этой трагедии никаких уроков.

Кристофер Кларк

Кристофер Кларк

Но мы можем чему-то научиться, анализируя причины возникновения этой ситуации. Это ни в коей мере не преуменьшает ответственности Путина за случившееся - она, на мой взгляд, неоспорима. Но такой комплексный анализ, по крайней мере, позволит нам лучше справляться с такими ситуациями в будущем.

- Какой урок мы можем из этого извлечь? Какие параллели существуют между временем перед Первой мировой войной и нынешней ситуацией?

- Когда начался [российско-украинский] конфликт - еще до того, как разразилась настоящая война, - у меня было ощущение, что повторяется ситуация, которая была в мире до 1914 года. Я думал, что план Путина может заключаться в том, чтобы отправить 200 тысяч солдат на границу с Украиной, оказав давление на Запад или саму Украину и заставив их пойти на уступки, а затем отвести войска обратно.

Но потом выяснилось, что он все это время планировал войну. Так что это не похоже на 1914 год, потому что тогда не было никого, кто просто решил бы вторгнуться в чужую страну. В 1914 году все началось с того, чего никто не ожидал: с убийства в Сараево на Балканах (15 июня 1914 года сербские националисты убили наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда и его жену Софи. Убийство послужило поводом для начала Первой мировой войны. - Ред.)

Это повлекло за собой целый ряд вопросов: как отреагируют австрийцы? Как сербы отреагируют на реакцию австрийцев? Как немцы отреагируют на реакцию австрийцев на сербов? И поддержат ли русские Сербию - даже если сама Россия не подвергнется нападению?

Все было чрезвычайно сложно, и  каждая держава, втянутая в эту войну, руководствовалась своей логикой. Нынешняя ситуация выглядит гораздо проще. Россия находится в изоляции, и Путин сам принял это решение. Очевидно, что многие высокопоставленные люди в его системе ничего об этом не знали. Совершенно ясно, что это война Путина. И насколько нам известно из сообщений разведки, он даже лично руководит действиями войск в этой войне и принимает решения на уровне операций. Так что это совершенно другая ситуация, чем была в 1914 году.

- Вы назвали Первую мировую войну "современным событием". Что вы имели в виду?

- Когда нам рассказывали о Первой мировой в школе, она казалась мне событием из прошлого века - со всеми этими аляповатыми габсбургскими мундирами и сложными придворными ритуалами. Но потом, когда я начал писать книгу, я понял, что все началось с автоколонны, проезжающей по городу. Речь шла о террористах-смертниках - так что во многом это схоже с событиями, известными нам из современности.

И потом, у меня сложилось впечатление, что аргументы, которые использовались сторонами, вступившими в ту войну, можно услышать и сегодня. Например, эта тенденция изображать из себя жертву, видеть провокации другой стороны, но быть абсолютно слепым к своей доле вины за этот кризис... Или рассматривать собственные действия как оборонительные, а действия противника - как наступательные. Подобная аргументация, очевидно, живет и по сей день.

- Научились ли люди чему-нибудь за последние 100 лет?

- Некоторые вещи мы, безусловно, делаем лучше. Но стали ли мы более разумными как политический вид, как своего рода "homo politicus", это уже другой вопрос. Существует тенденция всегда возвращаться к старым моделям поведения. Я думаю, что создание ЕС произошло благодаря урокам, извлеченным из прошлого, что это политическое устройство появилось благодаря урокам, усвоенным из двух мировых войн, и приобрело некое постоянство, которого в противном случае у него не было бы.

Если подумать о Путине - не только о его решении вторгнуться в Украину, но и о его мачистском имидже руководителя, разъезжающего с голым торсом на лошади, - его установки кажутся мне довольно-таки атавистичными.

С другой стороны, посмотрите, сколько европейских государств сейчас возглавляют женщины и сколько стратегий по борьбе с агрессией разработано женщинами. Это говорит о том, что мы изменились.

Я думаю, что Запад сильно изменился, и это относится и к России. Есть много россиян, которые не хотят иметь ничего общего с этой чудовищно рискованной политикой и наглостью Путина. Но, к сожалению, Путин - это человек, который по причинам, вероятно, заложенным в его биографии, культивирует атавистические модели поведения и саморекламу, и это наводит на мысль, что мы ничему не научились.

- Как вы считаете: мы стоим на пороге третьей мировой войны?

- Конечно же, я надеюсь - как и вы, и все остальные - что это не так. Более того, я считаю, что Путин прекрасно понимает, что это было бы своего рода самоликвидацией. Он должен быть самоубийцей, чтобы прибегнуть к такому варианту.

Многое зависит от того, насколько он иррационален, и согласится ли его окружение с таким решением. Есть много оснований полагать, что система достаточно устойчива для того, чтобы не подвергать себя такому риску. Но точно мы этого не знаем.

Но если мы просто позволим ему продолжать, мы узаконим преступное нарушение им международного права. А, с другой стороны, если мы слишком остро отреагируем, то рискуем усугубить проблему. Но не мы вызвали этот кризис. Поэтому Запад должен тщательно дозировать свои реакции. И я думаю, что, в общем и целом, он так и делает.

- То есть вы полагаете, что окружение Путина может помешать ему нажать на ядерную кнопку?

- Я думаю, многое указывает на то, что Путин сталкивается с сопротивлением в своем окружении. Путин изолирует себя все больше и больше. Поэтому я надеюсь, что в случае дальнейшей эскалации и приказа о применении тактического ядерного оружия, найдутся люди, которые скажут: нет, мы этого не сделаем. Такое уже случалось в прошлом.

Россия не выступает единым фронтом. Россия - это сложная страна. Это высокоразвитая страна. Она является частью Европы. Большое количество россиян покинули страну и теперь живут в других местах. Среди них много представителей интеллигенции, СМИ и так далее. Так что игра еще не закончена.                   

Смотрите также:

Смотреть видео 06:08

"Пушечное мясо" 14-го года

Аудио- и видеофайлы по теме