Коронавирус в Беларуси: истории медиков, погибших во время пандемии | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 06.02.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Коронавирус в Беларуси: истории медиков, погибших во время пандемии

В интернете появился список с именами белорусских медиков, погибших от коронавируса. Сейчас в нем 145 имен врачей, фельдшеров, медицинских сестер, санитаров. DW поговорила с их родными.

В Беларуси не менее 145 медицинских работников умерли от коронавируса. Список на своей странице в Facebook опубликовала врач, доктор медицинских наук Светлана Сорокина. "Первые случаи смерти медиков от COVID-19 были в апреле. После их количество стало расти, имена людей стали теряться и забываться. Я начала их по крупицам собирать: искала в публикациях СМИ и телеграм-каналах, кто-то писал мне личные сообщения, в комментариях под постом", - отмечает Сорокина. Практически идентичный список можно найти и в телеграм-канале белорусских врачей "Белые халаты".

Между тем, Минздрав РБ статистику по смертности медиков от COVID-19 не предоставляет. Замминистра здравоохранения Елена Богдан еще в апреле заявила, что обнародование таких цифр якобы некорректно с точки зрения "принципов биоэтики". Всего в Беларуси, по официальным данным на 5 февраля, от коронавируса умерли 1764 человека.

"Никто не сказал, в какую больницу его отвезли"

Одним из первых белорусских медиков, умерших от коронавируса, стал 50-летний Василий Липилин - фельдшер скорой медицинской помощи из города Борисов (Минская область). Он умер 8 апреля.

Василий Липилин

Василий Липилин

"Вначале в городе никто о коронавирусе не говорил. Все скрывалось и скрывается, чтобы не ухудшать статистику. Соответственно и средств индивидуальной защиты у медиков не было - на смену 12 часов выдавалась одна маска, противочумных костюмов не было вообще. Машины скорой помощи тоже не обрабатывались. Василий рассказывал, что после больных с температурой могли сразу везти беременную женщину", - говорит жена Липилина Наталья.

По ее словам, муж почувствовал себя плохо после очередной рабочей смены, начался озноб, появилась температура. "Было указание, что медработники не могут уйти на больничный, как обычные люди. Если тебе плохо, ты должен вызвать "скорую", чтобы вызов был зарегистрирован, было записано, что, например, температура более 38. Только после этого можно просить больничный", - говорит Наталья.

В течение нескольких дней мужчине не становилось лучше, он вызвал "скорую", а на следующий день открыл больничный. При этом, отмечает Наталья, ему никто не предложил сдать тест на коронавирус или сделать рентген. В больницу Липилин попал 4 апреля, когда состояние было уже критическим. "Я нигде не могла найти мужа, все было настолько скрыто, никто не сказал, в какую больницу его отвезли. Тогда пациента могли отправить даже в соседний город, туда, где были места. Василий оказался в реанимации 2-й клинической больницы Борисова. Мне сказали, что шансов у него нет - легкие поражены практически полностью".  У Липилина диагностировали двустороннюю пневмонию, первый тест на коронавирус дал отрицательный результат, второй - положительный.

Наталья Яблонская

Наталья Яблонская

"В пульмонологии она была как на передовой"

"Мама была гальваником на минском заводе "Интеграл", рано ушла на пенсию и после больше 25 лет проработала в 10-й городской клинической больнице Минска - сначала в приемном покое, потом санитаркой-буфетчицей в пульмонологии. Этой весной, когда началась первая волна коронавируса, пожилым работникам предлагали уволиться, но мама не смогла уйти, переживала, что некому будет работать. В пульмонологии она была как на передовой", - рассказывает дочь 72-летней Натальи Яблонской Галина. Медработник умерла 4 ноября.

Галина говорит, что столкнулась с разным отношением медиков к больным коронавирусом: "Когда мама лежала в отделении пульмонологии, кислородную маску ей дали только после того, как мы с сестрой обратились к дежурному администратору. В реанимации же делали все, что только можно, часто собирали консилиумы. Несмотря на это, 16 октября состояние ухудшилось, маму подключили к аппарату ИВЛ". Спасти Наталью Яблонскую не удалось. Дополнительные осложнения вызвал прием антибиотиков.

Галина, сама медработник, считает катастрофой, что всех больных COVID-19 лечат по одному шаблону, спущенному министерством здравоохранения: "Подход должен быть другой в лечении этих больных, не одна схема для всех. Все спущено свыше, врач не имеет права от нее отступить, потому что будет отвечать за это перед различными проверками. Кроме того, знаю много случаев, когда люди поступают в больницу, а им говорят, помочь ничем не могут, так как нет ни аппаратов ИВЛ, ни кислорода".

Татьяна Авдейчук

Татьяна Авдейчук

"Во время пандемии работала в обычном режиме"

8 января умерла главврач Брестской городской детской поликлиники Татьяна Авдейчук. В марте ей исполнилось бы 60. "Моя мама возглавляла поликлинику 18 лет. Во время пандемии работала в обычном режиме, ведь маленьким пациентам нужна помощь, а мама управляла таким большим учреждением в нашем городе, без нее никак", - рассказывает дочь врача Виктория.

По ее словам, болезнь у женщины протекала очень тяжело, тест на коронавирус сразу был положительный, КТ показало обширное поражение легких. "Мама задыхалась, она совсем недолго была в обычной палате, затем ее перевели в реанимацию, где она оставалась до последних дней. Врачи говорили, что делают все возможное", - вспоминает Виктория. Девушка говорит, что с какого-то времени просто перестала следить за ситуацией с коронавирусом в Беларуси, но количество смертей от COVID -19 в ее окружении растет.

Светлана Понтус

Светлана Понтус

"Мы до сих пор не знаем, что стало причиной скоропостижной смерти"

Также в списке медиков, умерших от коронавируса, имя врача клинико-диагностической лаборатории в Солигорске (Минская область) 47-летней Светланы Понтус. Между тем, по словам ее сына Александра, несмотря на то, что женщина умерла 1 декабря, анализы, подтверждающие либо опровергающие наличие коронавируса, еще не готовы, семье их должны прислать из Минска.

"Все начиналось как боль в пояснице, потом она поднялась выше по спине, явных признаков коронавируса не было. Мама неделю была дома, потом ей стало совсем плохо. В больнице она провела всего несколько часов. На КТ поражение легких было меньше 10 %, на тест на ковид тогда времени не было". По словам Александра, в больнице женщине дали кислородную маску, состояние было стабильное, потом стало хуже, и она попала в реанимацию: "На самом деле, мы до сих пор не знаем, что стало причиной ее скоропостижной смерти, был ли это коронавирус. Но, думаю, не будь пандемии и такой загруженности врачей и необходимого в таких случаях медоборудования, ИВЛ, возможно, маму удалось бы спасти".

Смотрите также:

Смотреть видео 04:44

Коронавирус в Беларуси: что изменилось по сравнению с первой волной?

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама