Где теперь памятные таблички жертвам сталинизма, снятые со здания в Твери | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 24.07.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Где теперь памятные таблички жертвам сталинизма, снятые со здания в Твери

Мемориальные доски в память польских и советских жертв сталинских репрессий убрали с бывшего здания НКВД в начале мая. DW побывала в Твери и узнала, где доски сейчас и кто против их возвращения на прежнее место.

Мемориальные доски на здании Тверского медуниверситета

Так выглядели мемориальные доски на здании Тверского медуниверситета до их демонтажа в мае

Не особо богатая на политические события Тверь, бывший Калинин, попала в заголовки федеральных новостей накануне Дня Победы 9 мая. Со здания местного медуниверситета, в нем раньше находилось областное управление НКВД, сняли сразу две мемориальных доски, установленных в память жертв сталинских репрессий - советскую и польскую.

На первой было написано "В память о замученных. Здесь в 1930-50-е годы находилось Управление НКВД-МГБ по Калининской области и внутренняя тюрьма". На другой - "Памяти поляков из лагеря Осташков, убитых НКВД в Калинине, и ради предостережения мира". Обе были установлены в 1991-1992 годах по инициативе тверского отделения "Мемориала" и польской организации "Катынская семья". Где теперь эти таблички сейчас и зачем понадобилось их снимать, выяснила корреспондент DW.

Зачем убрали мемориальные доски

Старый корпус, в котором расположился Тверской медуниверситет, до революции был губернской гимназией. В ней учился, например, выдающийся авиаконструктор Андрей Туполев, о чем говорит памятная табличка. А в 1930-е в этом здании размещалась внутренняя тюрьма НКВД. Считается, что тогда в ней были убиты несколько тысяч местных жителей, а в апреле-мае 1940 года расстреляны 6295 поляков - узников Осташковского лагеря НКВД, проходивших по так называемому Катынскому делу и похороненных на мемориальном кладбище "Медное" в Тверской области.

Здание Тверского медуниверситета

Здание Тверского медуниверситета

Годами к мемориальным доскам приносили гвоздики и лампадки родственники репрессированных. Через 30 лет после установки досок, осенью 2019 года, местная прокуратура провела проверку, правильно ли это было сделано, и не нашла подтверждения, что жертв репрессий расстреливали именно в этом здании. После чего сделала представление.

"Той осенью в предписании прокуратуры ничего не было сказано о демонтаже табличек, и мы как-то успокоились, - рассказывает DW тверской активист Артем Важенков, пытавшийся установить в городе табличку проекта памяти жертв репрессий "Последний адрес", которую демонтировали. - Но затем, перед самым Днем Победы, когда из-за коронавируса были запрещены все митинги и пикеты, вдруг мой приятель пишет - таблички снимают".

Артем Важенков

Артем Важенков

Важенков написал об этом в соцсетях, и новость о демонтаже разлетелась по интернету. Так многие жители Твери впервые узнали о том, что мемориальные доски вообще существовали. Дело в том, что доступ к ним все эти годы был осложнен - надо было пройти через пропускной пункт университета, фактически открытый только для студентов и преподавателей.

Артем Важенков уже подал заявление о возбуждении уголовного дела по факту самоуправства, а также еще и гражданский иск с требованием вернуть памятные таблички на месте. Он уверен, что решение о демонтаже принималось с согласия Москвы, а "отрицатели" (те, кто ставит под сомнение расстрелы поляков в Твери. - Ред.) зарабатывают себе на этой истории политические очки".

Судьба польской мемориальной доски

Среди тех, кто присутствовал при демонтаже мемориальных досок, был другой местный активист - Максим Кормушкин. Бывший член местного отделения Национально-освободительного движения (НОД) (главная задача движения - освобождение России от "неоколониальной зависимости от США"), он представляется общественным деятелем и активно участвует в круглых столах, участники которых подвергают сомнению вину СССР в расстрелах польских военнопленных. Из других его инициатив - петиция с просьбой перенести памятник маршалу Коневу из Чехии в Тверь. После демонтажа мемориальных досок в новостях часто писали, что именно Кормушкин снял их со стены.

Максим Кормушкин

Максим Кормушкин

"Я не скручивал эти таблички, просто находился рядом. Они стояли уже на земле. Я спросил: "А куда их теперь, может быть, взять на хранение?". Ответили: "Хочешь - забирай!". Советскую табличку забрал медуниверситет, а польскую я отнес в машину в багажник", - рассказал DW Кормушкин. В его планах было передать мемориальную доску в посольство Польши в России, куда он отправил письмо.

Завернутая в пакет, доска около месяца пролежала у Кормушкина в гараже. Из посольства Польши ему так и не ответили. Тогда активист написал своему знакомому Сергею Рогозину, бывшему члену фракции "Единой России" в Законодательном собрании Тверской области и главе тверского отделения "Российского фонда мира".

Сергею Рогозин с мемориальной доской в память расстрелянных польских военнопленных

Сергею Рогозин с мемориальной доской в память расстрелянных польских военнопленных

Рогозин согласился показать DW мемориальную доску, но при условии, что привезет ее на нейтральную территорию. Мы встретились на парковке перед бизнес-центром "Тверь", который из-за формы в простонародье называют "рюмкой". Экс-депутат вынес доску из багажника на свет и разрешил сфотографировать.

Такая секретность, по его словам, нужна, чтобы памятную табличку не выкрали. Во-первых, она сделана из меди и тяжелая на вес. Во-вторых, кто-то может выкрасть ее в корыстных целях. Рогозин сказал, что готов передать табличку ее владельцам, хотя не знает, кто они. Как и Кормушкин, он написал открытое письмо "к польским друзьям", но ответа тоже не получил.

Реакция посольства Польши на снятие мемориальной доски

В посольстве Польши в России о том, что мемориальную доску в Твери сняли, знают. Об этом они прочитали в соцсетях. "Само снятие обеих мемориальных досок не имело основания и является пересмотром исторической памяти и памяти о преступлениях. Прокуратура (в Твери. - Ред.) игнорирует факт, установленный следствием, проведенным Главной военной прокуратурой в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Мы считаем, что документально факт преступления (убийство польских военнопленных. - Ред.) именно в этом месте хорошо доказан, и доски не должны быть сняты", - заявил DW посол Польши в России Влодзимеж Марчиняк.

Влодзимеж Марчиняк

Влодзимеж Марчиняк

По его словам, посольство ожидает, что доски вернут на здание медуниверситета в Твери. Потому что, как он выразился, даже если исходить только из написанного на этих досках, то они должны находиться там, а не в Польше. "Память о тех преступлениях нужна, прежде всего, россиянам. Мы-то помним и очень хорошо храним память о тех преступлениях, которые имели место на территории Советского Союза после 1939 года. Это предмет нашей заботы. Хотя мы считаем, что это, в первую очередь, проблема идентичности российского общества", - подчеркнул посол.

Письмо Максима Кормушкина в посольстве получили, прочитали, но отвечать не стали. "Мы знаем эту фамилию из СМИ, но для нас это непонятно кто. И неясно, почему он распоряжается мемориальной доской. По идее, руководство университета должно дальше к нам обращаться", - считает Влодзимеж Марчиняк.

Где сейчас российская мемориальная доска

Судьбу второй памятной таблички выяснить было не так-то просто. По словам Артема Важенкова и Максима Кормушкина, она до сих пор находится на территории Тверского медуниверситета, на здании которого раньше висела. Ректор университета Леся Чичановская, как оказалось, сейчас под следствием по уголовному делу о злоупотреблении должностными полномочиями. Исполняющий обязанности ректора Алексей Давыдов не захотел встретиться и ответить на вопросы DW, а его секретарша посоветовала обратиться в ФСБ.

Попасть на территорию медуниверситета было непросто даже тогда, когда там висели мемориальные доски. Запрос на их посещение внуки и правнуки репрессированных должны были подавать задолго до визита. Охранник на пропускном пункте (себя он не назвал, а бейдж с именем перевернул), военный пенсионер, признался корреспонденту DW, что даже не видел мемориальных досок - дальше проходной он не ходит.

Но про тюрьму НКВД, которая была раньше в подвале этого здании, охранник знает очень хорошо. В ней в 1939 году 11 месяцев, находясь под следствием, просидел его дед, директор фабрики имени Ворошилова Иван Махоркин. Деду, по словам охранника, повезло - он ни в чем не сознался, ничего не подписал и его отпустили.

Перед самым выходом этого материала DW удалось связаться с юристом медуниверситета Валерием Власовым. Он сообщил, что вуз в июне передал администрации города мемориальную доску в память о советских жертвах сталинизма. По словам Власова, скорее всего, ее установят на здании, соседнем с тем, где она ранее висела.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:22

Жертвы Большого террора: где искать информацию о пропавших родственниках

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама