FAZ: Духовная свобода снова считается преступлением в России | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 07.09.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

FAZ: Духовная свобода снова считается преступлением в России

Тот, кто не согласен и не скрывает этого, становится объектом преследований, считает Райнхард Фезер, рассуждая об обвинениях в адрес Кирилла Серебренникова, которому 7 сентября исполняется 48 лет.

Кирилл Серебренников в здании суда

Кирилл Серебренников в здании суда

Газета Frankfurter Allgemeine Zeitung опубликовала комментарий своего политического обозревателя Райнхарда Фезера (Reinhard Veser), посвященный ситуации вокруг российского режиссера театра и кино Кирилла Серебренникова, которого задержали 22 августа по подозрению в мошенничестве и по решению Басманного суда в Москве поместили под домашний арест:

"Процесс над московским режиссером театра и кино Кириллом Серебренниковым является вехой в господстве Владимира Путина над Россией. С этого момента становившееся все более однозначным после массовых протестов зимой 2011-2012 годов стремление режима контролировать не только государство и экономику, но и подчинить себе все общество приобретает новое качество. 

В первые десять лет после прихода Путина к власти Россия была хотя и авторитарно управляемой, но все еще относительно свободной страной. Политическая оппозиция, гражданское общество, независимые СМИ и социально-критическое искусство были оттеснены на периферию общественной жизни. Но тот, кто принадлежал к этим группам, как правило, за исключением нескольких трагических и громких случаев, лично не подвергался преследованиям. Власть просто особо не интересовалась тем, что происходило внутри этих маленьких свободных групп, пока они оставались нишевыми.

Контекст

Репрессии и произвол властей были направлены в то время, прежде всего, на силы, которые еще обладали реальными возможностями влияния и сохраняли свою независимость. Непосредственно сразу после первого избрания Путина на пост президента такими силами были негосударственные телеканалы, которые были против их воли подчинены контролируемым государством концернам, таким как "Газпром". Затем, с 2003 года, когда начался затянувшийся на многие годы судебный процесс над главой ЮКОСа Михаилом Ходорковским, подошла очередь и тех, кто выиграл от первой волны приватизации в постсоветские годы, - людей, которые были обязаны своим стремительным обогащением и ростом влияния не Путину. Послание этой группе было таковым: кто хочет и дальше заниматься бизнесом, должен слушаться тех, кто стоит у власти. Это поняли и стали выполнять.

Целенаправленное преследование противников режима началось тогда, когда окружение Путина, увидев пять лет назад сотни тысяч демонстрантов на улицах Москвы, вынуждено было осознать, что опасность исходит не только от элиты допутинского времени, но и снизу. С тех пор Россия находится на пути к диктатуре. Давление на оппозицию, гражданское общество и еще оставшиеся критически настроенные средства массовой информации стало намного сильнее: был принят закон об "иностранных агентах", началась кампания травли "предателей Родины" в государственных СМИ, переходящая границы словесных угроз. Несогласных запугивала полиция, и отдавали под суд. Участников мирных демонстраций, авторов критических комментариев, произвольно выуженных из социальных сетей, оппозиционных политиков и даже - как в случае с братом Алексея Навального - их родственников, судили и в некоторых случаях приговаривали к тюремному заключению.

В сущности, путинский режим следовал в этом той же, вполне рациональной логике, что и в первые годы своего существования. Он выявляет потенциальную угрозу своей власти и действует на опережение. Ведь сеть гражданских организаций, охватывающая всю страну, и критически настроенные СМИ могли бы - в том случае, если недовольство населения будет расти, стать ядром протестного движения. Речь идет о том, чтобы предотвратить самоорганизацию общества, неподконтрольную режиму.

Начиная с судебного преследования Серебренникова, человека искусства, режим Путина решительно пошел еще дальше: он начал вести борьбу за умы россиян полицейскими средствами. Сползание России в диктатуру с самого начала сопровождалось идеологизацией общественного пространства. В послушных режиму средствах массовой информации, в детских садах, школах, высших учебных заведениях и ​​музеях получила распространение, особенно после начала войны с Украиной, мутная смесь из национализма, прославления воинского героизма и Советского Союза, культа Сталина, православного христианства, так называемых традиционных семейных ценностей (вплоть до одобрения домашнего насилия), антизападных настроений и теорий заговоров. А культура должна служить целям патриотического воспитания.

То, что, пожалуй, самого успешного театрального режиссера России выставили напоказ в клетке в зале суда -  это сигнал всем: тот, кто не согласен и не скрывает этого, становится объектом преследований. Духовная свобода снова считается преступлением в России.

Официально Кирилл Серебренников проходит по делу о растрате бюджетных средств в его театре, но не может быть никаких сомнений относительно подоплеки этого дела. Некоторые пункты обвинения настолько абсурдны, что этому позавидовали бы даже постановщики сталинских показательных процессов. Так генеральная прокуратура утверждает, что самый успешный спектакль Серебренникова, который за последние три года посмотрели тысячи зрителей, никогда не ставился, и что выделенные на него деньги режиссер положил в свой карман. "Излишняя демонизация" Сталина - это "атака на Россию", сказал недавно Владимир Путин. Цель этого, по его словам, "показать, что сегодняшняя Россия несет на себе какие-то родимые пятна сталинизма".

Ничто не комментирует эти слова точнее деяний самого путинского режима".

Автор: Райнхард Фезер, политический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung

Без права переиздания. © Frankfurter Allgemeine Zeitung GmbH, Франкфурт-на-Майне

Сайт газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама