Der Spiegel сомневается в версии Браудера об ″убийстве″ Магнитского | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 22.11.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Der Spiegel сомневается в версии Браудера об "убийстве" Магнитского

Немецкий журнал опубликовал расследование, в котором предлагает Западу более критично отнестись к версии гибели Сергея Магнитского в изложении Уильяма Браудера. Подробности - у DW.

"История без героя" - так называется статья, опубликованная в номере гамбургского журнала Der Spiegel от 23 ноября. Его электронная версия стала доступна накануне вечером. Статья посвящена российскому аудитору Сергею Магнитскому и британскому инвестору американского происхождения Уильяму Браудеру. Повод - десятая годовщина смерти Магнитского в московском СИЗО 16 ноября 2009 года и дискуссия, которая идет сейчас в Евросоюзе о принятии в ЕС закона, аналогичного американскому "закону Магнитского". Он предусматривает введение санкций за нарушения прав человека.

"Магнитский - жертва, но не герой"

Автор публикации в рубрике "Экономика", бывший московский корреспондент Spiegel-Online Беньямин Биддер (Benjamin Bidder), на четырех с лишним страницах анализирует версию инвестора Уильяма Браудера. На его фирму Hermitage Capital в нулевые годы работал Магнитский. Эта версия, напоминает Биддер, заключается в том, что Магнитский  был "честным борцом против коррумпированной системы, которая его в итоге за это убила". Но, по мнению журналиста, есть и другая версия. Она "сложнее, и в ней нет героя".

Сергей Магнитский

Сергей Магнитский

Проанализировав рассказы очевидцев, в том числе самого Браудера, и документы, оказавшиеся в его распоряжении, среди них - протоколы допросов Магнитского, решения судов, данные расследования в России, Биддер приходит к выводу, что неопровержимых доказательств преднамеренного убийства Магнитского нет. То, что произошло с ним в заключении, - ужасно, но не исключение из тех порядков, которые царят в российских тюрьмах. Как бы там ни было, пишет журналист: "Магнитский неоспоримо остается жертвой, с которой произошла ужасная несправедливость".

Лейтмотив статьи - вопрос: обсуждая законы о санкциях в отношении России и присваивая им имя Магнитского, "не пошел ли Запад на поводу у афериста"? Биддер использует в отношении Браудера немецкое слово "Blender", то есть "тот, кто ослепляет, выдает желаемое за действительное".

Почему Spiegel считает версию Браудера несостоятельной

Биддер указывает на то, что Магнитский не был "независимым адвокатом". Именно это представление об аудиторе, по мнению журналиста, Браудеру удалось закрепить в головах западных политиков, в том числе докладчицы Совета Европы, бывшего министра юстиции Германии Сабины Лойтхойссер-Шнарренбергер (Sabine Leutheusser-Schnarrenberger). Магнитский работал в аудиторской фирме, причем годами - на Браудера. Он вообще не имел юридического образования, что признал сам Браудер во время одного разбирательства в США.

Уильям Браудер

Уильям Браудер

По версии инвестора, Магнитскому удалось установить, что в результате махинаций по возвращению части уплаченных ранее в виде налогов денежных средств фирмам Hermitage Capital российскому бюджету был нанесен ущерб в 230 миллионов долларов. Об этом Магнитский и сообщил российским правоохранительным органам. Но обратился он к ним не по собственной инициативе, пишет Биддер, ссылаясь на ранее не опубликованное электронное письмо Магнитского, а по указанию одного из адвокатов Браудера. Позднее против аудитора было возбуждено дело по обвинению в уклонении от уплаты налогов, в результате чего он и оказался в следственном изоляторе. Уже после смерти российский суд признал его виновным в этом.

Журналист Der Spiegel изучил доклад российской комиссии с участием правозащитников, занимавшихся расследованием смерти Магнитского. Автор статьи цитирует интервью одного из авторов доклада, московской правозащитницы Зои Световой, которое она дала журналу летом 2019 года. В том интервью Светова, как пишет Биддер, не склонялась к выводу о заговоре с целью убийства. Но незадолго до публикации статьи "История без героя" Светова "вдруг изменила свое мнение". Еще раз ознакомившись с материалами того времени, пишет Биддер, у нее возникло "ощущение, что его специально перевели в "Матросскую тишину", чтобы убить".

Контекст

Биддер также обращает внимание на то, что имена двух ключевых сотрудников МВД Павла Карпова и Артема Кузнецова, которых Браудер подозревает в причастности к смерти Магнитского, в оригинале доклада на русском языке не упоминаются. Имя одного из них есть в английской версии документа, размещенной на сайте Браудера.

Книга Браудера и протоколы допросов Магнитского

"Неточности" нашел Биддер, сравнив протоколы допроса Магнитского, опубликованных Браудером, с текстом его же книги "Как я стал врагом Путина номер 1". В книге говорится, что Магнитский 5 июня 2008 года пришел в Следственный комитет России, выложил доказательства, сделал свидетельское заявление и назвал имена двух сотрудников, которых он обвинил в краже денежных средств. В протоколе, пишет Биддер, действительно упоминаются их имена, но Магнитский "нигде не выдвигает обвинения лично против них". Кроме того, как следует из протокола, аудитор, по словам Биддера, давал показания "не совсем добровольно, а как свидетель по делу".

Автор обращает внимание на несовпадение дат. Выступая перед западной публикой, Браудер пытается создать впечатление, будто один из следователей, ведших расследование против его компании, появился в 2007 году "как гром среди ясного неба". Но, по данным автора, имя этого следователя упоминается в одном из документов на имя Браудера годом ранее. А согласно одному из протоколов допроса в 2006 году Магнитский сказал, что люди Браудера попросили его "какое-то время побыть исполнительным директором" одной из фирм инвестора.

Судебные аргументы

Одним из аргументов против версии Браудера Биддер называет и обоснование британского судьи, который в свое время хоть и отклонил иск Павла Карпова о клевете, но назвал Браудера "рассказчиком", а его аргументы против российского следователя - недостаточно подтвержденными фактами.

Также против Браудера трактует Биддер и решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге в августе 2019 года. ЕСПЧ обязал Россию выплатить родственникам Магнитского 34 тысячи евро, поскольку государство "должно было защитить жизнь и здоровье заключенного". Но в решении ЕСПЧ "ничего не сказано об убийстве".

Если судьба Магнитского находит сочувствие у немецкого журналиста, то роль Браудера до и после смерти аудитора вызывает у него много вопросов, которые, как считает Беньямин Биддер, должны задавать себе и западные политики.

Смотрите также:

Смотреть видео 11:09

Эксклюзив DW: Билл Браудер рассказал Жанне Немцовой об уязвимости Путина

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме

Реклама