″Мина пролетела над головой″: истории белорусов, выживших в Гостомеле и Буче | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 28.04.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

"Мина пролетела над головой": истории белорусов, выживших в Гостомеле и Буче

Как выживали люди в оккупированных украинских городах в первые недели войны? Истории белорусов из Гостомеля и Бучи - у DW.

Российская военная техника в жилом комплексе в Гостомеле, где жил Александр Сущевский

Российская военная техника в жилом комплексе в Гостомеле, где жил Александр Сущевский

Подпишитесь на наш Telegram-канал DW Беларусь!

"На десятый день войны ты уже понимаешь, когда стреляет танк или артиллерия, сколько длится автоматная очередь. Эти вещи запоминаются очень хорошо. 1 марта я стоял возле нашего подвала, когда над моей головой пролетела русская мина. Она упала в пяти метрах от меня", - рассказывает белорусский гражданский активист, фотограф Александр Сущевский.  Из Беларуси, где, по словам Александра, за его деятельность на него было сфабриковано уголовное дело, он уехал в январе 2021 года. В Украине жил в Гостомеле - одном из пригородов Киева, оказавшемся под российской оккупацией в первые недели войны.

"Сосед вышел из подвала, и снайпер прострелил ему ногу"

Александр Сущевский признается, что до последнего не верил в возможность войны. "Когда мне позвонили и сказали, что началась война, я не понимал, что делать, из-за этого непонимания и шока был упущен момент для эвакуации, и мы смогли выбраться только 10 марта", - рассказывает белорус.

Александр говорит, что первые пару дней находился в квартире, потом пришлось спуститься в подвал. Четвертого марта российские военные полностью заняли жилой комплекс, в доме Александра устроили штаб-квартиру. В основном, в Гостомеле были контрактники, но встречались и солдаты-срочники. Сам Александр с ними не разговаривал, но слышал, что военные рассказывали соседям: "Они сказали, что пришли нас "освобождать", контрактники не скрывали, что воевали в других горячих точках. Это люди, которые не имеют никаких принципов, мне кажется, если бы им сказали напасть на Париж, они напали бы на Париж. Они были как с востока, так и с запада, как "кадыровцы", так и петербуржцы. Русские вырвали везде двери, они занимали и грабили наши квартиры, воровали еду и воду, у кого-то отнимали и зачем-то разбивали телефоны и ноутбуки".

Квартира Александра Сущевского после визита российских военных

Квартира Александра Сущевского после визита российских военных

Еще в первые дни войны в жилом комплексе пропал свет, а с ним - и вода. Какое-то время на свой страх и риск обитатели подвала ходили готовить еду в соседние пятиэтажки, в которых был газ, но потом не стало и его. "Мы готовили на кострах на разрушенной русским танком детской площадке. Выживали сообща, старались друг друга поддерживать, - вспоминает белорус. - Сосед вышел из подвала, и снайпер прострелил ему ногу. У меня есть опыт оказания медпомощи, я сумел остановить кровь, потом делал ему перевязки, пытались найти хоть какие-то антибиотики. К счастью, ему удалось выбраться из оккупации".

"Забирали 60 литров воды и давали взамен пакет сока"

По словам Александра, в подвалах жилого комплекса укрывались около 250 человек, в том числе дети: "На наш подвал русские дали пару сухпайков. Были попытки "милосердия", у людей, к примеру, забирали 60 литров воды, а взамен могли показательно выдать ребенку пакетик сока".

Выбраться из оккупации Александру удалось только 10 марта. По его словам, за день до этого эвакуация сорвалась - российский БТР поехал разминировать единственный уцелевший мост, взорвался на своей же мине и забаррикадировал проезд. Возвращаться в Гостомель Александр не стал. Несмотря на обстрелы, переждал ночь в частном секторе в Буче. "Да, машины обстреливали из минометов, были вопросы с блокпостами, но нам повезло. Все-таки это был единственный более-менее безопасный коридор", - уверен собеседник.

Женщина в подвале жилого дома в Гостомеле

Женщина в подвале жилого дома в Гостомеле

Сейчас белорус находится в Польше. Еще в Киеве он планировал представить на выставке свой социокультурный проект Made in Belarus / Made of Pain, посвященный Беларуси после 2020 года. Теперь Александр хочет провести такую выставку в Варшаве. Во время ее работы планируется сбор помощи для Украины. Также собеседник DW признается, что в будущем хотел бы собрать интервью и воспоминания людей, которые были рядом с ним в первые недели войны.

"Один из подъездов зацепило во время обстрелов"

Журналисту и поэту Сергею Прилуцкому вместе с семьей удалось выбраться из Бучи, где он прожил около 10 лет. "Мы до последнего надеялись, что войны не будет, хотя жена даже собрала какие-то запасы еды и медикаментов, но когда мы убегали, то мы не взяли с собой ничего, - рассказывает Сергей. - 24 февраля меня разбудил звонок коллеги, который сказал, что началась война. Все утро мы были дома, а когда начали летать истребители и штурм аэропорта перешел в активную стадию, побежали в укрытие в соседнем здании".

Разрушенные обстрелами дома в Буче

Разрушенные обстрелами дома в Буче

В первый же день друзья предложили семье переехать в квартиру на другом конце Бучи, потому что там было безопаснее. "24 вечером мы поехали туда переночевать, а когда утром вернулись забрать вещи, увидели, что один из подъездов зацепило во время обстрелов. Мы поняли, что надо уезжать, вернулись в квартиру друзей. Там мы жили две недели", - вспоминает Сергей. Друзьям, которые приютили семью Сергея, удалось эвакуироваться, они оставили запасы, которые готовили к войне, еда была.

"Были крупы, мука. Несколько дней мы готовили все это дома, потом, когда пропал свет, на улице на каких-то импровизированных кострах. Первые несколько дней работал местный магазинчик, но там скупили все стратегические продукты, консервы, хлеб, молоко. Главная проблема для людей с детьми - достать молоко, две недели тероборона и владельцы магазинов распределяли его между теми, у кого есть дети", - рассказывает Сергей.

"Кому-то разбили телевизоры, мебель, многое украли"

По словам белоруса, в их квартале российских военных не было, но техника проходила по Варшавской трассе, что в нескольких сотнях метров. "В соседнем здании дважды в сутки включали генератор, чтобы набрать воды. Оттуда был виден частный сектор, именно в нем, мне кажется, после и обнаружили много убитых. Мы видели, как по его улицам ездили танки и БТР, - говорит Сергей. - Когда бомбили Ирпень, на горизонте поднимался дым от разбомбленных зданий".

Дым от пожара после обстрела в Буче

Дым от пожара после обстрела в Буче

Уехать из Бучи семье удалось 10 марта во время официально объявленной эвакуации - до этого выбираться самостоятельно они не рискнули.

В собственной квартире Сергея после отъезда жильцов "хозяйничали" российские военные. "Не знаю, с какого числа, но рядом с нашим домом был российский блок-пост. У нас есть закрытый чат дома, где соседи вывешивали фото и видео того, что происходило в их квартирах. То, что я видел в нашей квартире, это лайт-версия. У многих были просто погромы, все выброшено из шкафов, на кухнях -  свинарник, кому-то разбили телевизоры, мебель, многое украли", - рассказывает собеседник DW.

Сейчас Сергей в Тернополе, его жена и ребенок - в Польше. Белорус говорит, что собирается вернуться в Бучу, но произойдет это, видимо, не раньше, чем через несколько месяцев.

Смотрите также:

Смотреть видео 44:05

Соучастница или заложница: Беларусь в войне против Украины

Аудио- и видеофайлы по теме