Лынив и Черняков: новые звезды Байройта о ″своем Вагнере″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 24.09.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Лынив и Черняков: новые звезды Байройта о "своем Вагнере"

В 2021 году на легендарном фестивале музыки Рихарда Вагнера в качестве дирижера и режиссера дебютируют украинка и россиянин. Ольга Лынив и Дмитрий Черняков поделились с DW своими ожиданиями.

У нас две новости, хорошая и очень хорошая. Первая: Байройтский фестиваль, отмененный в связи с пандемией этим летом, в 2021 году должен состояться. Вторая: на нем запланирован двойной дебют украинского дирижера Оксаны Лынив и российского оперного режиссера Дмитрия Чернякова. Дмитрий станет первым россиянином, которому доверена постановка в святая святых вагнерианства, Оксана - не только первой украинкой, но и первой женщиной за пультом Вагнеровского фестиваля. В тандеме они осуществят постановку оперы "Летучий голландец".

Пока руководство Байройтского фестивал (Bayreuther Festspiele) ищет пути решения организационных проблем, связанных с проведением фестиваля в условиях пандемии, DW попросила Оксану Лынив и Дмитрия Чернякова рассказать о "своем Вагнере".

Оксана Лынив: "Вагнер был бы горд, что его музыкой дирижирует женщина"

Оксана Лынив: "Дирижировать на фестивале Рихарда Вагнера в Байройте - это событие "non plus ultra" и мечта, наверное, каждого дирижера. Дебют на фестивале 2021 года - огромная честь для меня и, так или иначе, вершина моей дирижерской карьеры. Но тот факт, что я стану первой женщиной за дирижерским пультом в этом магическом месте - нечто совершенно особенное. Рихард Вагнер наделял женщин в своих операх центральными, почти всегда трагическими, но в то же время активно "сюжетообразующими" ролями. Его героини, можно сказать, экстремально эмансипированы. Поэтому я думаю, что Вагнер был бы горд, узнав, что сегодня, почти 140 лет спустя после его смерти, именно женщина пробуждает к жизни его дивную музыку.

Вагнер как личность был и остается фигурой спорной, противоречивой, но чарам его музыки не может противостоять никто. И - да, его музыка обладает наркотическим воздействием, вызывает настоящую зависимость. То, что новую постановку "Летучего голландца" мне доведется делать вместе c Дмитрием Черняковым - подарок судьбы. Дмитрий - режиссер с нетривиальным, напряженным, под стать музыке Вагнера, взглядом на сюжет и музыку. Кроме того, нас связывает опыт замечательного сотрудничества на постановках в Баварской Государственной опере в Мюнхене".

Оксана Лынив и Дмитрий Черняков

Оксана Лынив и Дмитрий Черняков

Дмитрий Черняков: "Когда ставишь Вагнера - должно быть ощущение, что бросил кусок мяса на алтарь"

Дмитрий Черняков: "Я рос еще в советские времена. И Вагнера тогда, в начале 80-х, было очень мало. Театры его в те годы почти не ставили. Записи были редки, купить их было нельзя. И первый опыт слушания Вагнера был в библиотеке, в которой выдавали для разового прослушивания виниловые пластинки, затертые то скрипа. Это были "Кольцо" с Фуртвенглером (Wilhelm Furtwängler) и Мартой Мёдль (Marta Mödl), "Лоэнгрин" с Кубеликом (Rafael Kubelik) и "Летучий голландец" с Заваллишом (Wolfgang Sawallisch), Сильей (Anja Silja) и Крассом (Franz Crass). Это были знаменитые записи, переизданные советской фирмой "Мелодия".

Я помню, мне было лет тринадцать-четырнадцать, и выдающие мне эти тяжелые коробки тетечки-библиотекарши смотрели на меня, как на не очень нормального ребенка. Это, конечно же, был для меня далекий, прекрасный и закрытый мир. Я тогда, не то что не мог представить, что я буду когда-то ставить эти оперы - я даже не знал, что буду режиссером. Наверное, понятно, какие я могу испытывать эмоции, представляя, что я иду на репетиции на легендарный байройтский Зеленый холм…

Впрочем, у меня есть уже три вагнеровских продукции за плечами. Первым моим опытом был сразу "Тристан и Изольда", одна из вагнеровских вершин. В России, 15 лет назад. Я делал в Санкт-Петербурге, в Мариинском театре, вторую во всей российской оперной истории постановку "Тристана" - первая состоялась в дореволюционном еще 1909-м году. Уже тогда я сразу понял, что ставить Вагнера - это не то, что ставить другие, даже самые сложноустроенные оперы. Должно быть пережито очень много психозов, нервных срывов, ощущения, что ты уже не понимаешь ничего. Что ты поседел, сдал всю кровь и разорвал себя в клочья и бросил кусок мяса на этот алтарь… Потом, уже через 10 лет я ставил Вагнера в Германии, в Staatsoper в Берлин, с Даниэлем Баренбоймом (Daniel Barenboim) за дирижерским пультом. Это были "Парсифаль" и все тот же "Тристан".

Разговоры о разных названиях в Байройте велись со мной примерно с 2013 года. И вот теперь - "Голландец" с прекрасной Оксаной Лынив и крутой командой певцов. Надеюсь, теперь нам вирус не помешает!"

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама