11 лет тюрьмы для экс-президента: как Атамбаев провалил операцию ″Преемник″ | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW | 25.06.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

11 лет тюрьмы для экс-президента: как Атамбаев провалил операцию "Преемник"

Экс-президент Киргизии Алмазбек Атамбаев приговорен к 11 годам тюрьмы по обвинению в коррупции. DW поговорила с немецкими экспертами о его судьбе и о роли его конфликта с преемником.

Сооронбай Жээнбеков (слева) и Алмазбек Атамбаев

Сооронбай Жээнбеков (слева) и Алмазбек Атамбаев

Экс-президент страны, взятый под стражу и приговоренный к тюремному сроку за коррупцию, - нечастое событие на постсоветском пространстве. На текущей неделе, 23 июня, суд Первомайского района Бишкека признал бывшего главу киргизского государства Алмазбека Атамбаева виновным в незаконном освобождении местного криминального авторитета Азиза Батукаева.

Атамбаева лишили государственных наград и конфисковали значительную часть его движимого и недвижимого имущества. После ухода в отставку в 2017 году его политическая деятельность концентрировалась на конфликте с новым президентом Сооронбаем Жээнбековым, закончившемся вооруженным противостоянием и тюремным заключением экс-президента. На ком лежит вина за произошедшее? У опрошенных DW экспертов - четкий ответ на этот вопрос.

Первый киргизский президент, севший за решетку

"Атамбаев - первый киргизский президент, который осужден, причем очно. Но в Киргизии уже судили бывших президентов, как и премьер-министров. Так что это почти рядовая практика", - говорит научная сотрудница Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент (Beate Eschment). Действительно, в киргизских судах выносили обвинительные приговоры и первому президенту Аскару Акаеву, и пришедшему ему на смену в результате революции Курманбеку Бакиеву, но оба при этом не присутствовали.

Научная сотрудница Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент (Beate Eschment)

Научная сотрудница Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент (Beate Eschment)

Суд над Атамбаевым был закрытым, так что опрошенные эксперты были осторожны в оценках справедливости приговора, вынесенного киргизскому экс-президенту. "Не могу оценить, насколько справедливыми были судебный процесс и приговор, но я вижу определенную логику и рациональные основания для уголовного преследования Атамбаева, и я не разделила бы мнение, что в этом случае речь идет только об инструментализации права, чтобы подвергнуть Атамбаева политическому наказанию", - заявила в интервью DW сотрудница берлинского фонда "Наука и политика" Андреа Шмиц (Andrea Schmitz). Судебный процесс "шел так, как он обычно идет в Киргизии, но не так, как мы привыкли на Западе", добавила Беате Эшмент.
Против экс-президента есть еще открытые уголовные дела, например о смерти бойца киргизского спецназа, который погиб во время штурма резиденции Атамбаева в киргизском селе Кой-Таш. Так что ему грозят новые судебные наказания, которые, вероятно, подведут черту под его попыткой остаться у власти посредством Сооронбая Жээнбекова, некогда сторонника Атамбаева по социал-демократической партии и его "ставленника" на высший пост, а теперь фактического противника. 

На что рассчитывал Атамбаев 

Атамбаев и его сторонники поддерживали однопартийца на выборах 2017 года, но "расчет Атамбаева не оправдался, в отношении своего преемника он просчитался", говорит эксперт SWP Андреа Шмиц. "Расчет заключался в том, что Жээнбеков станет его марионеткой и из благодарности будет лежать у его ног", - говорит Эшмент. Жээнбеков был премьер-министром при Атамбаеве и, как считалось, не имел четкого политического профиля, тогда как Атамбаев надеялся сохранить через него значительное влияние в политике, по крайней мере, в своей партии, говорят эксперты. Но этого не произошло - действия Жээнбекова в роли президента не соответствовали ожиданиям Атамбаева. "Он (Жээнбеков. - Ред.) вел себя именно так, как ведут себя все преемники на постсоветском пространстве", - добавила Эшмент.

Эксперт берлинского фонда Наука и политика Андреа Шмиц (Andrea Schmitz)

Эксперт берлинского фонда "Наука и политика" Андреа Шмиц (Andrea Schmitz)

Проблемой, говорят эксперты, стала не столько претензия Жээнбекова как избранного президента на власть, сколько попытка Атамбаева сохранить свое влияние на президента. "Атамбаев сам спровоцировал этот конфликт. Маловероятно, что без его активности произошло бы то, что произошло в последние два года", - заметила Андреа Шмиц. Эксперты вспоминают, например, оскорбления Атамбаевым нового первого лица республики. "Неуважительной критикой действующего президента он оттолкнул от себя даже часть политиков собственной партии СДПК и в итоге добился раскола в ней", - добавила Шмиц.

Демократия - неверное определение для Киргизии? 

Противостояние двух президентов, окончившееся судебным приговором одному из них, едва ли вписывается в образ Киргизии как "островка демократии" в Центральной Азии, сохранившийся на Западе, говорит Эшмент. "Среди немецких политиков все еще распространено мнение, что Киргизия демократичнее, чем другие постсоветские государства. Я в любом случае считаю это ошибочным. И примером того, что это ошибочно, может служить именно история с передачей власти преемнику", - заметила эксперт ZOiS. Она имеет в виду как сам способ передачи власти с помощью преемника, так и конфликт между двумя президентами, который "происходил с использованием до зубов вооруженных людей с обеих сторон".

Сторонники Атамбаева во время столкновений у его резиденции в Кой-Таше, Киргизия

Сторонники Атамбаева во время столкновений у его резиденции в Кой-Таше, Киргизия

Эшмент также считает, что Атамбаев своим поведением нанес ущерб имиджу своей страны: "Когда бывший президент проявляет такое неуважение к парламенту, к судам страны, которой он руководил, то я не могу в этом не увидеть и неуважения президента к конституции, которая как раз определяет Киргизию как демократическую страну". Эксперт ZOiS признает, что Киргизию отличает большая "либеральность населения" и "большая политическая активность", но, по ее словам, "вряд ли это можно описывать как демократию в нашем понимании".

"У Токаева нет шанса ударить Назарбаева в спину"

В Киргизии применяются механизмы передачи власти, типичные для всех постсоветских стран, несмотря на внешние отличия, говорит Беате Эшмент: "Вопрос преемника - типичная проблема авторитарного правителя". Если у государственного лидера нет преемника из своей семьи, но то он оказывается перед сложным выбором преемника - такого, который соответствовал бы его ожиданиям. "Я совершенно уверена, что лидеры соседних стран именно под этим углом и смотрят за событиями в Киргизии".

В этой связи Эшмент упомянула ситуацию в Казахстане, "где тоже происходит транзит власти. Но Назарбаев поставил человека, от которого не ждет удара в спину". По ее словам, ситуация отличается от киргизской тем, что Назарбаев за годы правления аккумулировал столько власти, что смог создать качественно иную ситуацию, при которой он "официально ушел с поста президента, но сохранил за собой столько полномочий, что у Токаева (президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. - Ред.) нет шанса ударить предшественника в спину, даже если бы тот захотел. По сути, Токаева даже нельзя со всей ответственностью назвать преемником: пока там - дуумвират".

Смотрите также:

Смотреть видео 03:39

Транзит власти в Казахстане: почему у оппозиции роль статиста (06.06.2019)

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама