″Я первым сфотографировал Сталина…″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 26.10.2004
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

"Я первым сфотографировал Сталина…"

Впервые в Германии проходит ретроспектива творчества американского фоторепортера и фотохудожника Джеймса Эббе.

Сталин в Кремле

Сталин в Кремле

"Достань мне Гитлера, выходящего из синагоги, - приказал главный редактор крупнейшего берлинского еженедельника "Берлинер иллюстрирте" Джеймсу Эббе и, хитро улыбаясь, добавил, - или Сталина в Кремле. Ты же великий фотограф!"

Американец Эббе (1883 - 1973) был действительно замечательным фотографом. "Свой человек" в Голливуде и на Бродвее, за кулисами французского варьете и советского театра. Ему терпеливо позировали Чарли Чаплин

Charlie Caplin on the set for The Pilgrim, Hollywood 1922 Shooting Stalin. „Die wunderbaren Jahre“ des Photographen James Abbe (1883-1973)

и Мэри Пикфорд, Рудольф Валентино и Фред Астэр, Анна Павлова и Константин Станиславский, Сергей Эйзенштейн и Дзига Вертов, Морис Шевалье и Мистингет. Шутливый вызов редактора Курта Корфа 49-летний Эббе принял всерьёз и, действительно, стал первым иностранным корреспондентом, удостоившимся разрешения фотографировать кремлевского диктатора. Удалось ему это благодаря счастливой случайности.

Сталин болен?

В гостинице "Новая Москва", выходящей окнами на Кремль, Эббе часами раздумывал о том, как осуществить свой дерзкий замысел, пока ему на глаза не попалась немецкая газета "Берлинер тагблат" с заголовком "Сталин предположительно тяжело болен – состояние здоровья ухудшается – Немецкий специалист выехал в Кремль". Эббе не сомневался в том, что это была "утка", но не сомневался он и в том, что в Наркомате иностранных дел страны Советов понимают, какой ущерб подобные слухи могут нанести репутации СССР, не самой лучшей в 1932 году.

Блеф удался

В Наркомате иностранных дел запыхавшегося и взволнованного фотографа встретил заведующий отделом печати Подольский, "похожий на ученого монаха или отсчитавшие свое время песочные часы", который, только взглянув на протянутую ему газетную статью, понял, что замышляет Эббе. Эббе заговорил первым: "Вы можете посылать заграницу сотни фотографий Сталина, сделанных советскими фотографами, никто не поверит, что глава вашего государства в отличном здравии. Для всех это будет большевистская фальшивка. Но если его снимет американский фотограф…" Подольский встал, с едва заметной улыбкой протянул Эббе руку и сказал: "Предоставьте все мне. От имени Союза Советских Социалистических Республик я объявляю Вам благодарность за то, что Вы спасли нас".

25 минут со Сталиным

13 апреля 1932 года Джеймса Эббе и его фотоаппаратуру доставили на личной машине Сталина в Кремль. В 17:00 пробил долгожданный час: подтянутый, аккуратно причесанный, излучающий силу и спокойствие в кабинет вошел Сталин. "Почему он хочет фотографировать меня?", - поинтересовался он у присутствующих и, не дожидаясь ответа, бросил в сторону Эббе: "Быстро, быстро". Профессиональная честь фотографа была задета. Такое приходилось слышать от Анны Павловой, но в шутку, а не серьёзно. Импульсивно, как и все, что делал Эббе в своей жизни, он ответил, что пяти минут явно недостаточно на съёмки человека, который разработал пятилетний план по индустриализации России. Заинтригованный Сталин попросил перевести. Шутка понравилась, Эббе дали десять минут, которые в итоге растянулись на 25.

"Мои замечательные годы"

"Shooting dictators is great fan" напишет он в своих мемуарах, обыгрывая одинаковое звучание английских слов "стрелять" и "снимать" и приемы у Сталина, Гитлера, Франко и Муссолини. С поправкой на юмор самого Якова Яковлевича, как называли Джеймса Эббе в России, можно легко простить

Russische Pilotin Moskau Fotograf James Abbe Shooting Stalin. „Die wunderbaren Jahre“ des Photographen James Abbe (1883-1973)

Советская летчица. Фотография с выставки.

"большевистский трюк" устроителей его первой ретроспективы в Германии, назвавших её "Shooting Stalin". За рекламным каламбуром скрывается многоликая и бурная история первой половины 20-го века, запечатленная на фотопленке и бумаге уникальным фоторепортером и фотохудожником. А что касается его многочисленных знаменитых детей , то это уже отдельная история…

Элеонора Володина

Контекст