Эмбарго на иранскую нефть: эффект есть? | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 05.06.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Эмбарго на иранскую нефть: эффект есть?

Запрет покупать у Ирана его главный экспортный товар действует в Евросоюзе вот уже скоро год. DW выясняла, как санкции отразились на экономиках Исламской республики Иран и ЕС.

Иранские запасы нефти и газа - одни из самых крупных в мире. Тем не менее Исламская Республика Иран непременно хочет развивать атомную энергетику. Мировое сообщество убеждено, что на самом деле Тегеран стремится обзавестись ядерным оружием, и уже с 2007 года прибегает к политическим и экономическим санкциям.

Европа не заметила смены поставщика

В течение 2012 года Европейский Союз поэтапно ужесточал введенные ранее ограничения на деловое сотрудничество с Ираном. С июля прошлого года в ЕС действует эмбарго на импорт иранской нефти. Вслед за этим были запрещены закупки иранского газа.

Трубопровод компании Wintershall в ливийской пустыне

Трубопровод немецкой компании Wintershall в Ливии. Она заменила Иран как поставщика нефти для ЕС

Для европейской экономики отказ от поставок из Ирана никаких последствий не имел. "Европа до введения эмбарго импортировала 600 000 баррелей иранской нефти в день. Ее крупнейшими покупателями были Испания и Греция", - напоминает в беседе с DW Мамдух Дж. Саламех, эксперт нефтяного рынка и консультант ВТО. По его словам, "когда санкции против Ирана вступили в силу, в первые ряды поставщиков для этих стран вновь выдвинулась Ливия".

К этому времени она сумела стабилизировать внутриполитическую ситуацию и возобновила добычу и экспорт нефти, прерванные в ходе революции и гражданской войны. "Сейчас значительная часть ежеденевно добываемых в Ливии 1,4 миллиона баррелей вновь поставляется в ЕС", - указывает Мамдух Дж. Саламех.

Прекращения иранских поставок совершенно не почувствовала Германия. "До эмбарго мы импортировали лишь очень небольшое количество иранской нефти, ее доля составляла примерно 1 процент от общего объема нефтяного импорта", - рассказывает DW Ханс-Георг Бабис (Hans-Georg Babies), эксперт германского Федерального института геологических наук и сырьевых ресурсов (BGR). По его словам, возникшие недопоставки легко восполнили такие традиционные для немецкого рынка поставщики, как Россия и Норвегия.

Иран: девальвация и гиперинфляция

Совершенно иная ситуация - в Иране, который живет на доходы от экспорта нефти. Они обеспечивают до 85 процентов бюджета страны, полагают некоторые эксперты. Из-за санкций эти поступления за год сократились наполовину. Прямое следствие тому - непрекращающаяся девальвация национальной денежной единицы. С 2011 года курс иранского риала к доллару США упал на 80 процентов. "Ирану так и не удалось диверсифицировать источники бюджетных поступлений, и это сейчас сказывается", - подчеркивает Мамдух Дж. Саламех.

Сокращение валютных поступлений и обесценивание национальной денежной единицы резко обострили и без того серьезные экономические проблемы Ирана. Промышленность задыхается, цены на продукты питания безостановочно растут, все более широким слоям населения грозит нищета.

Получается, что санкции поразили Иран в самое сердце? В Тегеране это решительно отрицают и утверждают, что добыча и экспорт нефти после введения эмбарго даже выросли. Данные из независимых источников свидетельствуют совсем о другом - о падении нефтедобычи почти на треть.

Нефтяное оборудование, банковский сектор, страховой бизнес

Человек держит в руках пачку иранских банкнот

Иранские деньги стремительно обесцениваются

Введенные санкции распространяются и на банковский сектор Ирана. Это было сделано для того, чтобы осложнить финансирование нефтяного экспорта. В ответ Тегеран, в частности, попытался сделать ставку на бартерные сделки, отмечает Мамдух Дж. Саламех. Так, нефть в обмен на товары поставлялась в Индию.

Однако США усиливают давление на торговых партнеров Ирана, так что договариваться с ними о бартере становится все труднее, указывает в беседе с DW эксперт консалтинговой компании JBC Energy Александер Пёгль (Alexander Poegl). Но особенно больно, по его словам, бьет то, что санкции перекрыли каналы поставок в Иран технического оборудования и зарубежных технологий. Это крайне затрудняет задачу удерживать добычу нефти на стабильном уровне.

Есть и еще одна сфера, которая в полной мере ощутила последствия эмбарго. Это страховой бизнес. "До санкций страхование танкеров, транспортирующих иранскую нефть, на 95 процентов обеспечивали европейские фирмы. Затем они отпали", - напоминает Александер Пёгль. В результате резко возросли финансовые риски, связанные с перевозкой иранской нефти, в частности, для принимающих ее портов.

Санкции действуют, но Тегеран не собирается уступать

Означает ли все это, что эмбарго дает ожидаемый результат? Александер Пёгль отмечает, что "на этот раз международное сообщество, включая и такие страны, как Китай, выступает, похоже, единым фронтом, и уже одно это является большим успехом". В конечном счете, продолжает эксперт, "Иран является проигравшей стороной", поскольку бывшие покупатели его нефти без труда переключились на других экспортеров, а мировые цены с прошлого года не только не выросли, а даже упали.

Танкеры в Ормузском проливе

Танкеры в Ормузском проливе

Мамдух Дж. Саламех считает, что санкции, безусловно, вызвали определенный эффект, но предупреждает: Тегеран из-за этого вовсе не собирается уступать. "Иран может взять и сказать: раз вы усиливаете давление на нас, мы надавим на вас - перекроем Ормузский пролив и тем самым экспорт нефти другими государствами Персидского залива". Это дестабилизирует мировой рынок, ведь через Ормузский пролив ежедневно провозят 20 миллионов баррелей сырой нефти. В результате, по мнению эксперта, больше всего пострадают Соединенные Штаты.

Поэтому ученый в качестве выхода из нынешней ситуации предлагает просто признать Иран в качестве ядерной державы: "Какое бы давление Запад ни оказывал на Иран, тот будет продолжать свою ядерную программу. Иран утверждает, что она предназначена для мирных целей, но он говорит не всю правду", - убежден Мамдух Дж. Саламех. По его словам, ни одна страна, овладевшая технологией обогащения урана, не останавливается на ее исключительно гражданском использовании.

Эксперт не сомневается: "Иран будет упорно игнорировать оказываемое на него давление и станет-таки ядерной державой". Так что Западу ничего иного не останется, как с этим смириться. Именно на это, считает собеседник DW, в Тегеране и надеются.

ADVERTISEMENT