Экс-стипендиат фонда Гумбольдта: В науке важны человеческие контакты | Карьера | DW | 27.06.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Карьера

Экс-стипендиат фонда Гумбольдта: В науке важны человеческие контакты

Фонд имени Гумбольдта не забывает о бывших участниках программ. На конференции в Берлине награждены лучшие проекты по укреплению сети контактов в научном сообществе. Один из победителей - Татьяна Иларионова из России.

Помимо выделения стипендий талантливым ученым-иностранцам немецкий Фонд имени Александра фон Гумбольдта (Alexander von Humboldt Stiftung) заботится о создании и укреплении сети научных контактов между бывшими участниками его программ. Сегодня большая гумбольдтовская семья насчитывает более 25 тысяч ученых из 130 стран мира.

Чтобы помочь стипендиатам в обмене научным опытом и идеями в ходе личного общения фонд ежегодно организует специальную конференцию. На этот раз участниками этого события стали более 600 ученых и их семей из 75 стран мира. На церемонии открытия конференции, которая прошла 27 июня, выступила ни много ни мало сама бундесканцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel). Также "гумбольдтиандцы" побывают на специально организованном приеме с участием федерального президента Германии Кристиана Вульфа (Christian Wulff).

В рамках мероприятия прошло награждение победителей конкурса проектов для бывших стипендиатов фонда. Одним из трех призеров стала Татьяна Иларионова, профессор Российской академии государственной службы при президенте Российской Федерации. В интервью Deutsche Welle Татьяна Иларионова рассказала подробнее о своем проекте, а также о том, чем живет сегодня сообщество "гумбольдтианцев" в России и других странах СНГ.

DW: Расскажите о вашем опыте сотрудничества с фондом Гумбольдта?

Татьяна Иларионова

Татьяна Иларионова

Татьяна Иларионова: О фонде Гумбольдта я в свое время узнала случайно, в 1991 году. Защитив кандидатскую диссертацию в России, я подала заявку на получение стипендии. И уже в 1995 году я приехала в Германию для работы над своим проектом в рамках написания докторской диссертации. Тема касалась переселенческих этнических меньшинств, а российские немцы были одним из главных примеров. Поиском материалов я занималась в библиотеках и архивах Фрайбурга, Штутгарта и Бонна. Хорошая научная литература и опыт пребывания в чужой среде послужили основой для моих умозаключений.

- Однажды "гумбольдтианец" – навсегда "гумбольдтианец". Это про вас? Как фонд поддерживает бывших стипендиатов?

- Конечно, это материальная поддержка, как и поддержка научных изысканий. Но философия фонда – это укрепление контактов. Человеческие контакты в сфере науки чрезвычайно важны.

В 1996-97 годах фонд впервые собрал всех бывших стипендиатов из числа россиян. Тогда нам трудно было найти общий язык, потому что сообщество "гумбольдтианцев" очень разнородное. Представьте, по последним данным, в него входят представители более 200 наук.

Однако позже стало ясно, что стипендиаты фонда имеют общие черты характера. Эти люди не успокаиваются на достигнутом, стремятся к чему-то новому, проявляют интерес к жизни и хотят состояться научно. Со временем мы распознали в себе стремление к взаимному обогащению знаниями. Образовался Московский гумбольдтовский клуб. Мы – группа граждан, мы никак не зарегистрированы, у нас нет бюджета. Но нам интересно общение друг с другом.

- Ваш проект попал в тройку призеров. В чем его суть?

- Идея создать журнал "Россия и Германия. Научный гумбольдтовский журнал" родилась из всех этих человеческих контактов. К "гумбольдтовским" конференциям мы готовили сборники, а я их редактировала и готовила к печати, поскольку журналистика - это мой основной род деятельности. Стало ясно, что люди способны писать, у них полно идей. А потом, просматривая списки журналов, в которых могут публиковаться наши ученые и аспиранты, я натолкнулась на названия изданий "Россия и Балтия", "Россия и Китай". Тогда мне и пришла в голову идея основать научный журнал "Россия и Германия". Коллеги меня поддержали.

Гумбольдианцы читают журнал Россия и Германия

Журнал "Россия и Германия" в руках читателей

В апреле вышел первый номер, и он подтвердил, что идея хорошая. Это мультидисциплинарное издание, журнал синонимичен самому сообществу. Под одной обложкой можно найти самые разные идеи, которые представлены так, что они понятны и интересны разным людям. Ну и хотелось, чтобы это был не только умный журнал, но и красивое издание хорошего полиграфического качества.

Журнал ориентирован на людей, которым интересно, что происходит в современной науке. В первую очередь - на гумбольдтовское сообщество. В будущем хотелось бы, чтобы издание освещало в целом сегмент российско-германских отношений и включало в круг читателей не только людей, которые производят научные знания, но и тех, кто их может во что-то материальное воплотить. Хотелось бы выполнять важную социальную функцию связующего звена.

- Связь науки и бизнеса. Как это будет происходить на практике?

- Читателями и рекламодателями издания могли бы стать все те, кто составляет "немецкий мир" в России. В Москве полным-полно немецких прачечных, стоматологических практик, магазинов мебели. Я обзвонила эти точки и с изумлением узнала, что люди никогда не бывали в Германии. То есть существует какой-то такой свой мир. И мне хотелось бы, чтобы все эти люди были каким-то образом объединены. Сегодня самая лучшая политика – это наука, как сила, которая может вносить разумное зерно.

- В чем основные трудности взаимодействия научных институтов в России с представителями бизнеса?

- Сегодня в России тысячи аккредитованных немецких фирм. Экономические контакты достаточно значительные. Но у каждой из этих фирм свое представление о целевой аудитории. Например, когда звонишь в фирму строительных материалов, то они говорят, что журнал не охватывает их целевую аудиторию. Каждый бизнес ищет возможности связаться с тем слоем населения, который принесет немедленные дивиденды. А представление о том, что научные и социальные контакты - это протяженные во времени контакты, пока отсутствует. Главная проблема связана с ограниченным во времени обзором того, что будет завтра.

- Развитие науки невозможно без притока молодых кадров. Насколько область научных исследований привлекательна для молодых специалистов сегодня?

- Конечно, у нас были значительные провалы в течение целых поколений. Нельзя сказать, что сегодня к науке проснулся бурный интерес. Например, из года в год все меньше людей из России подают заявки на получение стипендий фонда Гумбольдта. Но все меняется.

В этом году я вхожу в состав комиссии по отбору претендентов на получение стипендии федерального канцлера. Перед нашими глазами прошло 20 претендентов – и я была поражена тому, сколько интересных людей среди новых претендентов. Это люди, увлеченные своим делом, знающие несколько языков, могущие свободно рассуждать на самые разные темы. В ситуации нестабильности, когда у молодежи потеряны ориентиры, прорастают новые мощные интересы к научным знаниям. Российское общество находится в позитивном изменении.

- Ну а какое будущее вы, как член правления Московского гумбольдтовского клуба, предвещаете программам научного обмена, в частности с Германией?

- У этих программ есть сегодня большое политическое подспорье. Был объявлен российско-германский год образования, науки и инноваций, запланировано много мероприятий. Но важны даже не столько организованные мероприятия. Ведь занятие наукой – это исключительно дело одиночек, индивидуалистов. И сегодня индивидуальные контакты в науке поддерживаются на уровне большой политики. Есть также стремление поддержать это еще и финансово. Это очень благоприятный фон.