Эксперт: Cредний класс в ФРГ сокращается, но причин для беспокойства нет | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 14.12.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Эксперт: Cредний класс в ФРГ сокращается, но причин для беспокойства нет

Эрик Тоде объяснил DW, почему в Германии сокращается доля среднего класса.

Фонд Бертельсмана (Bertelsmann-Stiftung) и Немецкий институт экономических исследований (DIW) пришли к выводу, что за последние 15 лет доля среднего класса в Германии снизилась с 65 до 58 процентов от всего населения. Эрик Тоде (Eric Thode) - ведущий эксперт Фонда Бертельсмана по рынку труда. В интервью DW он объяснил происшедшие изменения, а также нарисовал финансовый портрет представителя немецкого среднего класса.

DW: Господин Тоде, не успело появиться ваше исследование, как многие газеты вышли с заголовками: "Драматическое сокращение среднего класса в Германии". Насколько они оправданы?

Эрик Тоде

Эрик Тоде

Эрик Тоде: Мы в нашем исследовании и в сообщениях для печати такое словосочетание не употребляли. Это было бы преувеличением. Тем более что часть изменений - следствие политических мер, их можно рассматривать и как улучшение.

- Но Германия - страна, где средний и мелкий бизнес считается главной опорой экономики, а средний класс - опорой общества. Какие последствия может вызвать уменьшение среднего класса?

- Повторяю, сокращение его доли до 58 процентов беспокойства не вызывает. Но если тенденция сохранится, это будет означать, что социальные лифты плохо работают. То есть, человеку трудно своими силами добиться улучшения жизни, или, хуже того, люди разуверятся в такой возможности. На этом базируется вся социальная рыночная экономика: это не машина распределения, обеспечивающая равенство результатов. Нет, смысл в равном распределении шансов.

- Давайте мы к этому еще вернемся, но сначала выясним, кто, собственно, в Германии может относить себя к среднему классу?

- Критериев много. Мы взяли самый ходовой: это те люди, чьи доходы составляют от 70 до 150 процентов от среднестатистических. Тут надо учитывать и семейное положение. Минимальный доход одинокого человека должен составлять от 1130 евро в месяц до 2420 евро в месяц. Это "чистый" заработок, после вычета налогов и социальных отчислений - в пенсионную и больничную кассу, страхования по безработице и так далее. А семья с двумя детьми должна иметь в своем распоряжении от 2370 до 5080 евро.

- Здесь учитываются только зарплаты или и доходы с состояний - недвижимости, ценных бумаг и так далее?

Контекст

- Мы исходили только из месячного заработка. Но и по наличию капитала можно установить средний класс - это те, у кого есть сбережения от 12,5 до 100 тысяч евро.

- Такие малые цифры меня поражают. Все говорят о поколении наследников. То есть, сейчас наследуются состояния, накопленные бережливым послевоенным поколением - дома, акции, счета на сберкнижках…

- Точно. Но вы не учитываете простой факт: чтобы кто-то получил наследство, другой человек должен умереть. Для статистики смена владельца ничего не меняет.

- Господин Тоде, вот вы его и описали, представителя среднего класса в Германии. Но давайте попробуем сравнить: немецкий средний класс богаче или беднее, чем средний класс в Италии, например, или в Румынии?

- Это с какой стороны посмотреть. Если бы Евросоюз был одной страной, и мы по единым критериям вычислили средний класс, то в Германии он составлял бы 50 процентов. Во многих "старых" странах ЕС, особенно в Дании и Швеции, доля среднего класса выше. Но и во Франции, и в Австрии тоже. Если сравнивать с "новыми" странами, с Восточной Европой, то там его доля ниже. А вот если вычислять средний класс для каждой страны отдельно, исходя из средних доходов в этой стране, то немцы окажутся где-то в середине. Конечно, у представителя среднего класса в Германии гораздо больше денег, чем в Румынии.

- Теперь вернемся к социальным лифтам. Почему они действуют хуже, чем раньше?

- Тут два ключевых момента. Первый - найти рабочее место после учебы или потери работы. Второй - добиться повышения зарплаты и статуса на этом рабочем месте. Раньше трудно было найти рабочее место, но если уж устроился, повышение шло автоматически. Реформы на рынке труда привели к тому, что найти рабочее место стало проще, но получить повышение - труднее.

- Но не связано ли это и с тем, что в Германии быстро растет доля жителей с миграционными корнями?

- Да, это отчасти так. Реформы повысили шансы на рынке труда и для людей с низкой квалификацией, а среди них особенно много мигрантов.

- В Германии сильны патерналистские настроения. Мы все ждем милостей от государства, социальной справедливости...

- Государство может многое, но не все. Например, оно не может изменить демографическую ситуацию. В Германии все больше одиноких людей, в частности, матерей-одиночек. И это тоже ведет к сокращению доли среднего класса.

Что в силах государства - это перераспределение, у нас прогрессивный подоходный налог. Кто мало зарабатывает, вообще налогов не платит, а получает дотации, например, на жилье. А чем больше человек зарабатывает, тем выше процент налогообложения.

- Фонд Бертельсмана и раньше проводил подобные исследования. Что говорит ваш опыт: политики к вам прислушиваются или нет?

- У нас нет инструментов политического давления, мы указываем на проблемы, а политики принимают это к сведению. Но в Германии много социологических исследовательских центров и фондов. Если большинство из нас приходит к сходным выводам, политики вынуждены реагировать.

Смотреть видео 02:44
Now live
02:44 мин

Особенности немецкого предрождественского шопинга

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама