Эксперт: Возобновляемая энергетика стала конкурентоспособной | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW | 07.11.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Эксперт: Возобновляемая энергетика стала конкурентоспособной

Строить новые газовые и угольные электростанции в ФРГ и ЕС больше не имеет смысла, утверждает в интервью DW специалист швейцарского аналитического института Prognos Франк Петер.

Аналитический институт Prognos со штаб-квартирой в швейцарском Базеле и филиалами в нескольких городах Германии вот уже пять десятилетий проводит по заказу государственных органов и частных фирм со всей Европы исследования на социально-экономические темы, специализируясь при этом на долгосрочных прогнозах. Эксперт этого института Франк Петер (Frank Peter), инженер по образованию, смоделировал развитие немецкого рынка электроэнергетики на период до 2055 года. В интервью DW он рассказал о важнейших выводах своего доклада, опубликованного в октябре 2013 года.

DW: В своем исследовании вы сравнили себестоимость производства электроэнергии с помощью различных технологий, использующих как ископаемые, так и возобновляемые источники. К каким результатам вы пришли?

Франк Петер

Франк Петер

Франк Петер: Главный результат состоит в том, что отныне себестоимость электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников, будет в Германии приблизительно такой же, как и у продукции традиционных электростанций. Хотя, естественно, скажутся региональные различия. Так, на севере страны самой выгодной окажется ветряная энергетика. В долгосрочном плане, а речь идет о периоде в 40 лет, себестоимость киловатт-часа составит менее 6 евроцентов. Если в этом же регионе построить угольную электростанцию с новейшим оборудованием, то ее продукция обойдется в 8 центов. Стоимость электроэнергии, вырабатываемой как высокоэффективной газотурбинной, так и крупной солнечной электростанцией, превысит на немецком севере 9 центов.

- Попытка спрогнозировать цены на 40 лет вперед может вызвать недоумение, однако инвестору, вкладывающему сегодня деньги в строительство электростанции, которой как раз и предстоит поработать несколько десятилетий, нужны хоть какие-то ценовые ориентиры. Но вы начали говорить про региональные различия…

- Если же взять юг Германии, то там другие природные условия - больше солнца, меньше ветра. Поэтому там куда выгоднее строить крупные солнечные электростанции: их продукция в перспективе будет стоить порядка 7,5 цента за киловатт-час. А электроэнергия, получаемая из ветра, окажется на юге существенно дороже и обойдется примерно в 9 центов.

- Итак, вы утверждаете, что в Германии возобновляемая энергетика как раз сейчас становится или даже уже стала конкурентоспособной. Какие последствия это будет иметь для немецкой энергетики в целом?

- Электроэнергия, получаемая с помощью солнца и ветра, зависит от погоды. В этом ее главный недостаток. Поэтому необходимо научиться регулировать ее производство и потребление. Вот тот главный вызов, с которым предстоит справиться в ходе продолжающейся кардинальной переориентации немецкой энергетики.

- А как к вашим выводам относятся в крупных немецких энергетических компаниях, которые по-прежнему широко используют уголь и природный газ, импортируемый, в частности, из России?

- Результаты исследования не стали откровением для операторов традиционных электростанций. Ведь Prognos, опираясь на те же самые банки данных и приходя к аналогичным выводам, готовит экспертизы и для таких энергетических концернов, как E.ON, RWE, Vattenfall, а также для крупных коммунальных электростанций. Основная проблема для всех этих энергокомпаний состоит не в конкуренции со стороны возобновляемых источников, а в том, что падает рентабельность их традиционных электростанций.

- Что делать в такой ситуации? Немецкие энергокомпании уже обнародовали планы отключения 28 энергоблоков на своих угольных и газовых электростанциях, однако некоторые из них правительство сочло системообразующими и закрывать запрещает.

- Сложившиеся на энергетическом рынке структуры пока еще не приспособлены к новейшим трендам. В настоящий момент мы имеем, с одной стороны, большое количество ветряной и солнечной электроэнергии, объемы которой, однако, резко колеблются из-за постоянно меняющихся погодных условий. С другой стороны, мы имеем традиционные электростанции, которые нужны в качестве резервных мощностей на случай, если солнце не светит и ветер не дует. Теперь нам предстоит пройти трансформационный процесс, нам нужна новая архитектура рынка, отражающая современные реалии. Необходимо выработать условия, при которых в будущем могли бы рентабельно работать газовые и частично даже угольные электростанции. Это - одна из ключевых задач для формирующегося сейчас нового правительства Германии.

- Вы упомянули падающую рентабельность традиционных электростанций - газовых и угольных. Это ведь уже привело к тому, что в Германии инвесторы перестали их строить и даже проектировать.

- Совершенно верно! Вспомните различные проекты последних лет, связанные с газовыми и угольными электростанциями: они заморожены на неопределенный срок. У энергокомпаний сейчас другая задача - сделать так, чтобы из-за падающей рентабельности не пришлось отключать непропорционально много действующих традиционных установок.

- Мы пока говорили о Германии. А какова ситуация в целом в Европейском Союзе: там еще собираются строить газовые и угольные электростанции?

- Мне ничего не известно о том, чтобы в настоящий момент где-нибудь в Центральной Европе проектировались или строились подобные электростанции, если не брать отдельные нишевые проекты или сооружение теплоэлектроцентралей. Так что мы имеем дело вовсе не с немецким феноменом, а с общеевропейским трендом. В других странах ЕС, в том числе и в Южной Европе, тоже нет сейчас инвестиций в традиционные технологии производства электроэнергии.

- Южная Европа богата солнцем. Имело бы смысл поставлять оттуда солнечную энергию в Центральную Европу?

- В Южной Италии, Южной Испании или Греции себестоимость электроэнергии, полученной с помощью солнца, в долгосрочной перспективе может составить в среднем от 5 до 6 центов за киловатт-час. Однако транспортировка этой энергии в Германию обошлась бы дополнительно как минимум в 2,5 цента. Так что у солнечной энергии из Южной Европы нет ценовых преимуществ перед той, что генерируется солнечными электростанциями в самой Центральной Европе.

- Получается, что идея проекта Desertec поставлять в Центральную Европу электроэнергию из богатых солнцем и ветром регионов Северной Африки устарела?

- Учитывая быстро снижающуюся себестоимость возобновляемой энергетики, транспортировка электроэнергии на большие расстояния становится сегодня все более бессмысленной. Но вот что, несомненно, имеет смысл, так это соединить между собой как можно больше установок, работающих на возобновляемых источниках, на как можно более широком географическом пространстве. Такая система станет хорошей альтернативой традиционным электростанциям, ведь существенно возрастут возможности получать энергию от тех установок, которые в данный момент имеют благоприятные погодные условия для ее производства.

- Могли бы другие страны Европейского Союза развивать возобновляемую энергетику точно так же, как Германия?

- Нет. Возьмем, к примеру, Грецию. Там куда более высокие расходы на проектирование, на процесс получения соответствующих разрешений и на подключение к сети. К тому же в Германии под сооружение установок, работающих на возобновляемых источниках, можно получить очень выгодные кредиты. В Южной Европе вам придется платить куда более высокие проценты.

Реклама

Новости

Контекст