Туркмения-2011: Ниязовский маятник продолжит качаться | Туркмения | DW | 06.01.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Туркмения

Туркмения-2011: Ниязовский маятник продолжит качаться

По оценкам независимых наблюдателей, в 2010 году в Туркмении лишь усугубилась стагнация. Эта тенденция будет характерна для страны и в 2011 году.

Бердымухамедов, еще вице-премьер, встречает президента Ниязова

Бердымухамедов встречает Ниязова

Один из распространенных способов делать политические прогнозы - это определять тенденции, имеющиеся сегодня, а также основные факторы, которые могут на них повлиять, а затем экстраполировать эти тенденции на будущее. В отношении Туркмении, судя по оценкам инсайдеров, прогноз сделать проще, чем в отношении любой другой республики региона. Поскольку политика Ашхабада определяется настроением и взглядами одного человека, а взгляды эти уже известны.

"Ниязов не умер"

"Через четыре года президентства Бердымухамедова мы имеем новый культ личности, абсолютный диктат главы государства, тотальный контроль спецслужб за жизнью граждан. "Черные списки" невыездных не только сохраняются, но и пополняются, - говорит лидер оппозиционной республиканской партии Туркменистана в изгнании Нурмухамед Ханамов. - В середине прошлого года был утвержден новый список. Бердымухамедов уволил ряд чиновников. Они все автоматически попадают в этот список. Если в других государствах все же есть какое-то движение, то здесь как будто время остановилось, а Ниязов не умер" .

Нурмухамед Ханамов у здания Deutsche Welle

Нурмухамед Ханамов у здания Deutsche Welle

В подтверждение своих слов Ханамов приводит следующие примеры: "О многопартийности Бердымухамедов впервые заявил в феврале 2010 года, укрепил свой тезис в середине мая на Халк Маслахаты, где предложил создать крестьянскую партию. Но уже в июле призвал не торопиться с введением многопартийности, а также с созданием негосударственных СМИ. Как это понимать?"

По словам оппозиционера, в Туркмении при Бердымухамедове в той же мере, как раньше при Ниязове, слово главы государства - закон. "Поэтому если бы он хотел, чтобы страна была многопартийной, чтобы в ней были свободные СМИ, то его слова взяли бы на вооружение уже на следующий день. Но это говорится не для того, чтобы провести демократические реформы, а для того, чтобы убедить мировое сообщество в том, что страна движется по пути таких реформ. Даже ОБСЕ Бердымухамедов призвал учесть специфику страны. Это говорит о том, что реформ как не было, так и не будет", - полагает Нурмухамед Ханамов.

Доверчивым гражданам доходчиво объяснили…

Корреспондент Deutsche Welle Дурды Назаров отмечает, что после февральского заявления Бердымухамедова ряд граждан направил в министерство справедливости документы на регистрацию собственных партий. Некоторые из этих граждан после этого были вызваны в Генеральную прокуратуру, где им разъяснили, что от подобной идеи следует отказаться. Другие не получили никакого ответа, а один "доверчивый гражданин" получил срок по уголовному делу о коммерческих махинациях, которое инсайдеры оценивают как надуманное.

При этом в декабре 2010 года туркменская делегация подписала итоговую декларацию саммита ОБСЕ в Астане, где второй пункт подчеркивает важность соблюдения прав человека на пространстве ОБСЕ. Дает ли это возможность организации, пост председателя которой в 2011 году заняла Литва, оказать на официальный Ашхабад политическое давление и подтолкнуть его к развитию гражданского общества? Немецкий эксперт Михаэль Лаубш (Michael Laubsch) в интервью Deutsche Welle напоминает, что в прошедшие годы Запад уже оказывал политическое давление на Ашхабад. Но изменений ни в политической системе, ни в развитии гражданского общества за этим не последовало.

"Я считаю достижением Казахстана то, что Туркмения, равно как и Узбекистан, поставили под итоговым документом саммита ОБСЕ свои подписи. Но не зря говорят, что бумага все стерпит. Подписание документа еще не способно вынудить Ашхабад к реальному развитию гражданского общества. Ведь Туркмения и раньше подписывала общие положения ОБСЕ, обязывающие участниц организации, например, к проведению свободных выборов с тайным голосованием, к созданию партий, развивающихся отдельно от государства. Но этого не произошло. Конечно, Литва в 2011 году может постараться проявить последовательность и поставить перед Ашхабадом эти вопросы. Однако, как уже мы видели, в отношениях с Европой он сразу же извлекает из рукава "газовый козырь". А Евросоюз в этой связи старается не заострять проблемы с правами человека, объясняя это вниманием к вопросам энергетической безопасности", - говорит Михаэль Лаубш.

Газовый козырь и игра в маятник

"Газовый козырь", по мнению немецкого эксперта, останется тем основным фактором, который определит внешнюю политику республики в 2011 году: "Я уверен, что президент Бердымухамедов и его правительство продолжат тактику "маятника", раскачивающегося между различными сторонами, заинтересованными в туркменском газе. Они не станут определять и фиксировать свои долгосрочные приоритеты. С одной стороны, они постараются не потерять Россию в качестве близкого партнера, но на выгодных для себя условиях. С другой стороны, они будут давать понять, что если эти условия не будут соблюдены, то Ашхабад качнется в другую сторону - к Европе или к Китаю".

Михаэль Лаубш

Михаэль Лаубш

Такая тактика маятника служит "выбиванию" инвестиций, объясняет Михаэль Лаубш. Но, по его словам, и Европа не спешит загонять Ашхабад в угол и требовать более четких обязательств, нежели те неясные сигналы, которые слал в Брюссель и Вену Туркменистан в 2010 году в отношении участия в проекте "Набукко". Консорциум "Набукко" не говорит, что пока оставляет туркменский газ в качестве опции "за скобками" и концентрируется на газе из Азербайджана. Так что в 2011 году следует ожидать новых переговоров по привлечению туркменского газа к проекту. И здесь многое зависит от экономических показателей самого "Набукко". Пока, судя по определенным гарантиям финансирования, озвученным ЕБРР и Всемирным банком в конце 2010 года, можно предположить, что проект продолжит существование в 2011 году".

Туркменам год от году не легче

Однако социальное положение населения эта игра в "маятник" вряд ли улучшит. По словам Нурмухамеда Ханамова, социальные вопросы в стране стоят крайне остро, но внимания им не уделяют. Надеяться на лучшее в 2011 году пока нет оснований. "С одной стороны, Бердымухамедов пытается "замазать глаза" мировому сообществу. Например, он подчеркнул, что Туркменистан может помочь решить крупные социальные вопросы в Афганистане. Я понимаю, это может сказать человек, в чьей стране имеется огромный опыт в этом вопросе. А когда у тебя поголовная безработица, результат которой - нищета, то о какой помощи в социальных вопросах может идти речь! У тебя же есть газ, так почему ты в своей стране не решаешь эти вопросы?" - вопрошает Ханамов.

Вместо того чтобы создавать новые рабочие места, власть, как и при Ниязове, возводит дворцы, например Дворец Конгресса, и всевозможные нерентабельные объекты, говорит туркменский оппозиционер. "Но один Ниязов построил несколько таких дворцов. Далее, возводятся новые здания МИДа, министерства образования, министерства сельского хозяйства, огромный монумент Конституции. На это уходят огромные средства. По сравнению с временами Ниязова, совершенно ничего не изменилось. Наоборот, ниязовщина усугубляется", - утверждает Ханамов.

Автор: Виталий Волков
Редактор: Наталья Позднякова

архив:

Контекст

Реклама