Триумф ″Женщины без тени″ в Баварской государственной опере | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 10.12.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Триумф "Женщины без тени" в Баварской государственной опере

Постановка оперы Рихарда Штрауса в Мюнхене стала дебютной для Кирилла Петренко в качестве музыкального руководителя одного из самых известных в Германии оперных театров.

Смотреть видео 00:34
Now live
00:34 мин

Сцена из 1 акта

Как и летом в Байройте, чрезмерные выражения восторга со стороны публики несколько смущают маэстро. Он раскланивается наскоро, держится с краю сцены, жестами "передает" признание зала оркестру и певцам. "На Пушкина похож!" – восторженно восклицает моя немецкоязычная соседка по седьмому ряду партера. "По крайней мере, ростом", - соглашается с ней еще один знаток окололитературных банальностей.

Золотая эпоха серебряного века

Кирилл Петренко, австрийский дирижер, выходец из бывшего СССР, - долгожданная звезда, принятая гостеприимной Баварией с распростертыми объятьями. В нем лучший сегодня оперный театр страны обрел не только преданного слугу, но и гордого властителя классического немецкого репертуара, во главе которого стоят произведения двух Рихардов: Вагнера и Штрауса (Richard Wagner, Richard Strauss).

Кирилл Петренко

Кирилл Петренко

"Для меня огромное счастье и невероятная честь начать мою работу в Мюнхене именно с "Женщины без тени", - подчеркнул Петренко в официальном заявлении (он воздерживается от прямых контактов с прессой).

Невероятно, но факт: эта самая сложная из опер Штрауса за без малого сто лет своей сценической жизни впервые прозвучала без каких-либо сокращений. До сих пор партитура, которая считалась слишком затянутой, исполнялась с теми или иными купюрами. "На дворе XXI век, и пора уже исполнить эту музыку так, как она написана", - считает Кирилл Петренко.

В большом стиле

Упоительная, завораживающая музыка Штрауса предстает в исполнении оркестра Баварской государственной оперы под управлением Петренко во всей своей безупречной красоте, в идеально сидящем, подогнанном по фигуре акустическом наряде. Премьере предшествовали рекордные тридцать ("О!" – воскликнут знатоки театральных реалий) сценических репетиций. Случайности были практически исключены, и мы услышали идеально сбалансированную, продуманную, безупречную до последней ноты музыкальную феерию.

Три с половиной года я живу с тобой: диалог Барака (Вольфганг Кох) и его жены (Елена Панкратова) мог бы прозвучать в иной супружеской спальне и сегодня

Сцена из оперы: диалог Барака (Вольфганг Кох) и его жены (Елена Панкратова)

Критик газеты Süddeutsche Zeitung Райнхард Брембек (Reinhard Brembeck), имевший на правах мюнхенца больше возможности познакомиться с творческим методом нового художественного руководителя, пишет о том, что Петренко отработал с оркестром некую систему "музыкальных модулей" (понятие "лейтмотив" применимо здесь лишь отчасти). Это позволяет дирижеру и оркестру сконцентрироваться во время исполнения на глобальной драматургии, нарастающей энергетике спектакля.

Варликовский против Гофмансталя

На польского режиссера Кшиштофа Варликовского, "одомашненного" баварцами восточноевропейского бунтаря, была возложена непростая задача "обезвреживания мин", обильно заложенных в сюжет "Женщины без тени" поэтом серебряного века и либреттистом Гуго фон Гофмансталем (Hugo von Hoffmansthal) и композитором Рихардом Штраусом.

Гуго фон Гофмансталь

Гуго фон Гофмансталь

"Женщина без тени" - своего рода парафраз "Волшебной флейты". Как и у Моцарта, в центре происходящего - две пары: "высокая" (Император и Императрица) и "низкая" (Красильщик Барак и его Жена). Обе пары переживают кризис отношений по банальным для семейных конфликтов причинам: мужчины не понимают проблем и чаяний своих жен.

Гофмансталь и Штраус символически сводят это взаимное непонимание к желанию (или нежеланию) иметь детей. Императрица хочет родить ребенка, но не может, Красильщица - может, но не хочет. Отсутствие тени здесь - аллегория бесплодия. Гофмансталь строит в своей "гуманистической сказке" целый замок из аллегорий, тяжеловесность и запутанность которых неизменно препятствовали популярности оперы. То, что смысл существования (причем не только женского, но и мужского) в конечном итоге сводится к более чем консервативному требованию во что бы то ни стало оставить после себя детей, не может не вызывать уныние у современного постановщика.

Поляк Варликовский отчаянно бросился в этот омут и выплыл. Действие его постановки происходит в некоем элитном санатории. Еще до первых пьянящих тактов Кормилица (этакий Мефистофель в юбке) всаживает элегантной Императрице укол с каким-то зельем, явно не нейтрального типа воздействия. Так что далее действие можно трактовать как события на грани реальности и фантазии, грез и кошмара.

Удивительные фигуры – дети с соколиными головами, молчаливые демонические карлики, мускулистые проститутки мужского пола – населяют этот фантасмагорический мрачноватый мир, где переживают абсолютно реальные трагедии слабые мужчины и сильные женщины. "Я хотел создать мир, удаленный от реальности и одновременно абсолютно понятный", - сказал Варликовский в одном из интервью. После премьеры он вышел на сцену, еще не зная, что его ждет. Певцам пришлось вернуть его к жизни словами: "Кшиштоф, улыбнись! Это успех!"

Лучшие из лучших

Выбор исполнителей для этой постановки - результат кропотливой работы харизматичного директора баварской оперы Николауса Бахлера (Nikolaus Bachler), Кирилла Петренко и их коллег.

Учитывая, что премьере был заранее обеспечен максимальный медийный интерес (спектакль транслировался по центральным каналам телевидения и радио, о нем написала вся значительная пресса), в театре сделали все, чтобы заполучить лучших из лучших. На сцене - южноафриканский тенор Йохан Бота (Император), немецкий бас Вольфганг Кох (Wolfgang Koch, Красильщик), американская царица немецкого репертуара Дебора Поласки в роли Кормилицы и, наконец, две истинные примадонны: Адрианна Печонка (Императрица) и Елена Панкратова (жена Барака), российская певица,уже двадцать лет поющая в Западной Европе.

Мюнхен, 70 лет спустя

Ровно 70 лет назад, в 1943 году, здание баварской оперы, как и значительная часть Мюнхена, была разрушена во время бомбардировок. В 1963 году восстановленный оперный театр открылся именно постановкой "Женщины без тени", ставшей своего рода символом возрождения. Нынешняя премьера уже по одной этой причине должна стать символической вехой в истории Баварской оперы.

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама