Театральный мазохизм в Германии | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 21.08.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Театральный мазохизм в Германии

Какой зритель может выдержать театральные спектакли, продолжающиеся 5-6-8 часов и даже несколько дней? И, тем не менее, такие постановки в Германии модны.

Скоро начинается новый театральный сезон. Судя по предыдущему и по репертуарным планам на осень, очевидна необычная тенденция: продолжительность театральных вечеров увеличивается. Причем, слово "вечеров" здесь весьма условно. Уже перестали быть редкостью марафонские спектакли, длящиеся почти сутки. Чем вызвано столь порой гротескное увеличение продолжительности спектаклей?

Рабочий день в зале

Уже давно поговаривают о том, что театры, особенно получающие солидные бюджетные дотации, больше не ставят своей целью доставить удовольствие зрителю или рассказать ему о чем-то новом, незнакомом. Сегодня посещение некоторых спектаклей – это для зрителя акт самобичевания, мазохизма. Миновали времена, когда было модно ездить в Индию к какому-нибудь духовному учителю, проводить выходные на семинарах по укреплению самосознания, а также встречаться с единомышленниками для выполнения биоэнергетических упражнений. Сегодня достаточно купить билет в театр и после восьмичасового спектакля (полный рабочий день!) кое-как доползти домой, радуясь, что удалось высидеть все это время...

В свое время европейские театральные сообщества договорились, что для "обычного" зрителя спектакли будут продолжаться примерно 2-3 часа. Но даже двух часов порой не выдерживали богачи с претензией, сопровождавшие своих супруг на культурные мероприятия. Кстати, на спектаклях нередко спят и театральные критики, а потом для написания рецензии пользуются рассказами знакомых и собственной фантазией.

Кто придумал марафон

Для любителей острых ощущений с 70-х годов существует так называемый театральный марафон. Его придумал Петер Штайн (Peter Stein). Сначала он осуществлял различные сценические проекты, затем последовала постановка "Фауста", растянувшаяся на два дня (в общей сложности, 21 час "чистого" времени). А на Венский театральный фестиваль Штайн привез однажды мрачный спектакль на итальянском языке, поставленный как кошмарный сон по Достоевскому. Спектакль можно было бы без издержек укоротить наполовину.

В 2003 году Штефан Бахман (Stefan Bachmann) оставил Базель и, забрав с собой свою 8-часовую постановку пьесы Поля Клоделя "Шелковая туфля", отправился в мировое турне.

Контекст

В Норвегии во время театрального фестиваля в Бергене 2009 года зрители во время очень длинного действия пьесы Ибсена "Дикая утка" спокойно выходили из зала погулять и даже поесть в рыбных ресторанчиках в порту. В половину третьего ночи организаторы фестиваля вообще прервали спектакль, поставленный Вегардом Винге (Vegard Vinge) и Идой Мюллер (Ida Müller), так как в зале осталась только жалкая горстка зрителей (а, между прочим, к этому времени не закончился еще даже первый акт).

Берлин принимает норвежских эксцентриков

Зато в Берлине обоих норвежских эксцентриков объявили "культурным феноменом" за то, что они поставили в Берлине пьесу "Йон Габриэль Боркман", продолжавшуюся до 4 часов утра. Видимо у Берлина - повышенная потребность себя мучить, тем более что сегодня, как говорят, это очень модно. В том же Берлине Матиас Лилиенталь (Matthias Lillienthal), уходя с поста художественного руководителя театра Hebbel-am-Ufer, поставил пьесу по роману "Бесконечная шутка" Давида Фостера Уоллеса, которая продолжалась, в общей сложности, 24 часа и проходила в восьми (!) различных местах. Зрители, правда, не очень оценили "шутку".

А в Мюнхене в театре Marstall, являющегося филиалом известного театра Resi, состоялись сразу три премьеры, продолжавшиеся с 7 часов вечера до полуночи. Это еще было вполне гуманно.

Театр всегда жил за счет риска и авантюризма. Оригинальность театральных деятелей нередко объясняется желанием попасть в Книгу рекордов Гиннеса. Может, в этом и причина? Кто может поставить самый длинный спектакль? Кто в состоянии выдержать такие спектакли? Но как бы там ни было, в дураках остается зритель. Раньше утверждали, что театр должен быть увлекателен, как футбол. Сегодня, похоже, думают, что театр должен быть инструментом пытки. Актеры и режиссеры отдохнули, теперь с новыми силами они готовы занимать нас рекордное время. А надо ли?

Реклама