Таджикистан и Иран: отношения двух стран требуют перезагрузки | Центральная Азия - события и оценки | DW | 25.02.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Таджикистан и Иран: отношения двух стран требуют перезагрузки

Снятие международных санкций с Ирана может открыть новые горизонты отношений Тегерана с Душанбе. Воспользуются ли стороны такой возможностью, выясняла DW.

Железная дорога

Строительство железных дорог - один из возможных совместных проектов Таджикистана и Ирана

После отмены международных санкций в отношении Ирана многие государства спешат активизировать связи с Тегераном. К их числу пока не относится Таджикистан. Эксперты считают такую паузу временной и пытаются назвать сферы, где две персоязычных страны могли бы успешно взаимодействовать.

Взаимная пауза

Таджикистан приветствовал в январе снятие международных ограничений в торговле с Ираном. Но при этом публично пока не проявил стремления воспользоваться новыми возможностями. Дистанцируется и иранская сторона. В экспертном сообществе паузу в контактах называют несколько странной. Ведь Таджикистан всегда был одним из самых активных сторонников отмены международных санкций в отношении Тегерана и со многих международных трибун защищал право Ирана на развитие атомной энергетики в мирных целях.

"Сейчас мы видим, что Иран рвется заключить контракты со многими государствами мира. А Таджикистан остался в стороне. Это, мягко говоря, несправедливо", - посетовал в интервью DW историк-иранист из Душанбе Сайфулло Муллоджанов.

Два возможных фактора

Аналитик пытается объяснить такое положение дел и находит, как минимум, две причины, которые возможно тормозят отношения двух стран. Первый фактор - смещение акцентов во внешней политике Тегерана. "Иран при президенте-реформаторе Роухани больший упор делает на расширение связей с Западом. При этом меньше, чем при консерваторе Ахмадинежаде, обращает внимание на персоязычный мир", - рассказал эксперт.

Историк-иранист из Душанбе Сайфулло Муллоджанов

Историк-иранист из Душанбе Сайфулло Муллоджанов

Вторая возможная причина - фактор Партии исламского возрождения Таджикистана, которая судом была признана террористической и запрещена в стране. В конце 2015 года в Тегеране прошла исламская конференция, на которую иранская сторона пригласила скрывающегося за рубежом главу ПИВТ Мухиддина Кабири. Душанбе это воспринял болезненно и выразил протест.

По словам Муллоджанова, сторонам очень важно сейчас преодолеть расхождения. "Запрет ПИВТ в Таджикистане не должен повлиять на сотрудничество двух дружественных персоязычных стран. Сближающих тем куда больше", - говорит Муллоджанов и добавляет, что перезагрузка отношений вполне возможна.

Перспективные направления

Наблюдатели видят, как минимум, три направления, в которых Душанбе и Тегеран способны успешно сотрудничать. Это образование, безопасность, ну и, конечно же, экономика. Причем в этой области, как говорят эксперты, перспективными выглядят совместные инфраструктурные проекты, в том числе транспортные и энергетические.

"Иран менее подвержен влиянию мировых финансовых структур, а также глобальных и региональных держав. На этот фактор Душанбе может обратить внимание при поиске инвесторов для строительства объектов, которые важны для Таджикистана, но вызывают споры в Центральной Азии", - пояснил другой таджикский эксперт-иранист Касым Бекмухамедов. Среди подобных проектов - сооружение Айнинской ГЭС. Тегеран уже проявлял к ней интерес в 2011 году, но к практической работе так и не приступил из-за нехватки ресурсов на фоне санкций. "Не исключено, что теперь стороны могут вернуться к этой теме", - отметил Бекмухамедов.

Эксперт-иранист Касым Бекмухамедов

Эксперт-иранист Касым Бекмухамедов

Вода и дороги

По словам аналитика, взаимные выгоды сулит и программы экспорта чистой питьевой воды из Таджикистана в Афганистан и далее в Иран. "Иран ежегодно сталкивается с дефицитом воды. Теперь, когда у Тегерана открылись новые финансовые возможности, можно говорить о возвращении и к этому проекту", - предположил Бекмухамедов.

Наблюдатели считают, что стороны могут сотрудничать и при строительстве железных дорог. При этом тут же вспоминают маршрут Таджикистан-Афганистан, который способен обеспечить Душанбе выход на Туркмению и Иран. "Два года назад была запущена трасса Казахстан-Туркменистан-Иран. Душанбе мог бы заинтересовать иранскую сторону возможностью подключения к этой линии через афганскую провинцию Балх. А там уже открываются сразу два новых направления движения поездов - в бассейн Персидского залива и в Россию", - считает эксперт аналитической группы "Евразийское развитие" Джамшед Мамаджанов.

Россию сближение не будет раздражать

Эксперты допускают, что эти и другие проекты стороны обсудят уже скоро, причем на высшем уровне. Пока неизвестно, встретятся ли традиционно лидеры двух стран в дни празднования Навруза. Но вполне вероятно, что главы государств пересекутся на полях саммита ШОС в Ташкенте и что после этих переговоров отношения могут выйти на новый уровень.

Эксперты задаются вопросом, как может воспринять Россия предполагаемое сближение Ирана и Таджикистана в будущем - ведь Москва традиционно ревниво относится к появлению любых игроков в Центральной Азии. Но особой тревоги по этому поводу аналитики пока не испытывают. "В политическом, военном и экономическом плане позиции Москвы и Тегерана совпадают. А это значит, что взаимодействие Тегерана и Душанбе не должно вызвать критичной реакции или раздражения со стороны РФ", - считает Сайфулло Муллоджанов.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:56
Now live
01:56 мин

Жизнь после санкций: 5 фактов о новых планах Тегерана (18.01.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме