Судьи закрыли дело архангельского историка Супруна | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 08.12.2011

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Судьи закрыли дело архангельского историка Супруна

8 декабря в Архангельске судьи вынесли по "делу историков" более мягкий вердикт, чем ожидалось. Обвиняемые - профессор Супрун и полковник милиции в отставке Дударев - с приговором не согласны и собираются его обжаловать.

Михаил Супрун

Михаил Супрун

Октябрьский суд Архангельска в четверг, 8 декабря, постановил прекратить уголовное дело в отношении доктора исторических наук, профессора Поморского государственного университета Михаила Супруна "в связи с истечением сроков давности". Супруна обвиняли в нарушении неприкосновенности частной жизни, а именно - в незаконной передаче архивных данных об интернированных и репрессированных немцах Немецкому Красному Кресту.

Второму обвиняемому - полковнику МВД в отставке, бывшему начальнику информационного центра при УВД Архангельской области Александру Дудареву, инкриминировали превышение служебных полномочий. Дударева в итоге приговорили к одному году лишению свободы условно с испытательным сроком один год.

Повод для возбуждения дела

Поводом к возбуждению уголовного дела послужили заявления нескольких граждан, которые просили привлечь к уголовной ответственности лиц, по их мнению, незаконно получивших и распространивших данные о частной жизни их самих либо их родственников.

В 2007 году Михаил Супрун обратился в информационный центр при УВД Архангельской области с просьбой предоставить данные о репрессированных этнических немцах для издания книг памяти. Финансирование работ брал на себя Немецкий Красный Крест. Между Поморским университетом и немецкой стороной был заключен соответствующий договор.

Впереди - Конституционный суд

Александр Дударев

Александр Дударев

В беседе с корреспондентом Deutsche Welle Михаил Супрун заметил: "Мы вместе с нашим адвокатом выступали как раз за обвинительный вердикт, поскольку в этом случае у нас есть право обратиться в Конституционный суд РФ. Или, по крайней мере, получить комментарий суда по этому делу касательно определения понятия "личная тайна", которое в законе не прописано".

Во время оглашения вердикта самого Супруна в зале суда не было. До конца декабря он находится в служебной командировке в Польше, где собирает материалы о судьбах репрессированных поляков. Однако в телефонном разговоре историк подчеркнул, что непременно вернется в Россию. "Своим возвращением я должен показать, что чувствую себя достаточно уверенно, поскольку абсолютно невиновен", - пояснил профессор.

Его адвокат Иван Павлов оценил вынесенный вердикт так: "Не было задачи посадить кого-нибудь. Была задача напугать, и с этой задачей судьи справились блестяще. Пользуясь выражением президента России, они просто "кошмарят" историков и архивистов".

Индикатор уровня демократии в России

Павлов подчеркнул, что зарубежная общественность постоянно проявляет большое внимание к "делу архангельских историков". "Разумеется, и нам самим, и нашим зарубежным партнерам хотелось бы, чтобы России развивалась в направлении демократизации", - отметил адвокат.

Адвокат Иван Павлов

Адвокат Иван Павлов

Вместе с тем, по словам Ивана Павлова, своих ресурсов у представителей российского гражданского общества порой не хватает: "Нет у России долгой истории уважения демократических ценностей, в том числе права на доступ к информации. А ведь по таким делам мировая общественность судит об уровне демократии в нашей стране", - подчеркивает Павлов и добавляет, что информационная поддержка процесса по делу Супруна - Дударева, оказываемая как российскими, так и немецкими СМИ "очень важна для тех, кто отстаивает свободу доступа к архивам".

"Никакого состава преступления здесь нет!"

В свою очередь Александр Дударев ссылается на приказ, подписанный министром внутренних дел РФ и директором ФСБ, где говорится, что установочные данные по делам, хранящимся в архивах, могут быть использованы учеными-историками без согласия родственников тех, кого эти данные касаются. "Так что никакого состава преступления здесь нет! Хотя, прокуратура, конечно, стоит на своем", - разводит руками Александр Дударев.

Многие бывшие сослуживцы Дударева при личных встречах выражают ему сочувствие и поддержку. "При встрече со мной ребята, с которыми я служил, говорят: это бред какой-то! И ни одного упрека с их стороны или хотя бы сомнения в моей правоте я ни разу не слышал", - утверждает Александр Дударев.

Автор: Владимир Изотов, Санкт-Петербург
Редактор: Владимир Дорохов

Контекст