Станцию метро в Берлине не отдадут ни ″маврам″, ни Глинке? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 09.07.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Станцию метро в Берлине не отдадут ни "маврам", ни Глинке?

В Германии продолжают спорить о переименовании станции берлинского метро. Предложение переименовать ее из "Улицы мавров" в "Улицу Глинки" встретило сопротивление.

Станция метро в Берлине Улица мавров

Станция метро в Берлине "Улица мавров"

Напомним, что с инициативой переименования станции метро "Улица мавров" выступило 3 июля Берлинское управление общественного транспорта BVG. Почему именно сейчас столичная транспортная компания просигнализировала готовность дать новое имя станции метро со спорным названием? Ведь дискуссии о переименовании улицы Mohrenstraße, название которой многими в Германии воспринимается как дискриминационное, ведутся уже давно, не менее десяти лет. BVG объясняет это практической целесообразностью: в декабре завершается строительство новой линии метрополитена U5, поэтому все равно придется обновлять карты транспортной сети. А это огромные затраты, подчеркивает в интервью Spiegel представитель BVG Петра Нелькен (Petra Nelken). "Так что мы подумали: сейчас самое время убрать и это оскорбительное название", - заявила она немецкому журналу. 

В качестве нового названия для станции метро компания предлагает "Улицу Глинки". И это решение носит исключительно прагматический характер. Новое название, поясняют в BVG, должно, в первую очередь, помогать людям ориентироваться в городе. Пассажир, выходящий на станции метро "Бундестаг", имеет право ожидать, что обнаружит поблизости здание немецкого парламента. "Поэтому мы изучили близлежащие улицы и обнаружили Глинкаштрассе, - объясняет пресс-секретарь компании Петра Нелькен. - Глинка был русским композитором и считается отцом русской оперы. Мы подумали: "Почему бы и нет?". Михаил Иванович Глинка (1804-1857) часто бывал в Берлине, провел там последний год своей жизни и умер в Берлине.

Глинка - плохой выбор?

Несмотря на то, что дискуссии о переименовании станции метро и соответствующей улицы в центральном берлинском районе Митте ведутся уже не первый год, инициатива BVG вызвала неоднозначные реакции. Некоторые немецкие СМИ, в частности, Bild и Berliner-Zeitung, сочли неудачным выбор в пользу Михаила Глинки, который, по мнению обозревателей данных изданий, не был чужд антисемитизма. Берлинскийеженедельник Jüdische Allgemeine опубликовал комментарий о инициативе переименования под заголовком "Плохой выбор". В качестве одного из аргументов приводится симфоническая трагедия Глинки "Князь Холмский", в сюжете которой развивается фабула еврейского заговора.

В комментарии BVG говорится, что транспортная компания во время изучения посвященной Глинке статьи Wikipedia не обнаружила на тот момент никаких данных, говорящих о предположительном антисемитизме композитора. Компания не настаивает на переименовании станции метро именно в честь Михаила Глинки, а просто подыскивала альтернативу спорному слову "мавр".

Дискуссии о "болезненном" прошлом лучше, чем его "нивелирование"

От поспешных решений в этом вопросе предостерегает берлинский культуролог Вольфганг Кашуба (Wolfgang Kaschuba). "Будет очень трудно найти в истории добродетельных людей, имена которых можно совершенно безбоязненно использовать в качестве топонимов", - сказал директор Института европейской этнологии при университете Гумбольдта в интервью газете Tagespiegel. В то же время Кашуба приветствовал "тот факт, что мы вообще обсуждаем колониальную историю". При этом следует понимать, что дискуссия о переименовании улиц выводит на первый план "сложные и болезненные" пласты истории. Разбираться во всех этих предположительно уничижительных или оскорбительных названиях следует, отметил историк, не только с позиций нашего времени, но и с исторической перспективы. 

Что касается улицы Моренштрассе, отметил Вольфганг Кашуба, то в сообществе историков преобладает мнение, что термин "мавр" изначально в большей степени указывал на региональное происхождение из Мавритании, чем на цвет кожи. Кроме того, мавр олицетворял врага, особенно в южной Европе: "Он был завоевателем, а не рабом". Итальянский город Отранто, например, до сих пор помнит о казни 800 христиан, которые отказались принять ислам в 1480 году. Только в XVIII веке, в ходе европейских колониальных завоеваний, мавр в коллективном сознании превратился из "преступника" в "жертву".

Кашуба подчеркнул, что "непричесанный исторический ландшафт, в котором мы находим помимо прочего наши собственные ошибки, поражения и деяния" лучше, чем "нивелированный", потому что он является "более разумной основой для коллективного осмысления прошлого". Названия улиц, университетов, памятников или площадей могут быть "камнями преткновения истории". "Стирание темных пятен также очистит и наши книги по истории", предупредил историк. Важно, однако, по его словам, обсуждать прошлое и вести подобные дискуссии с участием многих субъектов, как специалистов по истории, так и, как в случае с улицей Моренштрассе в Берлине, с привлечением к ней и местных жителей. 

Смотрите также:

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама