Семья из США сражается в Москве против антисиротского закона | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 18.02.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Семья из США сражается в Москве против антисиротского закона

Почему сироту с синдромом Дауна не пускают к приемным родителям в США.

Дженни и Аарон Мойер приехали в Москву из города Гейнсвилл в американском штате Джорджия, чтобы отстоять свое право усыновить четырехлетнего Виталика. Формальности были практически завершены, однако в декабре 2012 года Госдума в рекордно короткий срок приняла закон, запрещающий американцам усыновлять детей из России. Но Дженни и Аарон не сдаются.

Они стоят у здания Госдумы. "Мы были в шоке, когда узнали, что этот закон подписан, - говорит Дженни. - Просто сердце разрывалось. Мы плакали, молились и даже скорбели. Но не потому, что решили, что все кончено, а потому, что понимали: теперь нам придется намного труднее".

Дженни и Аарон Мойер в Москве

Дженни и Аарон Мойер в Москве

Дженни и Аарону - чуть больше 30 лет. Процедуру усыновления ребенка из России они начали в марте 2012 года. У них уже есть двое своих детей и девочка, которую они удочерили в прошлом году в штате Флорида. Тогда-то они и узнали от других родителей, как много сирот в России, как трудно найти родителей больным детям и детям-инвалидам.

Истинным христианам подобает милосердие

Дженни и Аарон - люди верующие. "Помню, первое, что я подумал: а если бы это был мой ребенок? - рассказывает Аарон. - Я представил себе лицо этого ребенка, без мамы и папы, в детском доме. И заплакал. Я как раз доставал посуду из посудомойки, когда Дженни мне это рассказала. И слезы сами собой полились".

В России больные дети и дети-инвалиды зачастую попадают в детские дома, потому что родители либо не могут, либо не хотят о них заботиться. Всего в России насчитывается 650 тысяч детей-сирот, примерно четверть из них - тяжелобольные дети или дети с ограниченными возможностями.

В октябре 2012 года, после нескольких месяцев бюрократической волокиты, Дженни и Аарон Мойер впервые увидели Виталика. "Его привели в комнату, и он тут же к нам подошел и погладил по голове, - вспоминает Аарон. - С этого момента он нас признал и стал называть мамой и папой. Он весь лучился, когда мы входили в комнату. Воспитатели рассказали нам, что после первых встреч у него появилась уверенность в себе, он стал спинку прямо держать, и даже здоровье улучшилось, потому что он знает, что у него есть семья".

Но Госдума положила этому счастью конец. Дженни и Аарон в январе 2013 года прилетели в Россию, надеясь через суд добиться усыновления, ведь всю процедуру они начали еще до того, как запрет вступил в силу.

Последняя надежда

Московский писатель и журналист Валерий Панюшкин уже 15 лет работает в детских благотворительных фондах. В интервью DW он подчеркнул, что число усыновлений внутри страны увеличилось. Однако для больных детей и детей с ограниченными возможностями приемные родители из-за рубежа - последняя надежда.

"В России такие дети, скорее всего, никогда не найдут приемных родителей и не получат необходимой медицинской помощи, - поясняет Панюшкин. - До 18 лет их будут держать в детском доме, а потом отправят в дом престарелых или психиатрический диспансер - попросту говоря, в психушку. А потом - скажем, лет в 20 - они умрут от воспаления легких. В таких заведениях долго не живут".

За последние 20 лет американцы усыновили около 60 тысяч сирот из России. Пик усыновлений пришелся на 90-е годы, когда Запад был шокирован фотоснимками голодающих детей в переполненных детских домах. Сейчас ситуация в детдомах, по свидетельству Валерия Панюшкина, значительно улучшилась, особенно в больших городах. Но и сегодня дети не получают достаточно внимания. Не обеспечено и лечение хронически больных детей.

"Чтобы не оставалось иного выбора"

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов

Павел Астахов

Павел Астахов - уполномоченный при президенте России по правам ребенка. Он добивается принципиального запрета на иностранное усыновление. Запрет - это не мера, направленная против американцев, а естественная реакция любого нормального государства, заверил Астахов в беседе в DW. Он считает, что Россия должна сама заботиться о своих сиротах. А россияне, по убеждению Астахова, так уж устроены, что, прежде чем изменить что-то к лучшему, им надо перерезать пуповину, сжечь за собой все мосты, чтобы не оставалось иного выбора.

Примерно месяц назад десятки тысяч россиян вышли на демонстрацию протеста против запрета на усыновление, официально получившего название "закон Димы Яковлева". Государственное телевидение представило их как приспешников торговцев детьми. Но опросы показывают, что большинство россиян действительно поддерживают запрет на усыновление. Дженни Мойер комментировать это отказывается. "Я не политик, я просто мать", - говорит она.

Сейчас Дженни и Аарон вернулись в США. Их ждут тяжелые времена. Российский суд сначала отложил, а потом вообще отказался рассматривать их иск. Им сообщили, что Виталика вскоре переведут в другой детдом. Теперь вся надежда - на Европейский суд по правам человека: четыре американские семьи уже подали жалобу на антисиротский закон.

Смотреть видео 01:24
Now live
01:24 мин

Акция протеста в Москве: дети - вне политики

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама