Россия и Китай признаны худшими в коррупционном рейтинге Transparency International | Экономические новости из Германии | DW | 02.11.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Экономика

Россия и Китай признаны худшими в коррупционном рейтинге Transparency International

В коррупционном рейтинге Transparency International российские и китайские экспортные фирмы оказались на последнем место. Список возглавляют Нидерланды, Швейцария и Бельгия. Германия занимает четвертое место.

Передача взятки

Российские и китайские компании, согласно исследованию международной организации Transparency International, оказались наиболее коррумпированными. Как сообщает в среду, 2 ноября, агентство AFP, опрос был проведен среди трех тысяч топ-менеджеров в 30 странах. Респонденты были призваны ответить на вопрос, экспортные фирмы из каких стран наиболее подвержены взяточничеству. Как выяснилось в ходе опроса, высокий уровень коррупции характерен также для мексиканских и индонезийских компаний.

Странами с наименьшим уровнем взяточничества признаны Нидерланды, Швейцария и Бельгия, отмечает агентство dpa. Германия заняла четвертое место, за ней следует Япония. В ходе исследования также рассматривался уровень взяточничества в разных секторах экономики. Наименее подверженными коррупции оказались сельское хозяйство и легкая промышленность, худшие оценки получили строительная отрасль и коммунальные службы.

Стабилизация коррупции в России

По мнению директора российского отделения Transparency International Елены Панфиловой, низкий рейтинг России объясняется тем, что здесь произошла "стабилизация коррупции". Под этим понятием подразумевается, в частности, то, что законы против коррупции, даже если они принимаются, не работают, напоминает интернет-портал lenta.ru. Предыдущий рейтинг взяточничества среди международных компаний был составлен в 2008 году. Тогда Россия также заняла в нем последнее место.

Автор: Михаил Степовик
Редактор: Геннадий Темненков

архив

Контекст