Психолог о том, как можно было предотвратить нападение на школу | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 19.01.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Психолог о том, как можно было предотвратить нападение на школу

В России прошла серия кровавых нападений на школы. Немецкий психолог в интервью DW рассказал о том, как в Германии действуют в случае возникновения такой угрозы, и как ее распознают.

Сначала Пермь, теперь - Улан-Удэ: в России в течение одной январской недели произошли два крупных нападения на школы. Еще один случай насилия в школе с применением холодного оружия был зафиксирован в эти же дни в Челябинской области. В результате больше десяти человек пострадало.

То, что насилие распространяется по цепочке, не удивило немецкого психолога Мирко Альвина (Mirco Allwinn), одного из участников немецкого проекта TARGET по предотвращению насилия в школах, работающего в институте психологии и поведения в случае угроз. В интервью DW Альвин объяснил, что провоцирует нападающих, и каким образом в Германии стремятся вовремя распознать угрозу нападения в школе.

DW: В России произошло одно за одним два нападения в школах. В Германии некоторое время назад происходили крупные трагедии такого рода. Какие выводы здесь после них сделали, что стало иначе, чем до кровавой драмы в Эрфурте в 2002 году или в Виннендене в 2009-м?

Мирко Альвин: Германию потрясло, прежде всего, массовое убийство в Эрфурте в 2002 году. Это был поворотный пункт, как с точки зрения будущих действий полиции, так и с точки зрения мер, принятых в школах. Но и для исследовательской работы, которой мы занимаемся в институте, это был переходный момент. Мы убедились, что такие массовые убийства происходят не только в США, как раньше было принято считать.

Мирко Альвин

Мирко Альвин

С 2002 года в Германии началось серьезное изучение того, что заставляет молодых людей совершать подобные преступления и что делать, чтобы их предотвращать. Мы поняли, что у нападающих нет общего портрета, но есть набор общих, бросающихся в глаза симптомов.

- Когда такое нападение происходит, то оно вызывает шок. Но ведь подобные преступления не совершаются спонтанно?

- Верно, такие нападения не бывают спонтанными, насколько мы выяснили, проанализировав имеющиеся данные. То, что мы на профессиональном жаргоне называем "стрельбой в школе" (school shooting), подчас готовится годами. Да и место, где совершается преступление, тоже чаще всего выбирается неслучайно.

- Я прочел в заключительном документе проекта TARGET, в котором и вы участвовали, что молодые люди посылают сигналы своему окружению, что готовятсяк страшному поступку. Но эти сигналы игнорируют… Как можно повысить чувствительность к таким сигналам и вовремя распознать надвигающуюся беду?

- Это ключевой момент. Сегодня мы знаем, на что следует обращать внимание. И мы ведем специальное обучение персонала школ, социальных работников и полицейских, чтобы они не пропускали мимо ушей высказывания о смерти. Если кто-то говорит: "Я убью этого учителя" или угрожает "навсегда разобраться" с другими учениками в классе, то эти сигналы нельзя игнорировать, а следует пустить в дело специалиста-психолога. Мы этому учим. 

Мы разработали динамическую систему анализа рисков DyRiAS, это опросник более чем на 100 вопросов, который позволяет дать оценку, насколько ситуация опасна. Например, мы смотрим, идентифицирует ли себя потенциальный нападающий с участниками прошлых массовых убийств. В Германии, к примеру, 70 процентов молодых людей, совершивших нападения на школы, в той или иной степени вдохновлялись примером учеников из американской школы "Колумбайн" в 1999 году, делились видео со знакомыми.

Важный вопрос: есть ли опыт или интерес к обращению со стрелковым или любым другим оружием. Затем, есть ли нигилистические мысли: представляется ли молодому человеку смерть чем-то позитивным или, возможно, чем-то неокончательным? Иногда это просто намеки, даже туманные: "Тут что-то обязательно должно случиться". Очень важно сказать, что обращать внимание надо не на отдельные элементы, которые я в качестве примера назвал, а надо смотреть на явление в целом. Как правило, упомянутые факторы встречаются не поодиночке.

- Есть ли какой-то типаж, которыйсклонен к подобным действиям?

- Мы очень осторожны в установлении таких связей. Есть диагнозы и психологические особенности, которые чаще других появляются, но это не помогает в профилактике. Могу только сказать, что обиды такие люди прорабатывают совсем иначе, чем другие ученики. Конфликт кажется снаружи незначительным, но может глубоко задеть потенциально склонного к насилию человека. Таких людей мы называем "сборщиками несправедливостей".

- А технические средства насколько эффективны? Я имею в виду, металлодетекторы, камеры слежения, системы оповещения и так далее.

- Профилактику можно проводить на разных уровнях. Технические средства - это профилактика на очень поздних стадиях. Если ученик или ученица уже принял решение и совершает нападение, то технические средства, например, перепланировка зданий школы имеют смысл. Камера в школе не может предотвратить убийство, но может зафиксировать местоположение нападающего.

Но есть масса других вещей, которые можно сделать до всего этого. Мы выступаем за то, чтобы персонал школы - учителя, педагоги-ассистенты, психологи - получали спецобучение и могли распознавать сигналы. Не будем забывать, что риск такого происшествия может как увеличиваться, так и снижаться. Это не вечный диагноз, а зависит еще и от внешних ситуативных факторов.

- Заостряя, можно сказать, что человек эффективнее техники?

- Да, в настоящий момент, это так. Нам по-прежнему нужны те, кто обладает знаниями и может с открытыми глазами анализировать ситуацию, оценивать риски и критически относиться к собственным выводам и может грамотно вступить в разговор с тем, кто вызывает подозрения и выяснить, стоит ли за ними что-либо серьезное. 

- Известно, что сообщения в СМИ о нападениях в школах провоцируют других на аналогичные поступки. Как быть СМИ в этой ситуации?

- Меня не удивило, что в течение очень короткого времени в России произошли два нападения. Дело в том, что как только через СМИ становится известно о таком происшествии, легко находятся подражатели. Это огромный вызов для масс-медиа. Они должны рассказывать об этих событиях и не могут их игнорировать. Это было бы несоразмерно серьезности ситуации. Тут важно, как об этом рассказывать: не следует указывать имена и публиковать фотографии нападавших. Не следует делать их более узнаваемыми, чем того заслуживает положение.

Скорее, следует заниматься исследованием причин, изучать контекст, не фокусируясь на конкретном случае. В идеале, СМИ не должны распространять чрезмерно упрощенные объяснения случившегося. Простые объяснения и кажущиеся простыми причины насилия могут подтолкнуть других молодых людей, которые сочтут, что подобное нападение - адекватный способ решить и их проблемы.

Смотрите также:

Смотреть видео 00:58
Now live
00:58 мин

Детский сад по-норвежски

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама