1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Российский рубль на фоне флага
Фото: picture-alliance/dpa/Christian Ohde

Продление эмбарго: сомнительное благо для экономики РФ

Евлалия Самедова, Москва
10 июня 2016 г.

Премьер Медведев заявил, что РФ продлит продэмбарго до 2018 года. Это, по его словам, даст аграриям "дальний горизонт планирования". Являются ли контрсанкции благом для экономики?

https://www.dw.com/ru/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%83%D0%BA%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%8D%D0%BC%D0%B1%D0%B0%D1%80%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%BE-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D1%80%D1%84/a-19320946

В конце мая нынешнего года премьер России Дмитрий Медведев поручил правительству подготовить документы по продлению до конца 2017 года контрсанкций - продовольственного эмбарго, введенного в августе 2014 года в ответ на антироссийские санкции Запада и вылившегося в запрет импорта пищевых и сельхозпродуктов из ЕС и США. Глава кабинета министров заверил, что эта мера пойдет на пользу аграриям. С помощью экспертов DW попыталась выяснить, оказывают ли в реальности контрсанкции позитивное влияние на развитие российского сельского хозяйства.

Производство в основном растет

Согласно статистике Росстата и BusinesStat, с момента введения Россией санкций внутреннее производство по основным категориям запрещенных к ввозу продуктов в стране выросло. Так, производство мяса кур увеличилось в 2015 году по сравнению с 2014 годом на 11 процентов, свинины - на 13 процентов, говядины - на 12,5 процента. Рост производства рыбы и морепродуктов был менее впечатляющим - 0,7 процента. Однако, как утверждают в Росрыболовстве, доля российской рыбы на рынке увеличилась с 50 до 65 процентов.

Объемы производства молока, по данным Минсельхоза, не изменились, правда, особо подчеркивается, что удалось увеличить надой с каждой коровы в среднем на 4,1 процента. Кроме того, как сообщили DW в "Союзмолоке", от санкций, освободивших рынок на 20 процентов от импортной продукции, выиграла переработка - производители сыра и масла.

Молочная продукция в одном из супермаркетов Москвы
Молочная продукция в одном из супермаркетов МосквыФото: DW/E. Samedova

Ощутили на себе положительную динамику и производители сельхозмашин. Как рассказал DW президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники "Росагромаш" Константин Бабкин, "в минувшем году производство техники для сельского хозяйства увеличилось на 35 процентов, в этом году фиксируется рост еще на 25 процентов".

Все дело в слабом рубле

Экономисты призывают не связывать показатели роста исключительно с контрсанкциями. По их словам, если бы не девальвация рубля, такого эффекта вовсе бы не было, поскольку импортеры научились "обходить" санкционный запрет с помощью реэкспорта. К тому же контрсанкции не закрывают российский рынок полностью.

Как заявила DW директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда, "введение Россией санкций и их недавнее продление - это в большей степени политика. С точки же зрения экономики, более ощутимую помощь российским предприятиям оказала девальвация, сделавшая нежелательными импортные товары в целом".

Это подтверждают и эксперты аналитической компании BusinesStat. По их словам, "девальвационный шок сделал импорт птицы и других видов мяса нецелесообразным для многих импортеров". В результате, если в 2014 году доля импорта в предложении мяса птицы на российском рынке составляла 10 процентов, то в 2015-м она снизилась до 5,5 процента.

Недолго фермер радовался

Вопреки расхожему мнению, основную выгоду от успехов в импортозамещении имеют вовсе не простые крестьяне, а крупные агрохолдинги. Причин тому несколько. Во-первых, финансовые возможности для расширения производства у мелких предприятий оставляют желать лучшего, а исправить ситуацию они не в силах из-за дороговизны кредитов. Как заявил DW руководитель центра экспертизы и аналитики проблем предпринимательства ОПОРА Иван Ефременков, идеальной была бы ставка в 5-7 процентов, сегодня же они достигают 20-25 процентов.

Во-вторых, личные подсобные хозяйства имеют невысокие шансы поставить свою продукцию в розничные сети. "В плодоовощном сегменте пробиться "на полку" традиционно проще предприятию, которое имеет большие объемы продовольствия, мощности хранения и может поставлять продукцию не только в момент урожая, но и в последующее время", - рассказывает Наталья Шагайда. По ее словам, если государство не поможет создать логистические центры на уровне районов, мелкие фермеры будут оставаться слабой стороной по отношению к более крупным хозяйствам.

Овощи и фрукты в московском супермаркете
Овощи и фрукты в московском супермаркетеФото: picture-alliance/dpa/S. Kozmin

В мясном сегменте, по словам эксперта, крупный бизнес давно занял лидирующее положение: "Здесь конкуренции с мелкими производителями практически нет - население перестало держать даже кур. А крупные свиноводческие холдинги полностью вытеснили мелких производителей в местах своей работы, пользуясь требованиями ветеринарии".

Поправка на покупательную неспособность

Впрочем, и у крупных аграриев не все гладко. Кризис и пошатнувшееся благосостояние покупателей тому виной. Как говорят в "Союзмолоке", начало 2016 года уже показало, что производство сыров и сливочного масла не растет по отношению к первым месяцам 2015 года, что "связано со снижением спроса на сравнительно дорогие молочные продукты из-за снижения покупательной способности" населения.

В BusinesStat добавляют, что сократился и прирост продаж мяса. Если в 2014 году динамика продаж мяса птицы к 2013 году составляла 6,1 процента, то в 2015-м уже всего 3 процента. "В последние годы из-за кризисных явлений в российской экономике покупатели стали все более склоняться к экономии. Некоторые начали отказываться даже от самого доступного мясного белка - курятины", - заявили DW в компании. Упало и потребление рыбы - с 3,65 в 2014-м до 3,29 млн тонн в 2015 году.

Наталья Шагайда подтверждает: снижение доходов привело к тому, что спрос на продукцию стал падать при одновременном росте производства. В результате - период роста цен сменился периодом их снижения. BusinesStat иллюстрирует это такими данными: если розничная цена килограмма куриных окорочков в апреле 2015 года составляла 157,1 рубля, то в апреле 2016 года она опустилась до 151 рубля, килограмм свинины подешевел с 277 до 258 рублей, бескостной свинины - с 363 до 345.

Еще два-три года

"Даже если контрсанкции были на руку крупным агрохолдингам, то в нынешней ситуации и у них проблемы", - констатирует Наталья Шагайда. По ее словам, традиционно в России поддержка правительства ориентирована на крупное производство. "Но с концентрацией производства нужно быть осторожным. Можно "отрезать" внешних поставщиков и задавить мелких производителей, но если цены оставшихся аграриев не будут конкурентными на внешнем рынке, у отрасли будут проблемы", - предостерегает эксперт. По ее словам, опыт прошлого кризиса показал, что эффект от девальвации, которая пока еще помогает, в сельском хозяйстве может быть исчерпан в течение двух-трех лет.

Смотрите также:

Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Украинские военнослужащие

Продвижение ВСУ на юге и другие события 223-го дня войны

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу