Правозащитники встревожены ростом исламофобии в России | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 13.03.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Правозащитники встревожены ростом исламофобии в России

В течение последних пяти лет правозащитники отмечают усиление гонений на мусульман, проживающих в России. По мнению экспертов, нагнетание исламофобии стало частью государственной политики РФ.

Проверка документов на улицах Москвы (фото из архива)

Проверка документов на улицах Москвы (фото из архива)

В России нагнетание исламофобии стало частью государственной политики, считают правозащитники. Началом необоснованных гонений граждан исламского вероисповедания эксперты связывают с решением Верховного суда о признании экстремистскими нескольких организаций, принятым в 2003 году.

"Черный список"

Russland Tatarstan Land und Leute Kasan Moschee

Мечеть в Казани

Отношение к исламу и мусульманам в России в последние годы становится не просто настороженным. Сегодня оно все больше напоминает противостояние, говорят эксперты. Причем мусульмане являются откровенно слабой стороной.

Как считает руководитель программы помощи политическим беженцам из Центральной Азии комитета "Гражданское содействие" Елена Рябинина, все началось в 2003 году, когда Верховный суд России утвердил список радикальных экстремистских организаций. С тех пор к любому мусульманину стали относиться как к потенциальному террористу, говорит она.

"Принудительная радикализация"

По словам Елены Рябининой, процессы, которые происходят, трудно назвать иначе чем "принудительной радикализацией". Потому что когда верующих, придерживающихся тех или иных взглядов, но не совершивших и не планировавших каких-либо насильственных действий, обвиняют по статьям уголовного кодекса, имеющим отношение к терроризму или экстремизму, то это приводит к тому, что люди убеждаются в невозможности защищать свои права законными способами.

Таких людей выталкивают из правового поля, считает Рябинина. "Следствием этого являются разрушенные судьбы, огромные сроки лишения свободы, к которым приговаривают подсудимых, разрушенные семьи. Кроме того, они вызывают расслоения внутри самого мусульманского сообщества", - утверждает она.

В роли экстремистов

Geiselnahme in Moskau

22 сентября 2002 года. "Норд-Ост"

Несмотря на объявленную властями масштабную кампанию по борьбе с экстремизмом и терроризмом, за последние несколько лет Россия пережила и "Норд-Ост", и Беслан. Эксперты говорят, что низкая эффективность противодействия реальным угрозам связана с неумением силовиков вести настоящую борьбу.

"Если в России создают специальное подразделение ФСБ по борьбе с экстремизмом, это значит, кто-то обязательно будет назначен на роль террористов. Так же, как вполне могли бы появиться и инопланетяне, если создать специальное ведомство", - говорит профессор Сергей Комков, вице-президент Международной академии духовного единства и сотрудничества народов мира.

Рост исламофобии, считает Комков, происходит еще и потому, что она стала частью государственной политики. "Видимо, кому-то очень хочется сегодня специально эту обстановку обострить до крайности, для того чтобы прикрыть собственные промахи, собственное нежелание и неумение вести, как положено, социальную и экономическую политику, фактически переложить ответственность на плечи других людей", - рассуждает эксперт.

"Разнарядка на террористов"

Ljudmila Aleksejewa, Leiterin der Moskauer Helsinki-Gruppe, Foto: Sergej Morozow

Людмила Алексеева

В России понятия "ваххабит" и "нетрадиционный ислам" превратились в синонимы определений "террорист" и "угроза государственности". По словам председателя московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, неразборчивость силовиков фактически поставила в ранг преследуемых всех мусульман.

"У меня складывается впечатление, что есть какая-то разнарядка на арест террористов, потому что их находят в самых неожиданных местах. И та часть российского населения, на которую эта беда обрушилась, - это мужчины-мусульмане в возрасте от 15-ти до 45-ти лет, - говорит Алексеева. - В нашей стране это просто группа риска. Каждый из них может оказаться обвиненным в терроризме, как в 1938 году каждый мог оказаться врагом народа".

Правозащитники и эксперты опасаются, что дальнейшее нагнетание напряженности в российском обществе и провоцирование роста исламофобии может в итоге привести к событиям, происходившим в Югославии в конце 20 века.

Автор: Егор Виноградов
Редактор: Юлия Сеткова

хроника

архив

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме