Почему геологоразведка Арктики для России не приоритет | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 24.10.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Почему геологоразведка Арктики для России не приоритет

Спикеры форума "Геологоразведка-2018" сошлись во мнении, что Россия не готова и не нуждается в форсировании работ на арктическом шельфе. Почему они так считают?

24 октября в Москве под эгидой холдинга "Росгеология" состоялся ежегодный форум "Геологоразведка-2018". Заглавная сессия мероприятия была посвящена геологическому освоению континентального шельфа. Приглашенные эксперты должны были ответить на вопрос: "Бурить или откладывать"? Большинство выступлений свелось к тому, что активизация геологоразведочных работ на шельфе Арктики в сложившихся рыночных и технологических условиях для России не нужна. Какие доводы они привели, - в материале DW.

Оскудение сырьевой базы не стимулирует к выходу на шельф

"Инвестиции в шельф самые дорогостоящие, риски запредельные, а эффективность, по сравнению с теми проектами, которые сегодня реализуются на сухопутной части, сопоставима", - с таких слов начал свое выступление гендиректор госхолдинга "Росгеология" Роман Панов. По его словам, Россия, бесспорно, нуждается в воспроизводстве минерально-сырьевой базы, особенно в части нефти. Если не принимать мер в этом направлении, будут падать уровни ее добычи (до 40 процентов ежегодного объема к 2035 году), а себестоимость производства - расти. Однако это не означает, что компенсация объемов должна происходить именно за счет шельфа.

Здание офиса Росгеологии

Здание офиса "Росгеологии"

Как заявил Панов, "Росгеология" совместно с Академией наук России провела анализ наиболее перспективных с точки зрения компенсации выбывающей добычи территорий. "Как ни удивительно, это не шельф и не Дальний Восток. Это Сибирский и Уральский федеральные округа. Они способны в горизонте до 2035 года дать 63 процента прироста ресурсной базы в виде капитализируемых запасов. Проекты на шельфе способны дать лишь 4 процента. Это ответ, возобновят ли компании интенсивную работу на шельфе", - отметил глава "Росгеологии".

Что касается государства, то его вклад в геологоразведку в целом в России снижается: в прошлом году уровень госрасходов на воспроизводство минерально-сырьевой базы был сокращен по сравнению с планом на 36 процентов. Сегодня он составляет всего 29 млрд рублей в год (для сравнения, в Норвегии в пересчете на рубли он достигает 119 млрд). В следующем году на воспроизводство углеводородной базы государство в России готово потратить лишь 12 млрд рублей. "Этих средств катастрофически недостаточно", - констатировал Панов.

Технологическая неготовность: дефицит оборудования даже на суше

Невозможность полноценной работы на шельфе связана и с отсутствием необходимого оборудования, что особенно актуально в условиях санкций. При этом возникает своего рода замкнутый круг: нет технологий - не ведутся работы, не ведутся работы - нет спроса на соответствующее оборудование. Отвечая на вопрос о локализации технологий, Панов отметил, что для создания конкурентоспособного российского оборудования, необходимо производить его в достаточном количестве. "Способны ли мы обеспечить объем работ?", - задался вопросом глава "Росгеологии".

Оборудование по добыче нефти

Оборудование по добыче нефти

По его словам, с точки зрения локализации технологий (импортозамещение) довольно показательна ситуация в производстве оборудования для работ на суше. "Сегодня Россия является самым крупным потребителем наземного сейсмо-разведочного оборудования, но даже на этом рынке доля российского оборудования составляет всего 20 процентов, - привел он свои данные. - Здесь есть стимулы, рынок, технические решения. Это та ниша, которую мы должны были бы занимать. Я бы двигался по технологическим решениям, на которые есть внутренний спрос".

Рыночное обоснование: риски слишком высоки, отдача неочевидна

Торопиться создавать оборудование для освоения шельфа и инвестировать в разведку этой территории Россия не будет и исходя из рыночной конъюнктуры. Как заявил управляющий директор компании Vygon Consulting Григорий Выгон, нельзя сбрасывать со счетов так называемую концепцию "пик ойл" (время, когда производство и добыча нефти достигнет своего пика, спрос на традиционные источники энергии пойдет на спад, и начнет происходить активная переориентация на возобновляемые источники).

Добыча нефти под Ханты-Мансийском

Добыча нефти под Ханты-Мансийском

"Нам надо оценивать "пик ойл" как некий риск, который может наступить гораздо раньше тех сроков, которые сегодня упоминаются в прогнозах нефтяных компаний, таких как Shell. Если он наступит раньше 2040 года, говорить о проведении поисковых работ в Арктике не имеет большого смысла. Арктические проекты будут самыми дорогостоящими и будут находиться на самом краю кривой предложения", - отметил он.

По словам Выгона, ориентироваться на норвежский опыт (компании из Норвегии проводят активное бурение в своей арктической зоне) не стоит: "У них по большому счету больше ничего нет, и они вынуждены работать в Баренцевом море. К тому же у них стоимость капитала 6-8 процентов, а у нас - 12-13 процентов, поэтому у нас более высокие требования к новым открытиям и экономике проектов".

"Начали за здравие", а закончили тем, что "геологию угробили"

Президент союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль, выступил более категорично.

"Я глубоко убежден, что мы сегодня не готовы к выходу на арктический шельф ни технологически, ни экономически. Даже при нынешних высоких ценах на нефть ни один проект на шельфе не будет рентабельным. Мы одну платформу "Приразломная" (единственная платформа, ведущая добычу нефти в Печорском море на Приразломном месторождении, лицензия принадлежит "дочке" "Газпром нефти". - Ред.) делали 15 лет, вбухали 4 млрд долларов, и то это чужая платформа (верхняя часть куплена в Норвегии)", - заявил он, предложив сконцентрировать усилия на суше, в частности, на трудноизвлекаемых запасах и создании технологий для их извлечения.

"Вообще мы нашу геологию угробили за последние 25-30 лет. 300 лет мы занимались ее созданием и сейчас угробили", - отрезал он. По убеждению Шмаля, объемы финансирования из бюджета необходимо резко увеличить. Конечно, компании тратят на разведку в десятки раз больше, чем выделяет на эти цели государство, но недропользователи занимаются разведкой там, где добывают, поэтому новые территории практически не открываются.

"Мы начали за здравие, а закончили тем, что геологоразведка арктического шельфа, если и будет происходить, то точно не в ближайшем будущем", - подвел итог модератор дискуссии директор по консалтингу IHS Global Россия Максим Нечаев, предложив в качестве утешения надеяться на то, что прогнозы по достижению пика потребления нефти не сбудутся.

Смотрите также: 

Смотреть видео 10:46

Борьба за Арктику: больше экономики или политики? - DW Новости,

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама