Почему в России запретили работать немецким наблюдателям на выборах | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 06.05.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Почему в России запретили работать немецким наблюдателям на выборах

В Кремле хотят отрезать российское гражданское общество от Запада, заявила DW Штефани Шиффер, глава Европейской платформы за демвыборы. Эту организацию Минюст РФ признал "нежелательной".

Европейская платформа за демократические выборы (European Platform for Democratic Elections, EPDE) признана Минюстом России "нежелательной организацией". Решение российских властей комментирует в интервью DW руководитель этой организации Штефани Шиффер (Stafanie Schiffer).

DW: Госпожа Шиффер, были ли вы удивлены запретом в России Европейской платформы за демократические выборы?

Штефани Шиффер: Очень удивлена, мы не ожидали этого. Наша партнерская организация в России, некоммерческая организация "Голос", с одной стороны, работает вместе с Центральной избирательной комиссией (ЦИК), с другой - ее деятельность в регионах сильно ограничена. Такова российская реальность. Но то, что в отношении головной организации будут предприняты такие меры, это стало неожиданностью.

- Что собственно говорится в обосновании российской Генпрокуратуры?

Штефани Шиффер

Штефани Шиффер

- Этого мы не знаем. Нет никакого судебного решения. Есть решение Генпрокуратуры, которое согласовано с министерством иностранных дел и реализуется министерством юстиции. И нас напрямую не поставили в известность.

Мы не получали никакого письма или уведомления. И мы не знаем, кроме того, какой конкретно российский закон мы якобы нарушили. Мы направили письмо в Генпрокуратуру, чтобы получить информацию, но пока ждем ответа.

- EPDE стала тринадцатой "нежелательной" иностранной организацией, запрещенной в России. Ранее речь шла об НГО, прежде всего, из США, а также из ряда европейских стран. EPDE является первой немецкой НГО, попавшей под запрет. Что значит это для немецко-российских отношений?

- Они будут еще хуже. Улучшений в любом случае нет. Случай с нашей организацией известен правительству и будет обсужден на политическом уровне. Кроме того, мы обратились за поддержкой в "Петербургский диалог". Там нас заверили, что не признают просто так это решение.

- Вы говорите о "Петербургском диалоге", созданном в 2011 году форуме, который призван способствовать диалогу гражданских обществ двух стран. Станет ли вопрос о запрете EPDE первым пунктом повестки дня следующего заседания форума, которое пройдет в Москве в начале ноября?

- Не знаю, станет ли он первым, но в любом случае этот вопрос стоит среди тем для обсуждения.

- Как должна, по вашему мнению, отреагировать сейчас Германия?

- Германия должна в любом случае обсудить ситуацию с российскими коллегами и потребовать, чтобы решение о запрете было отозвано. Совершенно неприемлемо, что я, являющаяся членом правления "Петербургского диалога", могу получить запрет на въезд в Российскую Федерацию. Это абсолютно абсурдно и противоречит самой идее диалога. Поэтому немецкая сторона - правительство, СМИ, гражданское общество, будут делать все, чтобы отменить запрет.

- Запрет организации имеет последствия не только для вас, но и, прежде всего, для тех граждан России, которые сотрудничали с вами. Какими они могут быть?

- Это главный вопрос для нас. То, что EPDE в будущем не сможет проводить мероприятия в России, не столь важно. И в прошлом мы проводили их редко. Центральной проблемой является то, что россияне, которые работают с нами, будут теперь наказываться денежными штрафами, а в случае если они не прекратят сотрудничество, то и тюремным заключением.

И это драконовские меры. В них мы видим попытку отрезать российское гражданское общество от Запада. А это стало бы огромной потерей не только для российского, но и особым образом для западного гражданского общества.

- Почему?

- Потому что российские наблюдатели на выборах очень хорошо подготовлены. В своей работе они используют признанные на международном уровне методы наблюдения. Кроме того, ими разработана собственная методика, позволяющая выявить фальсификации на выборах и оценивать их качество.

Эти ресурсы и эти знания нельзя теперь будет использовать на Западе, что является огромной потерей. Кроме того, конечно, будет ограничен обмен опытом работы на выборах между российскими и европейскими наблюдателями. Все это приведет к урезанию и ограничению работы на уровне гражданского общества в Европе.

- Означает ли запрет и ограничение деятельности подобных НКО признание значимости работы независимых наблюдателей на выборах?

- Без всякого сомнения. Потому что авторитарные государства во всем мире, в том числе, и в Европе, оказывают влияние на выборы. Кроме того, они используют систему политически мотивированного наблюдения на голосовании. Таким образом, получается, что явно сфальсифицированным выборам выдается некий сертификат качества со стороны определенных наблюдателей. В этих условиях крайне важно нейтральное, независимое наблюдение на выборах, использующее надежную методологическую базу. И конечно, такое наблюдение будет испытывать на себе давление.

- Как вы считаете, будет ли снят запрет на деятельность EPDE?

- Думаю, что да. Я оптимистка. Я считаю, что законы, которые ограничивают деятельность российского гражданского общества, не могут быть долговечными.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:19

Поздравление вопреки всем советам: что значит звонок Трампа Путину?

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама