Портрет: Шиндерханнес | История | DW | 12.01.2004
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

История

Портрет: Шиндерханнес

Следственное дело является одним из основных источников информации об Иоганне Бюклере - именно так в действительности звали Шиндерханнеса.

Герой легенд Иоганн Бюклер (так в действительности звали Шиндерханнеса)

Герой легенд Иоганн Бюклер

Имя, точнее говоря, прозвище Шиндерханнес в Германии известно почти каждому. Ему посвящены пьесы, легенды и песни. И несмотря на то, что, по сути, он был разбойником, Шиндерханнес не является полностью отрицательным героем. Народная молва создала ему славу, сравнимую со славой Робина Гуда или Стеньки Разина.

Два века назад в Майнце был казнён один из самых знаменитых преступников Германии, арестованный за год до этого. Более тысячи листов тщательно протоколируют показания Шиндерханнеса, в которых он рассказывает о своей преступной карьере, а также о юности, детстве, родителях и друзьях. Следственное дело и является одним из основных источников информации об Иоганне Бюклере, как в действительности звали Шиндерханнеса.

О семье Иоганна известно, что отец его был живодёром. Во второй половине 18 столетия живодёры (вместе с палачами) стояли на низшей ступени социальной лестницы. Их презирали и боялись, приписывая несчастным контакты со злыми духами. В Пруссии указом 1733 года живодёры и их подмастерья обязывались носить серые кафтаны и красную остроконечную шапку, по которым все остальные узнавали об их профессии.

«Кто подаст руку живодёру, будет идти вместе с ним по улице, пить или есть, кто коснётся его орудий, повозки или лошади, тот сразу становится бесчестным и не может более заниматься своей профессией».

Именно этот род деятельности позднее дал прозвище знаменитому разбойнику. На русский "Шиндерханнес" можно было бы перевести как "Ганс-живодёр". Родители Иоганна поженились 1777 году. Так как невеста уже была на шестом месяце беременности, венчание происходило не в церкви, а в молельном доме. В качестве наказания невесте запрещено было надевать фату, а жених не имел права украшать шляпу цветами.

Иоганн Вильгельм Бюклер сам точно не знал года своего рождения. По-видимому, это был 1783 год. С большей уверенностью можно сказать, что время в стране было тяжёлое. Постоянные войны и французская оккупация привели к экономической разрухе и развалу общества. Крестьяне нередко голодали, и самым надёжным способом прокормиться зачастую оказывалось попрошайничество либо воровство.

Первые годы жизни Иоганн Бюклер провёл в городе Милен, который сейчас относится к земле Рейнланд-Пфальц. Затем семья Бюклеров вынуждена была уехать. По одной из версий, виной тому был богатый купец, добившийся продажи за долги дома Бюклеров. По другой, причиной стала мать Иоганна, укравшая у соседей бельё, что считалось серьёзным преступлением.

Из Милена Бюклер-старший решил направиться в Польшу. Однако по пути туда он записался в солдаты Прусской армии. Этот период закончился дезертирством отца и переездом семьи обратно в Рейнскую область. Здесь Иоганн прошёл конфирмацию в лютеранской церкви и начал ходить в школу. Правда, учёба ему давалась с большим трудом: даже написать собственное имя было для него делом непростым.

Иоганн (сокращённо: Ганс или Ханнес) покинул родительский дом примерно в возрасте 15 лет. По поручению трактирщика, молодой человек отправился в соседний город, чтобы закупить водку. Однако Ганс, найдя себе компаньона, пропил данные ему деньги и решил, что домой ему лучше не возвращаться. Вскоре, полуголодным бродя по округе, Ганс украл и продал лошадь. Так, можно сказать, началась его преступная карьера.

Впрочем, первое время молодой человек не решался заниматься лишь воровством и устроился помощником палача и живодёра в Беренбахе. Вместе с мастером он "подрабатывал" воровством баранов. Этот нехитрый промысел вскоре был раскрыт. Ханнеса арестовали, но в первую же ночь ему удалось бежать. Из ордера на арест мы узнаём, как выглядел Шиндерханнес в декабре 1796 года:

«...означенный Пюклер (Бюклер) ростом чуть выше среднего и худощав, возраст - от 18 до 20 годов. Носит длинный синий кафтан либо синий камзол, лицом бледен, волосы коричневые, коротко остриженные, бойкий на язык, по профессии помощник живодёра...»

Понёс ли Ханнес наказание за эти преступления, точно не известно: по одним данным, он был публично высечен, по другим - ему удалось бежать. Следующий этап в жизни Шиндерханнеса определило знакомство с Гансом-мельником, который посоветовал ему уйти в лес, подальше от городов. Первым "лесным убежищем" Ханнеса была мельница его двоюродного брата. По-видимому, здесь начинается история разбойничьей банды Шиндерханнеса.

В последние годы 18 века Запад Германии постоянно становился местом сражений первой Коалиционной войны между революционной Францией и монархическими государствами: Пруссией и Австрией. Войска (особенно, французские) отбирали у населения всё, что могли: зерно, скотину, лошадей, деньги, ценности (если таковые имелись), а также рекрутировали крестьян в солдаты. Неудивительно, что кража армейского имущества считалась среди крестьян не воровством, а восстановлением справедливости.

Именно эти обстоятельства впоследствии придавали особую окраску слухам и легендам о Шиндерханнесе. Он был народным героем, борющимся с оккупантами и помогающим бедным. Например, к заслугам Шиндерханнеса причисляли расправу над в конец распоясавшимся преступником Клосом. Последний ограбил и силой увёл одну из дочерей некой крестьянской семьи. День спустя Клос, пользовавшийся дурной славой во всей округе, вернулся, чтобы взять и вторую дочь. Конец его действиям, по просьбе несчастной матери, положили Шиндерханнес и его компаньоны.

Однако неправильно было бы романтизировать разбойников. Помимо преступников и французских оккупантов, жертвами банды становились путешественники, торговцы и просто состоятельные граждане. Уже через месяц после убийства Клоса, разбойники ограбили сельский дом, прихватив с собой "бельё, одежду, мясо и деньги".

Следующие полгода Шиндерханнес вёл себя относительно тихо, то есть, громких краж и разбоев не совершал. Однако он присутствовал на всех праздниках в округе, где играла музыка, были танцы и барышни. Жил Шиндерханнес в домах тех, кто покупал у него краденое. В одном из таких мест (на мельнице в Вайдене) он и был арестован летом 1798 года. Бюклера доставили в тюрьму Саарбрюкена, где ему встретился старый знакомый по имени Якоб Финк. Тот готовился к побегу и уже проделал лаз в стене. Пребывание Шиндерханнеса в тюрьме продлилось всего несколько часов.

В следующие полгода после побега Шиндерханнес оказался замешанным в два убийства, напоминавшие самосуд. Ему приписывали и другие преступления, совершённые в округе. Позже Шиндерханнес опроверг своё участие в нескольких кровопролитиях. В протоколах допросов сохранились ответы Иоганна Бюклера на вопрос, как он получил часть воровской добычи после убийства, если не совершал преступления сам.

"У людей нашего пошиба есть общепринятый обычай: всё, что удалось украсть, нужно делить с товарищем, даже если он ничего для этого не сделал".

О Шиндерханнесе шла молва неуловимого и всесильного разбойника. Это побудило французские власти послать специальный отряд для его ареста. В феврале 1799 года Бюклер снова был схвачен и доставлен в тюрьму Зиммерна. В приспособленной под тюрьму башне имелась яма, глубиной примерно в 20 футов (более 6 метров). Заключённых спускали туда на верёвке, поэтому считалось, что убежать из такой тюрьмы невозможно.

Шиндерханнес на удивление легко признавался в совершённых кражах лошадей, коров и другой скотины. Однако полностью опровергал своё участие в кровопролитиях, перекладывая вину на других. Около недели Шиндерханнес отвечал на вопросы мирового судьи, по ночам готовясь к побегу. Ему вновь посчастливилось встретить знакомых, готовых ему помочь. Три года спустя разбойник так описал свой побег из башни:

"Стражник дал мне нож, которым я выпилил часть доски в камере, где меня допрашивали днём. Когда лаз был готов, ночью с помощью каната я выбрался из ямы и пробрался в кухню. На окне оказалась решётка, которую я выдернул и выбросил наружу. Рискованный прыжок освободил меня из тюрьмы, однако, отделившийся от стены камень полетел вслед за мной и сломал мне ногу. Я нашёл палку и с большим трудом всю ночь брёл до Бергхаузского леса, где переночевал и пошёл дальше. В ночь третьего дня пути я добрался до мельницы в Биркенмюле, где я впервые поел после побега. Часть пути я ковылял, опираясь на палку, часть - полз на коленях. Поэтому мясо на коленях и под мышками было разодрано до кости".

На то, чтобы залечить ногу, Шиндерханнесу понадобилось около трёх месяцев. Набравшись сил, он стал промышлять грабежами на большой дороге. Вместе с товарищами он устраивал засады в лесу и грабил всех возвращавшихся с ярмарки купцов. Другим методом банды были вымогательства. Купцы и состоятельные граждане получали письмо, подписанное Шиндерханнесом, с предложением заплатить определённую сумму за своё спокойствие. Для путешествующих разбойники за высокую плату выдавали своего рода "охранные грамоты", защищавшие от нападения банды. Они носили романтическое название: "Йоханнес через лес"

Около половины жертв разбойников были евреями, что, впрочем, не является свидетельством антисемитизма. Евреи были зачастую наиболее состоятельными гражданами. Христианам в те века церковь запрещала одалживать деньги в рост или стремиться к материальному богатству, поэтому торговлей и особенно ростовщичеством занимались евреи.

Шиндерханнес постоянно менял место нахождения, оставаясь между Саарбрюккеном и Майнцем на левой стороне Рейна. Река являлась границей между немецкими землями и французским правлением. Живя на французской территории, Иоганн Бюклер несколько раз помогал австрийским войскам следить за неприятелем, то есть, за французскими оккупантами. Впрочем, делал он это небескорыстно.

Шиндерханнеса и его разбойников практически постоянно сопровождали представительницы прекрасного пола. Иногда они кочевали вместе с бандой, а иногда банда отправлялась на разбои прямо из борделя. Из протоколов следствия явствует, что у Шиндерханнеса за эти годы было до десяти сожительниц.

«Лесной разбойник Шиндерханнес
В тени спасительных ветвей
Ржет от восторга женихаясь
Кутит с разбойницей своей», -

писал в "Рейнском цикле" французский поэт Гийом Аполлинер. Особого внимания среди "разбойничьих невест" заслуживает Юлиана Блазиус. Шиндерханнес встретил её весной 1800 года на базаре, где Юлиана (или Юльхен) вместе с отцом и сестрой развлекала народ пением и игрой на скрипке. В следующие два года она постоянно сопровождала Ханнеса.

На суде Юльхен (дабы смягчить наказание) говорила, что Шиндерханнес принудил её остаться с ним. Ханнес взял на себя всю вину, выгораживая подругу. На самом деле Юльхен была вполне полноправным членом банды и не раз участвовала в грабежах, а также продавала краденое.

В первые два года 19 века разбойники жили в оставленном хозяевами замке Шмидтбург. В этот период власть Шиндерханнес достигла своего апогея. Символичным представляется устроенный Ханнесом "разбойничий бал". На празднике, проходившем в Грибельшиде, присутствовали все местные чиновники, включая бургомистра.

Для развлечения гостей была организована специальная культурная программа. Ехавшая на гастроли из Парижа в Майнц знаменитая танцовщица была остановлена на дороге вооружёнными людьми. Артистку "попросили" дать представление и обещали потом щедро наградить и отпустить. Годы спустя танцовщица с улыбкой вспоминала о наивности и жизнерадостности разбойников. По её словам, вели они себя достойно.

Тем временем, поимка разбойников стала для французов вопросом престижа. Большинство скупщиков и помощников Шиндерханнеса были схвачены. За поимку разбойников было назначено высокое вознаграждение. Бюклер решает прекратить разбои и заняться легальной торговлей. Весной 1802 года Бюклеру лишь чудом удаётся избежать ареста. Чтобы скрыться, Шиндерханнес записывается в прусскую армию под чужим именем. Однако прежний "коллега" опознаёт Ханнеса.

Шиндерханнес был арестован во Франкфурте и передан французским властям. Следствие продолжалось девять месяцев. Шиндерханнес, надеясь на помилование, признавался в содеянном. При этом он назвал большое число своих помощников, но выгораживал свою подругу Юльхен и отца, который тоже был замешан в некоторых историях.

Приговором суда 20 человек (Шиндерханнес, конечно, среди них) были отправлены на гильотину. Шиндерханнес был рад услышать, что не будут казнены его отец (его заковали в кандалы на 22 года) и Юльхен, которая в тюрьме родила от Шиндерханнеса сына. Через два года заключения Юлиана Блазиус была отпущена на свободу и прожила долгую жизнь. Она дважды выходила замуж, родила ещё семерых детей и была уважаема соседями. Слава "жены Шиндерханнеса" оставалась с ней.

В ноябре 1803 года сорок тысяч любопытных собрались перед воротами Майнца, чтобы увидеть казнь разбойников. Шиндерханнес оставался спокоен до конца. Сохранился его портрет, написанный во время судебного процесса Карлом Эрнстом. По легенде, один из обвиняемых указал Шиндерханнесу на художника. На что Бюклер ответил:

"Пусть рисует, у меня - честное лицо, которого мне не престало стесняться; а кто боится - пусть отворачивается".

И правда, с портрета Иоганн Бюклер смотрит несколько самоотречённым, пожалуй, даже благородным взглядом. Если не знать, чей это портрет, можно было бы принять его за поэта-романтика.

Фёдор Буцко