Пожар в Золингене: помнить, чтобы не допустить повторения | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 29.05.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Пожар в Золингене: помнить, чтобы не допустить повторения

Поджог в 1993 году дома в Золингене, где жила турецкая семья, - кульминация ксенофобских настроений в ФРГ начала 90-х годов. Спустя 25 лет страна все еще пытается вынести урок из этого преступления.

Мемориальная плита на месте сгоревшего дома в Золингене с именами погибших

Мемориальная плита на месте сгоревшего дома в Золингене с именами погибших

25 лет прошло с тех пор, как 29 мая 1993 года четверо ультраправых подожгли дом в немецком городе Золингене, где жила большая турецкая семья. Пожар вспыхнул около двух часов ночи - злоумышленники облили бензином из канистры входную дверь и деревянные панели в подъезде. Через десять минут весь дом был охвачен пламенем. В нем сгорели заживо пять человек. Самой младшей жертве, Сайме Генч, было 4 года, самой старшей, Гюрсюн Индже - 27 лет. Хатидже Генч было 18 лет, Гюлюстан Озтюрк - 12, Хюлье Генч - 9 лет. Еще восемь человек получили ожоги различной степени тяжести.

У ксенофобии нет региональных границ

В начале 1990-х годов лозунг "Иностранцы - вон!" можно было услышать в самых разных регионах Германии, многие немцы не скрывали своих ксенофобских настроений. Причины этого были самыми разнообразными. В Восточной Германии, к примеру, после объединения страны была ликвидирована социалистическая плановая экономика, ранее контролировавшаяся государством. Миллионы жителей бывшей ГДР стали безработными, почувствовав себя людьми второго сорта, и жившие там иностранцы прекрасно подошли на роль "козла отпущения".

До 1993 года немецкие политики предпочитали считать, что ненависть к иностранцам проявляют в основном жители восточных федеральных земель, хотя с 1991 года преступления на почве ксенофобии происходили как на востоке, так и на западе Германии. Но события 29 мая 1993 года в городе Золинген в западногерманской федеральной земле Северный Рейн - Вестфалия ясно продемонстрировали, что у проблемы межнациональной ненависти нет региональных границ.

Ангела Меркель, Мевлюде Генч, премьер-министр Северного Рейна - Вестфалии Армин Лашет и глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу

Ангела Меркель, Мевлюде Генч, премьер-министр Северного Рейна - Вестфалии Армин Лашет и глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу

"Мы обязаны помнить о жертвах преступления в Золингене"

В памятных мероприятиях, прошедших в Дюссельдорфе и Золингене во вторник, 29 мая, и посвященных 25-летию трагедии, приняли участие члены семьи Генч, федеральный канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel), президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), министр иностранных дел Германии Хайко Мас (Heiko Maas) и другие немецкие и турецкие политики.

"В нашей семье не вспоминают об этой трагедии", - говорит Мевлюде Генч, потерявшая в ту трагическую ночь двух дочерей, двух внучек и племянницу. Самой женщине удалось спастись благодаря тому, что в момент пожара она находилась на первом этаже дома. "Я никогда не рассказываю об этом моим детям и внукам. Если вы продолжаете бередить старые раны, они никогда не затянутся, и будут приносить все новую и новую боль", - считает Мевлюде. По ее словам, она не хочет, чтобы, постоянно вспоминая об этой трагедии, ее дети стали испытывать ненависть к обществу, в котором они живут.

Но общество не должно забывать о трагедии в Золингене, считает министр иностранных дел ФРГ Хайко Мас. "Мы обязаны помнить о жертвах этого ужасного преступления. Нельзя забывать, отводить взгляд или молчать", - подчеркнул глава германского МИДа. Министр юстиции Катарина Барлей (Katarina Barley) предостерегла от проявлений ксенофобии и расизма. "Позорным является тот факт, что 25 лет спустя после преступления в Золингене люди в Германии все еще вынуждены слышать угрозы или становиться жертвами нападений из-за своего происхождения, религии или сексуальной ориентации", - заявила Барлей, подчеркнув, что ни политики, ни общество не должны этого допускать.

"Враждебное отношение к мигрантам - недопустимо"

Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер призвал к решительной борьбе против ксенофобии и правого радикализма. По его словам, необходимо помнить о том, что "обязанностью нашего общества и наших организаций является защита всех граждан страны - независимо от их происхождения".

Ангела Меркель и Мевлюде Генч

Ангела Меркель и Мевлюде Генч

Канцлер Ангела Меркель, в свою очередь, заявила о том, что нарушение целого ряда табу со стороны правых популистов недопустимо, и что результатом этого может стать новая волна насилия. "Тот, кто своими словами сеет насилие, готов пожать насилие", и это "опасная игра с огнем", - отметила она. Правый экстремизм, к сожалению, не ушел в прошлое, сказала Меркель.

Глава германского правительства назвала недопустимым враждебное отношение к просителям политического убежища или мигрантам. "Подобные преступления недопустимы. Они - позор для нашей страны, и мы не можем и не станем с этим мириться", - заверила Меркель.

Изменения в законе о предоставлении убежища

Преступление в Золингене 29 мая 1993 года произошло спустя три дня после того, как германский бундестаг внес существенные ограничения в действующий в стране закон о предоставлении убежища. Правившая тогда коалиция в составе блока ХДС/ХСС и Свободной демократической партии (СвДП) при поддержке находящихся в оппозиции социал-демократов (СДПГ) внесла изменения в конституцию. До этого 16 статья Основного закона ФРГ предусматривала неограниченное право на убежище. Введение ограничений стало попыткой регулировать число мигрантов, хлынувших в страну в начале 1990-х годов.

Долгое время ежегодное число просителей убежища в ФРГ не превышало 100 тысяч. В 1990 году оно внезапно возросло в два раза и составило 200 тысяч. Спустя два года оно увеличилось еще более чем в два раза, достигнув 438 191. В это время большого успеха на выборах достигли праворадикальные партии на западе Германии. В 1992 году ультраправая партия Республиканцев получила 12 процентов на земельных выборах в экономически благополучном Баден-Вюртемберге. Позднее ультраправой Национал-демократической партии Германии (НДПГ) даже удалось войти в земельные парламенты на востоке страны.

Сгоревший дом в Золингене

Сгоревший дом в Золингене

Настроения в ФРГ - 25 лет назад и сегодня

Анетта Кахане (Anetta Kahane), глава берлинского Фонда по борьбе с расизмом имени Амадеу Антонио проводит параллели между взрывоопасным настроением в Германии 25 лет назад и сегодняшней ситуацией. Вопрос "сколько беженцев мы можем принять?" неразрывно связан с другим вопросом: "а не приведет ли это к засилью иностранцев?". Тот факт, что иностранцы и беженцы воспринимаются обществом как непрошеные гости и инородные элементы, "сильно отравляет настроение", говорит Кахане.

Обстановка, царившая в немецком обществе вскоре после объединения страны, стоила жизни человеку, чьим именем назван берлинский Фонд по борьбе с расизмом. В ноябре 1990 года выходец из Анголы Амадеу Антонио был до смерти забит бейсбольными битами в Берлине группой ультраправых подростков. Пятеро из них были приговорены максимум к пяти годам заключения, некоторые отделались условными наказаниями.  

Золинген - клеймо в истории послевоенной Германии

Приговоры обвиняемым в поджоге дома в Золингене были значительно строже. Четверо молодых мужчин в возрасте от 16 до 23 лет, совершивших преступление, в 1995 году были обвинены в убийстве пяти человек, попытке убийства 14 человек, поджоге с отягчающими обстоятельствами и приговорены к различным срокам заключения от 10 до 15 лет. "Золинген навечно останется клеймом, самым чудовищным проявлением ксенофобии в истории послевоенной Германии", - сказал на процессе адвокат Райнер Брюссов (Rainer Brüssow), представлявший семью Генч.

Анетта Кахане из Фонда имени Амадеу Антонио была бы рада, если бы немецкие политики оставили без изменений правила предоставления убежища, действовавшие в стране до 1993 года. Она считает, что теми, кто стоял за тогдашними поправками в конституцию, двигала совершенно конкретная модель поведения: "Если люди расистски реагируют на мигрантов, нужно уменьшить число прибывающих мигрантов". И это, по ее мнению, было "очень плохим сигналом" - в том числе, в адрес западных земель страны, поскольку до того момента западногерманское общество вполне успешно справлялось с процессом миграции, говорит Кахане. Но это отношение, на ее взгляд, было разрушено оказавшейся губительной дискуссией об ужесточении закона ФРГ о предоставлении убежища.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:23

Трагедия в Золингене: прошло 20 лет

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама