Питерские нонконформисты в Оберхаузене | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 06.05.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Питерские нонконформисты в Оберхаузене

Мужчины, изнемогающие от переизбытка работы или ее полного отсутствия. Дети, требующие любви и подарков. Проблемы немецких отцов и детей – в перформансе творческого союза из Питера "Фабрика Найденных Одежд".

default

"Фабрика Найденных Одежд" – это творческая лаборатория, созданная в 1995 году петербуржскими художницами Натальи Першиной-Якиманской и Ольгой Егоровой, которые в художественной среде известны под псевдонимами Глюкля и Цапля. Работают на стыке галерейного арта и короткометражного кино и исследуют в своих проектах социальные и гендерные темы.

Kurzfilmfestival Oberhausen 2009

Глюкля и Цапля в Оберхаузене. Май 2009 г.

Участницы международных выставок, Цапля и Глюкля были частыми гостями и Международного фестиваля короткометражного фильма в Оберхаузене, который показывает экспериментальное кино. В этом году художницы показали на фестивале свои фильмы в ретроспективной программе "Профиль" и специально по заказу Оберхаузена подготовили и провели мультимедийный перформанс.

Kurzfilmfestival Oberhausen 2009

В перформансе участвуют (непосредственно на сцене) детский хор "Klosterspatzen Liebfrauen" из Оберхаузена под управлением дирижера Фейта Циммермана (Veit J. Zimmermann) и (в проекции на киноэкране) актер драматического театра города Клаус Цвик (Klaus Zwick). Автор музыки и соавтор постановки – питерский композитор Владимир Раннев. Перформанс был показан на открытии Международного фестиваля короткометражного фильма и в рамках ретроспективы фильмов Глюкли и Цапли.

Помощь Оберхаузену

Kurzfilmfestival Oberhausen 2009

"Папа, будь со мной!", - поет детский хор города Оберхаузена. 20 девочек на затемненной сцене кинозала. За спиной у них - во весь экран мужчина крупным планом. Он переживает. Как накормить детей? Как воспитать, чтобы любили и уважали? И как сохранить без работы собственное достоинство? Папа - безработный. И в этом – проблема. Но для детей не важно, что говорит отец, есть ли у него работа или нет, для детей главное – это присутствие отца как таковое. Если папа рядом, то все хорошо!

Документальной основой для мультимедийного перформанса "Vaterverwandlung und Kinderchor" стали интервью с реальными безработными отцами Оберхаузена. Их провела и записала Кристиане Бюхнер (Christiane Büchner), кинорежиссер и одна из организаторов фестиваля в Оберхаузене. Она рассказала, что когда Глюклю и Цаплю спросили, не хотели бы они выполнить по заказу фестиваля какой-нибудь проект, художницы незамедлительно ответили: "Да, непременно. На какую тему? А что у вас за проблемы? Чем мы можем помочь?"

Kurzfilmfestival Oberhausen 2009

Глюкля, Цапля и композитор Владимир Раннев: "Мы очень любим приехать куда-нибудь, провести исследование, и на этой основе сделать какую-то работу. Наш перформанс основан на интервью с безработными отцами Оберхаузена, которые взяла наш куратор Кристиане Бюхнер, потому что у нас не было этой возможности. Немецкий текст перевели на русский. На основе этого текста мы написали монолог, который произносит наш отец. Получилось, что граждане Оберхаузена включены в наше искусство, а наше искусство включено в город Оберхаузен".

Deutsche Welle: А почему именно в Германии, а не в России появился этот перформанс?

- В России никакой поддержки для таких проектов нет.

- Но в одном из Ваших фильмов маршируют кронштадтские матросы по Питеру! Уж если вам армию удалось привлечь к работе…

- Это нас поддерживали шведы.

- И все-таки, как вам удалось убедить матросов шагать по городу с белыми платьицами в руках?

- Конечно, они думали, что над ними смеются, пришли поиздеваться над ними, дали какие-то тряпки в руки. Мы сказали, что в принципе это про них кино. Они несут свою душу, самую хрупкую часть. Потом действительно оказалось так. Потому что в русской армии дед служил, отец служит, и вот, по инерции, и мальчика туда. Они сами потом говорили: "Мы сами не знаем, счастливы мы или нет, правильно ли мы сделали, что мы здесь, мы не знаем, куда мы идем". Этот фильм тоже такой: они идут, ни начала, ни конца. Такое состояние.

- Одежда проходит лейтмотивом через многие ваши фильмы. Вот и платья у вас разговаривают человеческим голосом: "Купи меня"...

- Это же всегда вопрос, как ты себя конструируешь. Раньше люди строили себя через любовь. Потом в какой-то момент у людей что-то переключается и им кажется, что построить себя можно через красивое платье, например, или губную помаду, туфли. "Купи меня и будь счастлива!" Такая вот мощная подмена.

- У вас много имен: Глюкля и Цапля. А вот "Фабрика Найденных Одежд", этот псевдоним имеет какое - то отношение к "Фабрике" Энди Уорхола, например?

- Фабрика – это утопическая творческая лаборатория, пространство свободы, где мы находим людей и какие-то свои открытия совершаем.

- С Уорхолом у нас есть пересечения, потому что его фабрика была прежде всего сообществом. И для нас тоже коммуникация – это тоже очень важно.

- Какие эмоции вызывает у вас сегодняшняя Россия?

- Страшно, обидно. Потому что полемика даже уже не получается, дискуссия не получается, потому что настолько сейчас уже все ясно.

- Заниматься политическим и социальным искусством – фи, какая гадость. Это общее мнение, и поэтому мы сейчас вот в этом варварстве и дикости живем. Потому что это все так не популярно. Потому что гражданского общества нет, сопротивления нет. Как можно уходить во внутреннюю эмиграцию? У нас же есть ответственность, у нас дети есть, совесть!

- В истории всегда есть такие моменты, когда художники не могут только своим творчеством заниматься.

- А есть ли что-нибудь хорошее, что вы можете сказать о России?

- Да, мы выживаем в России, потому что там много хороших людей.

Беседовала Элла Володина

Редактор: Дарья Брянцева

Отрывки из интервью с участниками "Фабрики Найденных Одежд" - в аудиофайлах

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама