Пианист Игорь Левит: новый любимец немецкой критики | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 05.03.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Пианист Игорь Левит: новый любимец немецкой критики

"Антизвезда и покоритель высот", - так пишут в Германии о 24-летнем пианисте, который вызывает у обычно сдержанных немецких музыкальных критиков взрывы эмоций.

Джинсы, белые кроссовки, спортивная сумка через плечо: Игорь Левит выглядит как обыкновенный немецкий студент. Таковым он и является. 24-летний музыкант переехал с родителями в Германию из города Горького (теперь - Нижний Новгород) в возрасте восьми лет. Его рано заметили: сначала профессора, за ними - музыкальные критики. Сегодня в немецкой прессе можно обнаружить множество не просто хвалебных - восторженных рецензий на концерты молодого пианиста, не выпустившего еще ни одного сольного альбома.

Ганновер - Зальцбург

"Игорь Левит - не просто один из "обычных" виртуозов. Его игру определяет жажда музыкального познания", - пишет на страницах газеты Süddeutsche Zeitung критик Вольфганг Шрайбер (Wolfgang Schreiber).

Эта жажда проявилась рано: в 11 лет Игорь Левит, тогда - ученик своей мамы, Елены Левит, был замечен на престижном музыкальном конкурсе в Тель-Авиве, где не только получил сразу четыре награды, но и привлек внимание шведского пианиста и прекрасного педагога Ханса Лейграфа. Лейграф, профессор зальцбургского Моцартеума, пригласил Левита стать его учеником. "И мы, как сумасшедшие, пять с половиной лет мотались между Зальцбургом и Ганновером", - вспоминает Игорь. Ситуация тем более парадоксальная, что как раз Ганновер, где сосредоточился цвет "музыкальной эмиграции" из бывшего Советского Союза, обычно служит центром притяжения подающих надежды исполнителей. Правда, продолжил образование Левит уже в Ганноверской консерватории, в частности у именитого профессора Кеммерлинга (Karl-Heinz Kämmerling).

Без гламура

Во время нашего интервью Игорь Левит особенно часто произносил слово "естественно". "Естественно", что он стал музыкантом. "Естественно", что жизнь за пределами музыки интересует его не меньше, чем жизнь в музыке. "Естественно", что рояли в Китае (куда он ездил с гастролями) настроены и звучат иначе, чем в Европе. Возможно, под влиянием этого разговора, и к игре Левита хочется в первую очередь применить именно этот эпитет: "естественно". От слова "естество", человеческая суть.

Очевидно, что собственное мнение, ощущение, рефлексия важнее для него, чем следование классическим канонам или новым тенденциям. "Левит понимает, что музыку (в частности, Бетховена) следует постигать не пальцами, а головой, - замечает на страницах газеты Frankfurter Allgemeine Герхард Роде (Gerhard Rohde). - Его техническое совершенство, элегантность, легкость и точность каждого звука, мощная, но одновременно очень отчетливая артикуляция создают стабильный фундамент, на котором Левит выстраивает здание своей собственной, индивидуальной интерпретации". Те, кому слегка поднадоел гламурный пианизм образца Ланг Ланга, приветствуют в лице Игоря Левита "нового Рихтера".

Многоязычие и Бетховен

По Игорю Левиту видно, что интервью давать он пока не привык. На одни вопросы отвечает односложно, на другие - задиристо, на третьи - вопросом на вопрос. "Русско-немецкий пианист покоряет концертные залы Германии", - цитирую ему один из заголовков. "Я чистокровный еврей, родившийся в России, выросший в Германии и влюбленный в Европу", - чеканит пианист. Многоязычие (хотя интервью он предпочитает давать все-таки по-немецки) Левит воспринимает как большое обогащение, в том числе своего музыкального сознания. Шостакович и Прокофьев входят в его домашний пантеон наряду с Моцартом или Дюпре.

И, конечно, Бетховеном - "главным" композитором для молодого пианиста. Уже сейчас Левит играет "Вариации на тему вальса Диабелли", к которым иные коллеги подходят в зрелой стадии карьеры, а в следующем году собирается, всем на удивление, взяться за бетховенские фортепьянные сонаты. "Эти вариации - величайшее сочинение музыкальной литературы, - говорит Игорь. - Я мог бы играть их по несколько раз в день, каждый раз открывая что-то новое".

"Мне все равно, что обо мне пишут, - уверяет Игорь Левит. - Моя трактовка того или иного произведения не изменится от того, что обо мне написал какой-либо критик". А от чего изменится? "Иногда я боюсь сломаться под тяжестью некоторых событий", - отвечает Игорь, подбирая слова. - Бывает, сидишь за роялем, занимаешься музыкой, все прекрасно. Выходишь погулять, включаешь компьютер, смотришь новости - и узнаешь, что 68 твоих ровесников погибли на острове Утейа... А я могу сделать только одно: выйти вечером на сцену и сыграть концерт".

Автор: Анастасия Буцко
Редактор: Ефим Шуман

Ссылки в интернете

Реклама

Культура и стиль жизни