О том, как музыка объединила переселенцев и коренных немцев | Мосты | DW | 09.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

О том, как музыка объединила переселенцев и коренных немцев

11.08.2005

В Германии очень много музыкантов-любителей. Во Фрайбурге есть даже целый любительский симфонический оркестр, которым руководит скрипач, иммигрант из России, Арнольд Гутман. Моя коллега Виктория Баллон встретилась с самодеятельными музыкантами.

«Оркестр называется «Летиция», что значит радость, веселье. Вот уже 80 лет оркестр исполняет музыку Бетховена, Моцарта, Шуберта и других композитеров, и его концерты приносят радость не только слушателям, но в первую очередь, самим музыкантам-любителям. Руководит же этим любительским коллективом профессионал высокого класса, заслуженный артист, дипломант всероссийских конкурсов Арнольд Гутман.

Я проработал 30 лет концертмейстером оркестра, последние пять лет в симфоническом оркестре московской филармониии, объездил полмира... Когда я ехал в Германию, я ни о какой карьере вообще не думал. Вся карьера была уже сделана там. Возраст уже такой, что невозможно начинать сначала. Я просто ехал ради своих детей, почти как пенсионер. Но получилось так, что я попал во Фрайбург, и попал в колею. Здесь много любитей музыки, меня познакомили с ними, привели в первый раз в этот оркестр, им руководил тогда второе лицо в городе, и он мне этот оркестр передал. И вот я уже девятый год дирижирую“ .

Сегодня Арнольд Гутман в свои 67 лет продолжает активно работать как музыкант, он играет сольные концерты, выступает как концертмейстр профессионального симфонического оркестра. Преподает в музыкальной школе. Учитывая то обстоятельство, что большая часть хороших музыкантов, уехавших из России, не работают по профессии в Германии, можно сказать, что это удача. А началось все с оркестра Летиция, когда Арнольд Гутман не только пошел на то, чтобы заняться работой с любителями на общественных началах, но и сам сменил скрипку на дирижерскую палочку.

„Л юбой струнник хотел бы быть дирижером, я лично очень хотел, еще в консерватории. Первое время я конечно «плавал» как дирижер. Но сейчас я много книг перечитал, самообразованием занялся. А этих музыкантов я как профессионал еще и учил. Я как педагог показывал, что надо делать. Я не могу требовать, чтобы они играли как профессионалы, но они сами к этому тянутся, мне легко было подвинуть их к более высокому уровню. Они все строгости мои воспринимают нормально. А я им сказал, раз мы занимаемся музыкой, мы должны быть требовательны к себе, так что не обижайтесь. Мы все друзья у нас очень хорошая атмосфера в оркестре, все ко мне хорошо относятся, и я этот оркестр люблю. Первые мои шаги в музыке в Германии были здесь“ .

Монахэм Амитай, по специальности врач и психоаналитик с 89 года в оркестре и может сравнить как было до дирижера Гутмана и сейчас.

Разница такая же, как между лощадью молочника и беговой. Наш прошлый дирижер был хорошим руководителем и психологом, но не профессионалом. А для Арнольда музыка это жизнь, и он может это передать. Он не понимает, как это для нас может быть иначе, но мы таким образ очень мотивированны“.

В самом начале у дирижера для передачи своего отношения к музыке и объяснений, что надо делать, было только несколько немецких слов, и известные любому музыканту слова: анданте, крещендо... Гутман считает, что и сейчас его немецкий очень минимален, но понимание с членами оркестра полное:

Музыка - это интернациональный язык, и даже если попасть в Африку, и там есть симфонический оркестр, я думаю, что они меня поймут“.

„К сожалению, мой инструмент мне не разрешили взять с собой, это был старинный итальянский инструмент. Здесь уже купила новую виолончель“ .

Лилия Яковлевна Новгородская приехала из Киргизии уже пенсионеркой. Она познакомилась с Гутманом в Орджиникидзе, где они вместе работали в оркестре. Случайно встретились в Германии через 8 лет, и он пригласил ее в оркестр «Летиция».

Чем больше людей в оркестре, тем лучше, а мне оркестр тоже многое дает. Я сейчас пенсионерка, но я всю жизнь работала, люблю музыку и судовольствием играю. Она меня духовно наполняет. Я, к сожалению, общаюсь на примитивном немецком языке, поэтому хорошо, что я сразу сажусь и играю, и приходиться больше играть, чем разговаривать. Разумеется, это тоже общение, музыка- это общение“ .

Это общение объединяет людей разных слоев общества - от получателей социальной помощи до владельцев магазинов, аптек и медицинских частных практик. Есть в оркестре совсем молодая скрипачка, Маргарита Хайн, переселенка из Киргизии, ученица Гутмана, есть люди среднего возраста, есть совсем пожилые.

„Недавно мы проводили на пенсию скрипачку, котой 93 года было и она еще играла. И она не хотела уходить, но ей трудно было ездить. Любители здесь, которые любят бескорыстно музыку, не могут жить без нее. Фрайбург этим отличается. Здесь много людей, для которых музыка - это воздух“ .

* * *

Это был репортаж Виктории Баллон из Фрайбурга. А теперь мы с вами отправимся в окрестности Гамбурга. На днях еврейская либеральная община маленького городка Пиннеберга, которая на 80 процентов состоит из русскоязычных иммигрантов, отпраздновала новоселье. На этом празднике побывала Екатерина Филиппова:

Два года община кочевала. Все началось с домашних сборищ. Позднее стали приглашать раввина и шаббат праздновали в евангелических или в католических церквях. Официальный статус, а также финансовую поддержку Правительства земли Шлезвиг-Гольштейн община получила совсем недавно. На новоселье пришли представители политических партий и других религиозных конфессий – протестанты, католики и мусульмане. В городе еще никогда не существовало еврейской общины, и это привлекло внимание прессы. В новое помещение была торжественно внесена Тора, прозвучали песнопения и поздравления.

„Пусть число членов общины будет бесконечно также, как число «Пи», которое мы находим в аббревиатуре номеров пиннебергских автомашин“

- сказал в приветственном слове остроумный раввин Вальтер Ротшильд. Сегодня община насчитывает 70 человек, большинство из которых говорит по-русски. Возглавляет ее 57-летний журналист Вольфганг Зайберт. Его родители отец-немец и мать-еврейка, которую угнали в Германию из Харьковской области, познакомились после войны в лагере для перемещенных лиц. Кстати, спутница жизни Вольфганга - Алла, тоже приехала из Харькова. Вольфганг убежден, что для многих иммигрантов общинная жизнь - это возможность выйти из изоляции.

«Богослужения проходят на трех языках - на иврите, на немецком и на русском. Люди, которые приехали из бывшего Союза, очень важны для нас - благодаря им здесь снова появилась еврейская жизнь. И мы можем у них многому научиться, например, взаимопомощи и гостеприимству, которые так редко встретишь на севере Германии. Многие из нас подружились. Как-то мы отправились в гости к одному нашему «активисту». Он хотел продемонстрировать, насколько вкусна еврейская кухня на Северном Кавказе. Во время трапезы я заметил, что у мяса какой-то странный вкус. А хозяин дома ответил: «Не знаю, чего ты хочешь! Это очень хорошая дорогая свинина!» Этот случай показал, что русскоязычным людям предстоит еще многое узнать о еврейских традициях. Поэтому меня эта история совсем не разозлила. Я считаю ее просто смешной».

Русскоязычных в правлении общины представляет бывшая москвичка, директор школы Лидия Литвина, которая снова нашла себя в общественной деятельности.

«Я человек нерелигиозный. Но я решила посмотреть, как это выглядит, и встретила здесь очень разумных обаятельных людей. Это было первое, что меня привлекло. Потом я стала приходить на службу, мне показалось это интересным. Я поняла, к какому народу я принадлежу и насколько я не знаю ни его истории, ни культуры. И теперь я пытаюсь наверстать то, что было упущено. Для меня это сейчас очень важно».

В общине Лидия Александровна помогает вновь прибывшим в походах по учреждениям. Она отвечает и за клуб «Добрый вечер». Его члены обсуждают важные для всех темы или приглашают к себе интересного человека.

«Потом у нас совместная трапеза, мы общаемся, и сюда приходят не только русскоговорящие члены общины, но и немецкоязычные – им тоже любопытно, интересно, что происходит. Вот меня это очень привлекает. В гамбургской общине, там существуют как бы две общины – раздельно, а здесь мы все вместе, и русские и немецкоязычные».

В Пиннеберге даже отведён участок под еврейское кладбище, где только что, к сожалению, прошли первые похороны. А осенью при общине откроются курсы немецкого языка и иврита. Не обойдется и без шахматного клуба. Запланирован и новый переезд. Поскольку крутая лестница оказалась тяжким препятствием для пожилых «общинников», пришлось найти новое помещение. Остается спросить: будет ли снова новоселье? Евреи, как известно, любят праздновать... Дай Бог нам праздник - и мы повеселимся».