От гламура - до функциональности: история немецкой моды | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 25.11.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

От гламура - до функциональности: история немецкой моды

Мода – зеркало окружающей нас действительности. Послевоенная элегантность, вычурность 80-х, интеллектуальный минимализм 2000-х - немецкие журналисты рассказали историю Германию через призму моды.

Татьяна Патиц на обложке 'German Fashion Design 1946 - 2012'

Татьяна Патиц на обложке книги

Надин Барт

Фэшн-журналист Надин Барт

Функциональность и практичность – первая ассоциация, которую вызывает немецкая мода. Фэшн-журналист и фотограф Надин Барт (Nadine Barth) утверждает, что этот стереотип хоть и не лишен смысла, но является лишь вершиной айсберга. В своей книге "German Fashion Design 1946 - 2012" она доказывает, что мода, тем более немецкая, - это сейсмограф жизни. "То, как мы одеваемся, отражает нашу действительность. Мода показывает, кто мы есть и кем хотим быть", - говорит автор.

Вместе с Надин Барт поисками фэшн-истин занимались еще 24 журналиста, чьи работы тоже представлены в книге. Фолиант размером А4 и объемом в 320 страниц рассказывает почти 60-летнюю историю моды Германии. Статьи, интервью и, конечно, фотографии: цветные и черно-белые, постановочные и подиумные, шокирующие и умиляющие. Взглянуть на моду как философию и понять ее связь с историей - немецкая почва как нельзя более благодатна для таких изысков. Это не гламурный Париж с шикарными "луками" (от английского "look". – Ред.), а демократичный Берлин с ломаной линией жизни. Каждое десятилетие немецкой моды отражает свой дух времени.

Показ мод от Kaviar Gauche

Осень/зима 2011-2012 от Kaviar Gauche на берлинской Неделе высокой моды



Эксклюзив, свинг и Берлинская стена

После войны люди, истосковавшиеся по прекрасному, с благодарностью восприняли творчество Хайнца Остергарда (Heinz Oestergaard) и Ули Рихтера (Uli Richter). Они вернули женщинам понятие элегантности, стиля и эксклюзивности. К концу 50-х годов Берлин вновь заработал репутацию, которой обладал в золотые 20-е. Сюда приезжали со всего мира, чтобы увидеть немецкие показы модных коллекций. Но события августа 1961 года разрушили достигнутое. Берлинская стена, разделив город надвое, преградила путь дизайнерской утонченной одежде.

Модели марки Bogner

Bogner - культовый бренд уже в 60-х

Наступившая к тому же сексуальная революция изменила дух времени до неузнаваемости: мода стала юной, спортивной, практичной. Время элегантных дам прошло, впервые роль трендсеттеров взяла на себя молодежь. В свингующие 60-е для дизайнеров Германии ориентиром служил Лондон. Тем триумфальнее в следующее десятилетие стало восхождение Джил Сандер (Jil Sander) на мировые фэшн-подмостки. Спустя некоторое время она - королева немецкого минимализма - превратила свои коллекции в мировой бренд для интеллектуалов.

"80-е мы оценим по-настоящему только через несколько лет. Это как то, что мы сейчас считаем золотым временем немецкой моды 20-е годы", - замечает арт-критик Петр Бэлдле (Peter Bäldle), интервью с которым также размещено в книге "German Fashion Design 1946 - 2012". Диско 80-х закружило мировую фэшн-общественность вокруг немцев с новой силой. Мода стала способом подчеркнуть свое богатство: чем дороже, тем лучше. Показы немецких дизайнеров в Дюссельдорфе вновь стали местом паломничества редакторов модных журналов и представителей бизнеса в сфере моды.

Концептуальная интеллектуальность

Модель одежды от Джил Сандер

Интеллектуальный минимализм от Джил Сандер

В 90-е выставление напоказ своего материального достатка стало признаком дурного тона. Взамен в моде акцент был смещен на интеллектуальность и эрудированность, их синонимами стали эмоции, чувства, переживания. Сейчас дизайнеры и эксперты в сфере моды четко разграничивают два, казалось бы, идентичных, понятия: моду и одежду. И если первая в своем стремлении приблизиться к искусству безгранична, то основная черта второй - функциональность и носкость. "Сами немцы сегодня не знают, что стоит за термином "немецкая мода", - признается Надин Барт. - Спектр выразительных средств настолько огромен, что привести ее к какому-то общему знаменателю невозможно".

Современных концептуальных дизайнеров не волнует, что будет модно в следующий сезон. Они исследуют искусство, играют с прекрасным, пытаются понять его природу. "Когда мода начинает задаваться вопросом о самой себе и своей роли в обществе, то она быстро выходит за определенные рамки и перестает функционировать как мода, - утверждает автор книги. - Но в Германии существует очень "прусское" понимание моды: бизнес должен выглядеть как бизнес, развлечение как развлечение".

Берлинский "лук"

Дизайнер Штефан Шнайдер (Stephan Schneider) относится к той могучей кучке концептуалов, которые поддались очарованию обывательской эстетики немецкой моды. Сбежав от немецкой моды 80-х, ориентированной на статусность и денежное благополучие, Шнайдер отправился в Бельгию, где стал создавать свои капсульные коллекции. В то же время дизайнер преподает в Университете искусств в Берлине (Universität der Künste Berlin). Он подчеркивает, что его студенты изучают именно немецкую моду.

Штефан Шнайдер

Немецко-бельгийский дизайнер Штефан Шнайдер

К радости профессора, юные творцы не мечтают работать в каком-либо французском доме моды. Они не грезят о роскоши, а размышляют о целесообразности своих коллекций. "В Берлине из-за его мультикультурности и демократичности никогда не было и не будет домов высокой моды. Здесь живут индивидуалисты. В плане фэшн-коммуникации немецкая столица не обладает одним определенным центром", - подчеркивает Штефан.

Берлинский "лук" должен отличаться прежде всего своей небрежностью: закатанные рукава, холщевая (обязательно не кожаная) сумка, некая растрепанность... чувств, наверное, в том числе. Истинный почитатель street fashion должен выглядеть прямо противоположно моде все тех же 80-х, когда старательность создаваемого образа была видна даже по пуговице на заднем кармане.

Могут ли юные дизайнеры добиться признания и достичь такого уровня, как, скажем, Джил Сандер или Вольфганг Йооп (Wolfgang Joop)? Увы, вопрос риторический. Как ни крути, но все зависит от спонсоров, которые пока не очень-то верят в молодые дарования и деньги вкладывать не торопятся. Инвесторы - народ практичный. Поэтому последняя глава книги Надин Барт посвящена тому, кого пока нет - дизайнеру, которого еще никто не знает.

Автор: Анастасия Красоткина
Редактор: Виктория Зарянка

Контекст

Реклама