Об истории новогоднего праздника | Политика и общество: анализ событий в Европе, России, мире | DW | 06.12.2002

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Политика

Об истории новогоднего праздника

Начало нового года широко отмечалось ещё в глубокой древности.

Все языческие народы ознаменовывали его богослужебными обрядами, торжественными приношениями и забавами. Древние египтяне отмечали начало нового года праздником воскрешения Осириса. В Древней Греции народ и жрецы, надев на себя маски, устраивали на улицах шествия с песнями и танцами. Женщины, собиравшиеся на званые вечера, занимались гаданием. Древние римляне встречали новый год с торжественной важностью: консулы и патриции приходили в пышных одеждах в храм для принесения жертв. Первосвященник молил богов о ниспослании народу всяческих милостей и об отвращении от него бедствий. После жертвоприношений устраивались забавы: надев маски, все пировали и танцевали. В этот день считалось неприличным продолжать раздоры. Люди ходили друг к другу в гости с поздравлениями и подарками. В этот день в Древнем Риме было принято отпускать на волю рабов.

Примечательно, что новый год начинался у разных народов в разное время. У древних греков начало года совпадало с началом лета. Древние германцы же, как указывают Беда Достопочтенный и Снорри Стурлусон, начинали отсчитывать год с поздней осени или начала зимы. Древние германцы делили год на три части – зиму, весну и лето. Первая часть считалась священной: именно на зиму приходились все важнейшие праздники. О праздновании нового года в языческой Руси почти ничего неизвестно. Судя по летописям, древние русичи начинали отсчёт года от первого весеннего новолуния, наступавшего обычно в марте.

В конце 10 века вместе с христианством на Руси было введено и новое, принятое в Византии, летоисчисление от сотворения мира. Это был Юлианский календарь, согласно которому год начинался 1 марта. Этот календарь вместе с греко-римскими названиями месяцев был принят также в Центральной и Северной Европе.

В 1348 году православная церковь, в соответствии с определениями Никейского собора, перенесла начало года на 1 сентября, что свидетельствует об усилении роли христианской Церкви в государственной жизни Древней Руси. Укрепление православия в средневековой Руси выражалось в том, что именно Священное Писание стало источником реформы календаря. Впрочем, при этом мало учитывался тот факт, что в отличие от Средиземноморья, в среднерусской полосе окончание сельскохозяйственных работ приходилось не на конец августа, а на конец сентября. Поэтому начало нового (зимнего) период в годовой жизни русского крестьянина приходилось на октябрь и отмечалось праздником Покрова.

В ветхозаветной Церкви сентябрь праздновался ежегодно в ознаменование покоя от всех житейских забот. Сентябрь для верующих иудеев и христиан имел особое значение. Именно в этом месяце Ноев ковчег остановился на горе Арарат. В сентябре с Синайской горы сошёл пророк Моисей со скрижалями Завета. В сентябре была воздвигнута скиния Господня. В этот месяц первосвященник ежегодно приносил бескровную жертву в Святая Святых, а люди каялись в грехах, изнуряя себя постом. В сентябре был освящён великолепный храм, выстроенный царём Соломоном, и сюда была внесён ковчег Завета.

На Руси день Новолетия, 1 сентября, совпадал с праздником Симеона-столпника, которого поэтому называли также Симеоном-летопроводцем. Этот день, заканчивавший старое и начинавший новое лето (год), являлся на Руси одним из торжественных дней общения царя с народом, во множестве стекавшемся не только со всей Москвы Белокаменной, но и из ближайших пригородов в стены Кремля златоглавого «лицезреть пресветлые царские очи». Здесь из года в год совершалось, по нерушимому завету старины, летопровождение или «действо многолетнего здоровья».

Действо Новолетия начиналось ровно в полночь выстрелом вестовой пушки в Кремле. Выстрел возвещал жителя Москвы и всей Руси православной о наступлении нового года. После этого начинал гудеть большой колокол с колокольни Ивана Великого. Кремлёвские ворота распахивались, и «всенародное множество» наполняло Кремль, чтобы встретить Новолетие вместе с государем. Царь выходил из своих палат в 10 часов утра, когда в Успенском соборе совершалась патриаршья утренняя служба. «Государев богомолец» в окружении образов и сонма духовенства выходил в западные двери.

На церковном дворе затем совершалось «патриаршее молитвословие», после чего царь благоговейно подходил к Евангелию и получал благословение патриарха. Затем под колокольный звон процессия следовала на Ивановскую площадь – между Архангельским и Благовещенским соборами. Здесь посреди площади против Красного крыльца воздвигался обширный помост, устланный богатыми коврами и огороженный расписной решёткой. С восточной стороны этого помоста ставились три аналоя с иконой святого Симеона-летопроводца. На одном из них возжигались свечи в серебряных предналойных подсвечниках. Тут же ставился особый «столец» для освящения воды. С западной стороны устраивались 2 «места»: государево, обитое червчатым бархатом и серебряной парчой, и патриаршее, крытое персидским ковром. Государево место было подобно трону: вызолочено, расписано красками, в виде пятиглавого храма с одной большой главой посредине и четырьмя малыми по углам; на них – двуглавые золочёные орлы.

Под колокольный звон царь вступал на своё место через створчатые слюдяные двери. Звон стихал. Государь, поддерживаемый стольниками, прикладывался на ступенях своего места к иконам. Патриарх, осеняя царя крестом, спрашивал «о его царском здоровье». Духовенство в это время размещалось по обе стороны мест государя и патриарха. Царские люди становились по правую руку государя и за его местом. Вся площадь, «по предварительной росписи», ещё до выхода царя заполнялась служилыми людьми в праздничных кафтанах. На паперти Архангельского собора стояли иноземные послы, приезжие иностранцы, а также посланцы отдалённых русских областей. Ратный строй стрельцов со знамёнами, ружьями и в цветном платье завершал величественную картину.

Теперь начиналось богослужение с водоосвящением. Митрополиты, архиепископы, епископы, а затем и всё присутствовавшее духовенство по двое подходили и били поклоны перед царём и патриархом. Осенив царя крестом по окончании молебного пения, патриарх «здравствовал ему речью», заканчивавшейся возгласом: «Здравствуй, царь-государь, нынешний год и впредь идущия многия лета в роде и во веки!» Государь в ответ на пространную речь патриарха лишь кратко благодарил его. Затем Царя и патриарха по очереди поздравляли духовные власти, бояре и все сановные люди, кланяясь «большим обычаем», то есть почти до земли. После этого государя поздравляли с Новым летом все стрелецкие полки, а за ними весь народ, бывший в Кремле, «многолетствовал» царю, ударяя челом о землю, как один человек. Поклонившись народу, приложившись ко кресту и приняв патриаршее благословение, царь шествовал в Благовещенский собор к поздней обедне, а затем удалялся в царские палаты. Действо Новолетия заканчивалось. Из государевой казны раздавалась милостыня нищим и убогим. По всему городу раздавался возглас: «Здравствуй, здоров будь, на многия лета, надёжа государь!»

Последний раз подобная церемония на Руси состоялась в 1699 году. В 1700 году Пётр Первый, по примеру европейских стран, распорядился отмечать начало нового года 1 января. Православная церковь, однако, и по сей день отмечает Новолетие 1 сентября. В петровские времена в российских городах появляется обычай устанавливать к Новому году ёлку. В сёлах же рождественская ёлка появилась гораздо позже. Этот обычай был занесён из Германии, поэтому в России он не имеет обрядового значения. Ель и сосна в русском фольклоре не играли особой роли. Большинство обрядов на Руси связано с берёзой.

В Западной Европе также в различное время использовались различные календарные стили, что нередко весьма затрудняет датировку событий. Долгое время отчёт года начинался от праздника Рождества, то есть от 25 декабря. Такой обычай распространился в Риме с 4 века. Во Франции он сохранялся с 8 до конца 10 века, а в Германии с 9 до начала 14 века. Примерно с 6 века во многих странах устанавливается византийский обычай начинать отсчёт года с 1 марта (так называемый пасхальный стиль отсчёта года). Долгое время в Европе был популярным так называемый благовещенский стиль отсчёта года – с 25 марта, к тому же, он существовал в двух вариантах (флорентийском и пизанском), а разница между ними была в целый год. С 12 века этим стилем годового отсчёта (то одним, то другим вариантом) пользовалась папская канцелярия. Благовещенский стиль сохранялся в Англии до середины 18 века. Во Франции до середины 16 века использовались все три стиля – пасхальный, рождественский и благовещенский. В Германии (в частности, в Кёльне и Мюнстере) с 14 века всё большее распространение получает пасхальный стиль.

Постепенно европейские страны начинали отсчитывать год с 1 января. Первой этот обычай ввела Испания – в 1556 году, за ней в том же 16 веке последовали Дания, Швеция, Франция и Нидерланды. В Германии, как и в папской канцелярии, 1 января стало официально считаться началом нового года лишь в 1691 году, то есть всего на 9 лет раньше, чем в России.

С незапамятных времён у немцев существовал обычай украшать на Новый год свои дома зелёными ветками. Считалось, что это гарантирует человеку в новом году здоровье и счастье. Первоначально это были ветки вишен, слив, яблонь. Их ставили в воду за несколько недель до праздника в надежде, что пробудившиеся к жизни силы растения перейдут на человека и животных. Со временем дома стали украшать вечнозелёными еловыми ветками. Поэтому по сей день в каждом немецком доме новогодняя ёлка считается обязательным атрибутом праздника.