Новый ″ледниковый период″ между Вашингтоном и Москвой? | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 27.06.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Новый "ледниковый период" между Вашингтоном и Москвой?

"Грозит ли новая холодная война?" - спрашивает вашингтонский корреспондент DW.

Летом 2010 года президент США Барак Обама объявил "перезагрузку" в отношениях с Россией. Правда, при переводе на русский язык компьютерного термина "reset" вкралась ошибка: вместо "перезагрузка" написали "перегрузка". Ошибка оказалась пророческой.

Поначалу, правда, с тогдашним российским президентом Медведевым отношения складывались неплохо. Стороны подчеркивали общность интересов в урегулировании международных конфликтов в Иране, Северной Корее, Афганистане. Выражением готовности к сотрудничеству стал и Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений - СНВ-3. Но после возвращения в президентское кресло Владимир Путин на смену "перезагрузки" пришла "перегрузка".

Россия и США не упускают возможности уколоть друг друга

Все, кто наблюдал за саммитом G8 в Северной Ирландии, отметили, какими мрачными взглядами обменивались Барак Обама и Владимир Путин. За жестами последовали дела: стоило президенту США выступить с новой инициативой по ядерному разоружению, как президент России тут же ответил возражениями, свидетельствующими о глубоком недоверии.

Президент России Владимир Путин и госсекретарь США Джон Керри на переговорах в Москве

На рабочем уровне сотрудничество продолжается: президент России Владимир Путин и госсекретарь США Джон Керри на переговорах в Москве

Следующим этапом ухудшения отношений грозит стать скандал с бывшим сотрудником спецслужб США Эдвардом Сноуденом и его разоблачениями. Бывший сотрудник ЦРУ Сноуден пустился в бега и выступил с сенсационными разоблачениями американских и британских программ электронного шпионажа Prism и Tempora. В конце концов Сноуден осел в Москве. США аннулировали паспорт Сноудена и требуют его выдачи по обвинению в разглашении государственной тайны, Москва под нажимом не уступает.

Сотрудник вашингтонского Фонда Карнеги за международный мир Мэтью Рожански подчеркивает, что весь обмен колкостями по делу Сноудена напоминает ему риторику времен холодной войны: "Обе стороны делают все возможное, чтобы выставить друг друга в плохом свете. Это приобретает динамику, которую мы помним по холодной войне. Но, с другой стороны, за кулисами сотрудничество продолжается".

Сенатор-республиканец Джон Маккейн идет еще дальше. В интервью CNN он назвал президента Путина "старым аппаратчиком из КГБ, который мечтает о временах Российской империи и поэтому продолжает тыкать нам пальцем в глаза". Позиция России, считает Джон Маккейн, "должна заставить нас в корне пересмотреть наши отношения с Россией и Владимиром Путиным, как мы давно этого требовали".

Сирия: Москва боится "потерять лицо"

Договор СНВ-3, Иран, Афганистан - по этим проблемам сотрудничество продолжается. Более того, на рабочем уровне спецслужбы обеих стран взаимодействуют и в области борьбы с терроризмом, особенно после теракта в Бостоне. Можно рассматривать это как совпадение интересов. В частности, когда речь заходит о Северной Корее, ни США, ни Россия не заинтересованы в распространении атомного оружия.

ЗРК С-300

Россия намерена поставить Сирии ЗРК С-300

Камнем преткновения остается Сирия. Президент Асад - последний союзник Москвы на Ближнем Востоке. Россия давно считает Сирию зоной своих финансовых, стратегических и политических интересов. Сирия - вопрос престижа для Владимира Путина. Поэтому решение Запада предоставить оружие оппозиции в Сирии он воспринял как сигнал тревоги. У него на памяти пример Ливии, где России досталась роль беспомощного наблюдателя.

Россия играет дряблыми мышцами, США утратили статус "незаменимой державы"

Амбиции России не ограничиваются конфликтом в Сирии. Мэтью Рожански указывает, что российское руководство не пытается вернуть себе статус сверхдержавы, но оно "хотело бы, чтобы все важные страны, в их числе и Китай, признали Россию одной из великих держав, как в политическом и экономическом, так и в военном отношении". Но вся бравада президента Путина не может скрыть того факта, что ни в политике, ни в экономике Россия великой державой больше не является, считает Мэтью Рожански. Остается только военный аспект.

Но и США утратили роль "незаменимой державы", как их когда-то охарактеризовала бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Да и администрация Обамы сама это признает. Войны в Ираке и Афганистане привели к истощению сил. Президент Обама предпочитает действовать, как он сам выражается, "из второго ряда". Многие в мире воспринимают это как слабость. А мнимые или реальные соперники, в частности Россия, используют это как возможность для самоутверждения.

"У США и России нет диаметрально противоположных интересов"

Однако риск возврата к иррациональным моделям поведения времен холодной войны не слишком велик, считает Мэтью Рожански. Даже если Россия не упускает случая разыграть иранскую карту, она вряд ли допустит, чтобы у нее под боком появилась новая ядерная держава. Вашингтону следует более гибко реагировать на властные амбиции Кремля, но продолжать сотрудничество с Россией там, где затронуты жизненно важные интересы обеих сторон.

Сходного мнения придерживается и исполнительный директор Центра национальных интересов в Вашингтоне Пол Сондерс. Газета The Christian Science Monitor приводит его оценку: "Мы не обязаны восхищаться тем, как правят власти в России. Но есть в мире проблемы, которые мы хотим решить - это иранская ядерная программа, династия в Северной Корее, сотрудничество в борьбе с терроризмом. И во многих вопросах Россия играет важную роль". Пол Сондерс уверен, что у США нет интересов, которые напрямую противоречат жизненным интересам России.

Смотреть видео 01:53
Now live
01:53 мин

Почему Сноуден все еще в Москве

Аудио- и видеофайлы по теме