Ничейная территория: как Крым оказался в научной изоляции | Учеба и работа в Германии | DW | 14.04.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Учеба и карьера

Ничейная территория: как Крым оказался в научной изоляции

Несмотря на сложную предысторию конкурса, фонд VolkswagenStiftung отобрал проекты, которые будут совместно реализовывать российские, украинские и немецкие ученые.

"Это был очень трудоемкий процесс, так как на наш адрес поступило много хороших заявок - 216 проектов", - подводит итоги конкурса фонда VolkswagenStiftung его сотрудник Маттиас Нёлленбург (Matthias Nöllenburg). Крупнейший частный фонд в Германии, оказывающий поддержку ученым, в 2015 году объявил конкурс на проведение трехсторонних исследовательских проектов. Вот только сотрудничество предполагалось между Россией, Украиной и Германией, странами, которые, мягко говоря, переживают не самый теплый период в своих отношениях.

Научная дипломатия

Опрометчивым такое решение фонда назвать нельзя, ведь он имеет уже многолетний опыт в "разминировании" мостов между конфликтующими странами. Более полувека назад фонд стал поддерживать германо-израильские двусторонние научные проекты. На тот момент между ФРГ и Израилем не было даже дипломатических отношений.

"Научной дипломатией" сотрудникам фонда теперь приходится заниматься и в сложном треугольнике. "Идея действительно заключается в том, чтобы ученые сели за один стол и поддерживали связи, которые рвутся во многих других областях. Однако во главе угла стоит, конечно, качество научных исследований", - подчеркивает Маттиас Нёлленбург в интервью DW.

Немного цифр

В итоге четыре аттестационные комиссии отобрали 39 проектов, которые получили финансирование на сумму 8,6 миллиона евро в общем размере. Отдельные проекты получат гранты в размере от 200 тысяч до 250 тысяч евро. "Около трети поданных заявок приходятся на ученых из Германии с российскими или украинскими корнями", - рассказывает сотрудник немецкого фонда.

И еще немного статистики: примерно треть участников проектов - женщины. Треть составляют и университеты из восточных федеральных земель Германии. Больше всего заявок поступило из Дрездена.

Большинство проектов рассчитаны на три года. Из 39 в трех случаях речь идет о проведении совместных мероприятий, которое предусматривает финансирование в размере от 55 тысяч до 130 тысяч евро.

Предыстория конкурса

"Учитывая предысторию и напряженную ситуацию, можно ожидать трудностей в практической реализации этих идей, особенно когда дойдет дело до государственных инстанций. Однако мы хотим курировать эти проекты, и я надеюсь, что на нашем пути будет не так много препятствий", - говорит Маттиас Нёлленбург.

Предыстория у этого конкурса, надо сказать, не самая простая. Инициатива фонда поначалу вызвала резко негативную реакцию в Киеве. "Сегодня, когда каждый день поступают сообщения о новых жертвах среди мирных украинских граждан и военных, когда вооруженные и финансируемые Россией террористы ежедневно осуществляют обстрелы украинских городов и сел, /…/ объявленный Фондом Фольксвагена конкурс фактически имеет целью поставить в одну плоскость агрессора и его жертву, оправдать преступления российского правящего режима в глазах немецкой и европейской общественности", - говорилось в заявлении министерства образования и науки Украины, опубликованном на его сайте 28 января 2015 года. Министерство образования призвало украинских ученых бойкотировать конкурс.

Контекст

Поэтому организаторов конкурса очень удивил тот факт, что заявок было все равно много. "Конечно, были случаи, когда немецкой стороне просто не удавалось найти или уговорить партнеров. Другая проблема, которая возникла у украинских ученых, - заручиться поддержкой руководителей научно-исследовательских учреждений. Большинству все-таки удалось получить официальное согласие от своего вуза, института. Некоторые ректоры сначала отказывались подписывать заявку научной группы, так как министерство было против. Однако мы предприняли ряд попыток на политическом уровне - и министерство не стало мешать ученым", - рассказывает сотрудник фонда VolkswagenStiftung.

А как в России отнеслись к идее работать вместе с украинскими учеными? "Российская сторона не видела в этом никакой проблемы, - говорит Маттиас Нёлленбург. - Бойкот был на Украине. Русским было проще. Как мне видится, они не считают, что находятся в состоянии войны с Украиной".

Без заявок с Крыма

Сейчас для ученых наступила пора реализации своих проектов. Среди участников - ведущие вузы и научно-исследовательские институты России, Украины, Германии. Есть ученые и из Донецка, правда, только те, чьи институты были дислоцированы, например - в Винницу. "Мы решили не поддерживать вузы, которые находятся на захваченной территории, - говорит сотрудник немецкого фонда. - Это касается и Крыма. С точки зрения международного права, это очень сложный вопрос. Во избежание возможных проблем мы решили не принимать заявки с Крыма".

В случае с бойкотом немецким организаторам проекта удалось решить проблему, как считает Маттиас Нёлленбург, но вот от дальнейших сложностей проект, конечно, не застрахован. Напоследок, было сложно не спросить про коррупцию. Ведь все-таки речь идет о миллионах евро, при этом ни Россия, ни Украина пока не решили вопрос с коррупцией. Однако немецкая сторона не опасается за целевое расходование средств. "У нас уже большой опыт работы на постсоветском пространстве, - говорит Маттиас Нёлленбург. - Средства мы даем немецкому партнеру проекта, и именно он отвечает за их распределение и ведет бухгалтерию. Мы не даем деньги непосредственно России и Украине".

Реклама