Немецкий след в создании гиперзвуковых ракет в России | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 02.11.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Немецкий след в создании гиперзвуковых ракет в России

В Гамбурге идет процесс по делу россиянина о контрабанде товаров двойного назначения. Их следы ведут в московские НИИ, которые занимаются гиперзвуковыми технологиями. Репортаж DW.

Здание суда в Гамбурге

Здание суда в Гамбурге

Дверь открылась, и в зал вошел невысокий седой пожилой человек. Он улыбнулся и помахал рукой родным, сидевшим за прозрачной перегородкой . Эта перегородка, которую в Германии устанавливают только для процессов над особо опасными преступниками, - единственное, что указывало на то, что в пятницу, 1 ноября, в Высшем земельном суде Гамбурга начался необычный процесс. Охранники боролись со сном, желающих наблюдать за судом по делу о нелегальном экспорте товаров для оборонных предприятий в России были единицы. Возможная причина - начало рассмотрения дела по существу совпало с Днем всех святых, который многие используют как дополнительный выходной.

Прессы и химикаты - в чем обвиняют Владимира Д. 

На скамье подсудимых - 69-летний инженер, гражданин России Владимир Д. Как следует из зачитанного текста обвинения, он с конца 1990-х жил на юге Германии, где владел фирмой по экспорту оборудования. Федеральная прокуратура обвиняет его в нарушении санкций Евросоюза против России.

Здание Федеральной прокуратуры в Карлсруэ

Здание Федеральной прокуратуры в Карлсруэ

Эти санкции, введенные в июле 2014 года на фоне обострения войны в Донбассе, запрещают поставки товаров двойного назначения, то есть, гражданского и военного, для военных целей и военных получателей в России, а также запрещают экспорт вооружений и сопутствующих товаров. Следствие считает, что Владимир Д. нарушил и то, и другое. Он был арестован и помещен в СИЗО в декабре 2018 года, а в августе 2019-го обвинение было передано в суд.

Дело состоит из восьми эпизодов. По данным следствия, с сентября 2014-го по июнь 2018 года Владимир Д. экспортировал в Россию два пресса для горячего изостатического прессования, ввел один из них в эксплуатацию, а также вывез в РФ несколько килограммов декаборанов - токсичных химических соединений из списка товаров военного назначения. Общая сумма поставок - 1,83 миллиона евро.

Обвинение: конкретные заказы от российского ОПК

Первое судебное заседание длилось чуть больше часа. Судья-председатель зафиксировала факты биографии Владимира Д., представитель прокуратуры зачитал обвинение, а защитник озвучил два прошения - приобщить юриста по экспортному праву, а также освободить обвиняемого из-под стражи под залог. Он мотивировал это тем, что часть обвинений не достаточно доказана, у обвиняемого преклонный возраст, и он провел за решеткой почти год - минимальное наказание за вменяемые ему преступления.

Штефан Морвайзер

Штефан Морвайзер

Максимальный срок - 15 лет. Кроме того, адвокат призвал суд к непредвзятости. Владимир Д. молчал и лишь вначале по-немецки потребовал от судьи говорить громче, на что она посоветовала ему надеть наушники.   

По итогам первого заседания складывается следующая картина. Если бы не санкции ЕС в ответ на действия России в Украине, этого процесса могло не быть. "У нас сложилось впечатление, что Россия при изготовлении, в том числе стратегических систем вооружения, которые, возможно, напрямую угрожают Западной Европе, зависит от поставок из Германии и других западноевропейских стран, - сказал DW представитель обвинения, старший прокурор Штефан Морвайзер (Stephan Morweiser). - Мы исходим из того, что обвиняемый получил конкретные заказы от российской оборонной промышленности".  Иными словами - Владимир Д., возможно, помогал закрывать пробелы в импортозамещении.

Получатели прессов - ВИАМ и ЦИАМ

Некоторые детали были известны с момента ареста, другие прозвучали впервые. Так, были названы поставщики и получатели. Прессы для горячего изостатического прессования Владимир Д. приобрел у бельгийской компании EPSI, которая на своем сайте называет себя ведущим производителем такого оборудования для изделий из металла, керамики, композитов и пластика. По словам Морвайзера, речь идет о технике, "которая применяется в авиационной и космической отрасли, когда требуется дополнительное уплотнение материала для лучшей устойчивости нагреванию, например, при вхождении в атмосферу".  

MiG-31 с ракетой Кинжал

В изготовлении гиперзвуковой ракеты "Кинжал" также используются самые современные материалы

По данным обвинения, первый пресс фирмы EPSI стоимостью более полумиллиона евро получил Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов (ВИАМ) в Москве. В российской прессе ВИАМ упоминается как один из разработчиков создания нового российского оружия, в частности, гиперзвуковых ракет.

Над гиперзвуковыми технологиями работает и получатель второго, более крупного и дорогого пресса (1,2 миллиона евро) - Центральный институт авиационного моторостроения (ЦИАМ), также расположенный в Москве. ЦИАМ упоминался в контексте создания прототипов противокорабельных гиперзвуковых ракет "Циркон".

Как Владимир Д. сам невольно инициировал расследование

По иронии судьбы, нарушения санкций, скорее всего, никто бы не заметил - если бы не сам Владимир Д. Как рассказал DW Пьер Кольман, бывший тогда генеральным директором EPSI, бельгийский производитель поставил немецкой фирме Владимира Д. два пресса на склады в Германии. Конечными пользователями были названы "исследовательские организации" в России. Первый пресс для ВИАМа был доставлен в Германию в 2014 году до санкций ЕС, и Владимир Д. предъявил EPSI разрешение от немецкого ведомства по контролю экспорта BAFA. Санкции вступили в силу тогда, когда товар поставлялся из Германии в Россию.

На вторую поставку для ЦИАМа в 2017 году разрешения не было, но фирма Владимира Д. "пообещала его предоставить до отправки" в Россию, говорит Кольман. В начале 2018 года Владимир Д. проинформировал EPSI, что товар уже в России, заверил, что документы в порядке и попросил прислать в Москву специалиста для настройки. Но EPSI обратилась к бельгийскому контрольному экспортному ведомству DCSG (а то, в свою очередь, - к немецкому BAFA) с просьбой проверить документы. Выяснилось, что поставка была нелегальной. В результате Владимиру Д. пришлось самому  настраивать пресс, а в Германии в отношении него началось расследование.      

Адвокат: экспорт меньшего пресса не наказуем

Андреас Каров

Андреас Каров

Следствие считает, что Владимир Д. отдавал себе отчет в том, что такие поставки запрещены санкциями, а потому подделывал документы, вывозил оборудование через разные страны, а второй пресс - по частям. "Это было устроено так, что обычный сотрудник таможни был не в состоянии разобраться, что к чему", - говорит Штефан Морвайзер.

Адвокат обвиняемого Андреас Каров (Andreas Karow) в беседе с DW повторил озвученное им обращение к суду: "Существенные пункты обвинения не соответствуют действительности". По его словам, поставка первого, меньшего по размерам пресса не наказуема из-за его технических параметров. Кроме того, он считает, что ввод пресса в эксплуатацию на территории РФ не подпадает под юрисдикцию Германии.    

Токсичные вещества для "Ростеха" в ручной клади 

Уже после ареста следователи из Федеральной прокуратуры установили, что Владимир Д, вывозил декабораны - высокотоксичные химические соединения бора и водорода. По данным следствия, 15 килограммов декаборанов ему заказала одна из структур "Ростеха" - "РТ-Химкомпозит" и входящий в него Государственный научно-исследовательский институт химии и технологии элементоорганических соединений (ГНИИХТЭОС, Москва).

Часть заказа Владимир Д. якобы выполнил. Он отправлял запрещенные вещества заказчику порциями по почте, декларировал их как клей, или перевозил лично, причем в ручной клади. Следствие отмечет, что декабораны могут использоваться для ракетного топлива и взрывчатки. 

Адвокат Андреас Каров сказал, что обвинение в продаже 15 килограммов декаборанов "не соответствует действительности" и пообещал доказать это в суде. Важную роль в процессе может сыграть то, будет ли доказано военное использование продукции. Прямые доказательства, для чего используются поставленные прессы и декабораны, в первый день суда озвучены не были. Прокуратуре, похоже, достаточно того, что заказчики открыто работают с российским ОПК. Что решит суд - станет известно в конце года. Судебные заседания запланированы до середины декабря, после чего ожидается приговор.

Смотрите также:

 

Смотреть видео 02:52

Существует ли новое оружие Путина?

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама