Немецкий политолог: Ходорковский может начать путь Солженицына | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 22.12.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Немецкий политолог: Ходорковский может начать путь Солженицына

Александр Рар провел с Михаилом Ходорковским первые часы после его прибытия в Германию. В интервью DW политолог делится своими впечатлениями от беседы и рассказывает о том, как освободили Ходорковского.

Александр Рар

Александр Рар

Научный директор Германо-российского форума Александр Рар (Alexander Rahr) провел с Михаилом Ходорковским в берлинской гостинице Адлон первые несколько часов после прибытия опального олигарха и потом рассказал о своих впечатлениях корреспонденту DW.

Александр Рар: Он очень счастлив, что после десяти лет вышел на свободу. Он в бодром настроении, горит желанием высказаться, у него светятся глаза. Он хочет говорить, говорить и говорить. Ходорковский очень трезво оценивает ситуацию в России, очень интересуется положением в мире. Я был поражен тем, что, несмотря на то, что он десять лет был фактически отрезан от информации, понимает, чем дышит мир.

Я пять часов провел с Ходорковским. Мы сидели, говорили о жизни, о его лагере, спорили о России. Это был очень интересный разговор, который я никогда в жизни не забуду. Вся атмосфера мне очень напоминала приезд Солженицына. Когда мне было 10 лет, я стал свидетелем, как Солженицына выгнали из Советского Союза. Он очутился во Франкфурте-на-Майне в зековской рубашке и - я помню - в длинных резиновых сапогах. Первое, что он сделал, это поехал в редакцию "Посева" - эмигрантской организации - и сказал, спасибо, что вы меня поддержали.

Вот в такой ситуации сегодня находится и Ходорковский. Я ему тоже советовал присмотреться к примеру Солженицына, как тот себя вел, очутившись на Западе: очень мудро, без слишком резкой критики Советского Союза, просто думая о России. Солженицын свое дело сделал, и я думаю, что в этом же направлении будет идти и Ходорковский. Может быть, это преувеличение, но он может начать путь Солженицына. Солженицын после своего вынужденного выезда на Запад в 1973 году начал тоже с Германии, потом переехал в Швейцарию, а затем - в Америку. Вот и Ходорковский может начать писать книги, выступать, думать о будущем, о России. Я не думаю, что он будет заниматься политикой. Я это даже почти исключаю. Он, наверное, примет для себя решение играть какую-то роль в общественной жизни Европы в том или ином качестве.

- DW: Как удалось добиться освобождения Ходорковского?

- Его освобождение, все это "дело Ходорковского" стало результатом немецкой тайной дипломатии. Слава Богу, что у Германии есть еще закрытые или полузакрытые каналы связи с Россией, которых у других европейских стран и у Америки уже нет. В такой ситуации они смогли сработать.

Если вспомнить, то 25 лет назад именно Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher) был тем человеком, который оказался в Чехословакии, когда туда в посольство ФРГ сбежали многие немцы из ГДР. Они хотели выехать на Запад. И Геншер добился их выезда из Чехословакии в Западную Германию. Можно сказать, что это было началом разрушения Берлинской стены, которая через несколько месяцев после этого рухнула. И вот теперь, почти 25 лет спустя Геншер смог проломить следующую стену. В результате длительных переговоров с Путиным он добился того, что Ходорковский сейчас оказался в Германии.

Реклама