Немецкая книга о Холокосте в Украине | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 18.02.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Немецкая книга о Холокосте в Украине

Полтора миллиона евреев были уничтожены в годы Второй мировой войны на территории Украины. Почему немцы рассказывают об этом в Германии? Интервью DW.

В Варшавском гетто

В Варшавском гетто

Более четверти века эта тяжелая тема - главная в жизни Маргрет и Вернера Мюллер (Margret, Werner Müller). Они встречаются с людьми, пережившими Холокост в Польше и Украине, часто выжившими лишь чудом, опекают их, организуют их встречи со школьниками в Германии, переводят их свидетельства на немецкий язык... Только что в берлинском издательстве Metropol вышла их очередная книга. Она называется "Жизнь и смерть в эпоху Холокоста в Украине". Этот сборник свидетельств уцелевших - почти монография, с описанием десятков гетто, географическими картами, хронологическими таблицами: где и когда было организовано гетто, сколько евреев было уничтожено... Это география Холокоста.

Рассказы об издевательствах, депортациях, массовых расстрелах, голоде и невыносимой жизни в гетто и тем, кто много знает об этом, читать тяжело. А каково немцам, отцы и деды которых были виновниками и организаторами Холокоста? Почему же немцев интересует эта тема? Что ими движет? Чувство вины? Чувство ответственности?

Вернер Мюллер: Прежде всего, чувство ответственности. Коллективной ответственности. Но для меня лично очень важную роль сыграла и история моей семьи. Мой отец, который был простым солдатом вермахта, вернулся домой в конце 1945 года из американского плена и рассказал мне (а мне было тогда девять лет), что американцы показывали им документальную кинохронику о концлагерях. Отец был потрясен: так тяжело было представить себе, что такое действительно происходило. Год спустя, когда в Хагене британские оккупационные власти организовали выставку, рассказывавшую о том, что творилось в концлагерях, отец взял меня с собой. Я увидел там страшные фотографии, горы обуви, абажуры из человеческой кожи из Бухенвальда... С тех пор я не могу это забыть.

Маргрет и Вернер Мюллер

Маргрет и Вернер Мюллер

Кроме того, старшие братья моего отца были непосредственно замешаны в преступлениях национал-социализма. Самый старший работал в гестапо в Метце. Он отправлял заключенных в концлагерь Дахау, но совершенно серьезно уверял после войны, что не знал, что такое Дахау. Он якобы просто расписывался в ведомостях сдачи-приема заключенных и ничего страшного не делал. Его подвело, что он сразу вернулся домой, в Мюнхен, и соседи возмутились: наши мужья, простые солдаты, еще в советском плену, а этот гестаповец живет себе преспокойно дома. В результате его арестовали американцы и судили - кстати, в Дахау.

Еще один брат отца был при нацистах в СС, работал на железной дороге. Он служил в строительном поезде в Польше и, кажется, строил бункер "фюрера". Я мальчишкой видел, как плохо он обращался с людьми. И ничего с ним после войны не случилось.

В общем, мной двигало желание, глубокая внутренняя потребность показать, что не все немцы - такие. И с середины 1990-х годов мы с Маргрет стали ездить в Польшу, Украину, встречаться с людьми, пережившими войну, лагеря, гетто, принимать их здесь, в Германии. Мы увидели, как важны для них личные контакты с немцами, которые осознают свое прошлое и осуждают его. Это очень важно, чтобы такое никогда не повторилось.

- А как вы стали переводить, публиковать, рассказывать немецким читателям о  том, что испытали люди, пережившие Холокост?

Вернер Мюллер: В 1996 году мы познакомились в Варшаве, где сопровождали группу украинских евреев, переживших Холокост, с историком из Украины, профессором Борисом Забарко, который мальчишкой сам был в гетто в Шаргороде. Борис увидел, что в Польше много книг о Холокосте, а в Украине их почти нет. Он только-только начал собирать воспоминания уцелевших, их свидетельства о том, что они пережили. В советские времена это было невозможно: трагедию евреев замалчивали, само слово "еврей" было подозрительным. Да и люди сами очень неохотно рассказывали о пережитом. У них остались еще страхи советского времени, когда это было табуизированной темой. И очень тяжело было снова все вспоминать.

Контекст

В середине девяностых ситуация изменилась. Но не было средств, чтобы ездить по стране, встречаться с людьми, записывать их рассказы. Мы помогли Борису Забарко. Он опубликовал тогда в Украине воспоминания нескольких десятков людей. Тогда и возникла идея перевести их на немецкий язык, издать в Германии. Ведь так важно, чтобы эти свидетельства были известны. Так появилась первая наша книга - "Nur wir haben überlebt" ("Только мы выжили"). Борис Забарко продолжал встречаться с уцелевшими, записывать их воспоминания. Сейчас их намного больше шестисот.

В общем, стало ясно: надо опубликовать и другие свидетельства. Ведь здесь, в Германии, о Холокосте в Украине знают ничтожно мало. Знают об Освенциме, о Варшавском гетто, но это - вершины, символы. А в Украине были десятки, если не сотни гетто и лагерей, множество массовых расстрелов - как в Бабьем Яру, как в Умани, в Харькове, в Богдановке Николаевской области... Около полутора миллионов евреев погибли именно в Украине.

- Кто будет читать эту книгу? Узкий круг специалистов? Историки? Студенты университетов? Хотя "читать" - это слово здесь вряд ли подходит…

Маргрет Мюллер: Конечно, это не та книга, которую читают перед сном. Ее вообще невозможно читать от начала до конца, как, скажем, роман. Книга предназначена, в первую очередь, для тех немцев, которые очень мало знают или вообще ничего не знают о геноциде евреев в Украине во времена "третьего рейха". С людьми, для которых это важно, мы сталкиваемся на различных конференциях, встречах, мемориальных мероприятиях, которые имеют отношение к трагическому прошлому, к ответственности немцев за него, к нашей ответственности, к тому, как и чем мы можем помочь уцелевшим, спасшимся людям...

- Работа над книгой заняла, в общей сложности, десять лет...

Маргрет Мюллер: Это очень большая работа. Она усложнилась тем, что тяжело заболел мой муж, который, в основном, занимался составлением сборника, редактированием. Он перенес несколько операций, но потом снова занялся книгой. И послал информацию о книге, около ста страниц текста, несколько географических карт, приведенных в книге, в несколько издательств, в том числе - в берлинское издательство Metropol. Оно издает книги о национал-социализме и сталинизме, об их истории, преступлениях, сущности. И буквально через несколько часов оттуда позвонил издатель Фридрих Файтль (Friedrich Veitl) и поблагодарил за честь опубликовать эту книгу.

- Трагедия Холокоста - очень тяжелая тема. Тяжелая и чисто психологически. Знаю, что вы в буквальном смысле потеряли сон, читая и редактируя свидетельства уцелевших. А есть ли какие-то светлые пятна?

Вернер Мюллер: Однажды ко мне обратился Петр Рувимович Рабцевич. В 1941-1942 годах он был в Пинском гетто, которое полностью уничтожили эсэсовцы. Они убили больше 20 тысяч евреев. Спаслись меньше тридцати человек, и среди них - Петр Рабцевич. И спас его немец, военный инженер. Рабцевич просил нас найти своего спасителя, и мы нашли его. Его имя - Гюнтер Крюлль (Günter Krüll). К тому времени он уже умер, но Рабцевич встретился с его дочерью, рассказал ей о том, что сделал для него - с риском для жизни - ее отец. И дочь получила позже отцовскую медаль "Праведника народов мира" в израильском мемориале "Яд Вашем". Девять человек были удостоены этого звания за спасение евреев в Пинске: восемь белорусов и один немец. В 2001 году мы выпустили книгу, в которой рассказали об истории Петра Рабцевича и о Гюнтере Крюлле.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама