Невидимый легион: почему украинские добробаты в Донбассе не легализуются | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 01.11.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

Невидимый легион: почему украинские добробаты в Донбассе не легализуются

Несмотря на официальную демобилизацию, остатки проукраинских добровольческих подразделений в Донбассе, очевидно, неформально действуют и сейчас. Почему эти люди не спешат складывать оружие?

Добровольцы из националистических организаций в Донбассе

Добровольцы из националистических организаций до сих пор остаются в зоне конфликта в Донбассе

Согласно заключенным в феврале 2015 года минским соглашениям, Украина должна была отвести от линии соприкосновения в Донбассе неподконтрольные властям вооруженные формирования. В течение следующих нескольких лет добровольцы, в разгар вооруженного конфликта решившие воевать в батальонах, которые были сформированы националистическими организациями, под угрозой разоружения должны были "легализоваться", влившись в ряды Вооруженных сил (ВСУ), полиции или Нацгвардии.

В штабе Операции объединенных сил (ООС), отвечая на запрос DW, заверили, что отдельных добровольческих батальонов на передовой не осталось. Впрочем, об их легализации Минобороны отчиталось еще в 2015 году. "Мы должны были привести все в правовое поле. Двери Вооруженных сил всегда открыты для добровольцев, которые хотят служить официально. Пусть подписывают контракты", - заявил пресс-секретарь штаба ООС Леонид Матюхин.

Националисты в Донбассе: легализованы и не совсем

Львиная доля добровольцев, как считается, шла на войну в разгар боевых действий в Донбассе без идеологических соображений, а руководствуясь лишь стремлением защитить родину от российской агрессии. Большинство попали в батальоны, которые с самого начала боевых действий вошли в структуру ВСУ как отряды территориальной обороны или действовали под крылом МВД.

Между тем отдельно сформировался ряд самостоятельных подразделений националистических организаций. Одно из самых известных - "Азов" - действовало в структуре МВД, впоследствии став отдельным полком спецназначения в составе Национальной гвардии Украины. Пребывание в составе Нацгвардии не мешает бойцам "Азова" открыто исповедовать ультраправую идеологию и носить праворадикальную символику на официальном шевроне.

Боец Азова

"Азов" стал отдельным полком спецназначения в составе Нацгвардии Украины

В то же время отдельные националистические подразделения принципиально сопротивляются переходу под прямое армейское командование. В частности, непосредственно на линии соприкосновения сторон конфликта в Донбассе продолжают находиться бойцы добровольческого украинского корпуса "Правый сектор" (ДУК ПС), которые только координируют свои действия с подразделениями ВСУ, но не подчиняются их руководству.

До последнего сопротивлялась легализации и Украинская добровольческая армия (УДА) - неофициальное вооруженное формирование, созданное в 2015 году депутатом Рады Дмитрием Ярошем после его выхода из "Правого сектора". В конце концов, так и не согласившись воевать в составе ВСУ, Ярош 14 октября заявил о демобилизации подразделения с передовой.

Дмитрий Ярош

Дмитрий Ярош

"Сегодня главная задача для УДА - построение территориальных отрядов обороны, которые должны иметь четкие функции", - пояснил бывший лидер "Правого сектора". В июле Ярош встречался с командующим Операции объединенных сил Сергеем Наевым, чтобы обсудить вопрос вхождения УДА в ряды Вооруженных сил. Впрочем, переговоры, очевидно, не принесли результатов.

Неофициальное взаимодействие с ВСУ

Бойцы правонационалистических подразделений обычно критикуют сам смысл минских договоренностей, так как те не предусматривают освобождение неподконтрольных Киеву районов Донбасса военным путем. "Вот когда руководство ВСУ отдаст приказ на взятие Донецка - мы к ним присоединимся. А становиться частью армии, чтобы стоять на блокпостах и проверять авто, - нет, извините", - отметил руководитель штаба ДУК ПС Олег Кузько во время недавнего круглого стола в Верховной раде, который был посвящен урегулированию статуса добровольцев.

Активисты Правого сектора на Майдане

Немало активистов "Правого сектора" после Майдана отправились воевать в Донбасс

По разным оценкам, боевые задачи на передовой выполняют сейчас около двухсот незарегистрированных добровольцев, однако точное количество бойцов ДУК ПС, УДА и связанного с последним "кавказского" добровольческого батальона имени Шейха Мансура не называют ни в их штабах, ни в штабе ООС. На линии фронта добровольцы ведут преимущественно диверсионно-разведывательную деятельность, а также консультируют официальные подразделения, пользуясь многолетним боевым опытом на передовой.

Например, 8-й батальон УДА под Широкино Донецкой области взаимодействовал с дислоцированными здесь батальонами морской пехоты. Впрочем, деталями такого сотрудничества военные делятся неохотно. Ведь, согласно принятому в этом году закону о реинтеграции Донбасса, с начала проведения Операции объединенных сил вооруженные лица, которые не входят в силовые структуры, не имеют права находиться в зоне боевых действий.

На передовую в Донбассе в багажнике

С весны 2018 года добровольцам из ДУК ПС и УДА снова настойчиво предлагали перейти в состав Вооруженных сил, рассказывает депутат Рады от "Радикальной партии" и волонтер Оксана Корчинская. "Условиями добровольцев было закрепление их на определенных участках линии соприкосновения - как разведывательных рот или сил спецопераций. Но Генштаб на такое не пошел", - пояснила Корчинская в беседе с DW.

В то же время отдельные бойцы все-таки переходят в ВСУ. "Если хочешь воевать, то приходится легализоваться, - аргументирует бывшая боец УДА, ныне младший лейтенант ВСУ Елена Белозерская. - Иначе нет сил терпеть такое унижение, когда на позиции приходится ехать в багажнике у армейцев - чтобы не заметила военная служба правопорядка".

Если на передовой добровольцам приходится скрывать свое присутствие, то в тылу, наоборот, - доказывать участие в боевых действиях, чтобы получить право на положенную ветеранам социальную защиту. По нынешнему законодательству для этого надо пройти через суд или довольно сложную бюрократическую процедуру, объясняет координатор Службы социальной защиты добровольцев ДУК и УДА Анастасия Рымар.

Контекст

"Участие лица в боевых действиях должен подтвердить командир бригады, с которым неофициально сотрудничает добровольческий подразделение. А уже потом с этим подтверждением следует обращаться в Антитеррористический центр. Только после этого боец может получить статус участника боевых действий", - отмечает Рымар.

Украинские военные признают наличие проблемы "несуществующих" добробатов. По словам замначальника штаба Антитеррористического центра (АТЦ) Романа Федорова, легализовать или официально "привлечь к проведению АТО" задним числом такие подразделения нельзя, однако отдельных добровольцев - можно. "За все годы АТЦ "привлек" 648 бойцов (в основном по ходатайству волонтерских организаций и задним числом) - уже убитых или раненых", - рассказывает он.

Будущее "несуществующих" добробатов

Бойцам добровольческих формирований сложно добиться статуса участника боевых действий, они не получают зарплаты и живут на передовой за счет помощи волонтеров. Но сложности мало влияют на планы последних бойцов-добровольцев оставаться на линии соприкосновения. В ДУК ПС после заявления Дмитрия Яроша заявили, что - в отличие от УДА - не собираются уходить с передовой.

Впрочем, даже в подразделении Яроша, похоже, восприняли заявление своего командира как политическое. В интервью "Громадскому ТВ" командир 8-го батальона УДА Андрей Гергерт сообщил, что после роспуска формирования его бойцы продолжат воевать, но "растворятся в степях Донбасса".

Смотрите также:

Смотреть видео 12:40

Замглавы миссии ОБСЕ: конфликт в Украине можно прекратить за час

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама