Любимое русское слово канцлера Бисмарка | Что читают в Германии | DW | 01.04.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Любимое русское слово канцлера Бисмарка

Политическая деятельность выдающегося немецкого политика, "железного канцлера" Отто фон Бисмарка была тесно связана с Россией. Теснее, чем обычно считается.

Лишь на первый взгляд может показаться странным, что вышедший не так давно научно-популярный 750-страничный фолиант, рассказывающий о биографии и политической деятельности Отто фон Бисмарка (Otto von Bismarck), вошел в список немецких бестселлеров. Но он посвящен одному из самых выдающихся государственных деятелей в истории страны, "собирателю немецких земель", "железному канцлеру", а к этой харизматической личности в Германии интерес по-прежнему огромный. В России, впрочем, тоже: Бисмарк пробыл здесь в качестве прусского посланника почти три года, его дипломатическая деятельность была и позже тесно связана с Россией. Широко известны его высказывания о России - далеко не всегда однозначные, но чаще всего благожелательные. И, кстати, фраз, которые ему порой приписывают:  "Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины" или "Для огромного тела Российской империи смертельна лишь одна операция - ампутация Украины", - Бисмарк никогда не говорил.

Ссыльный посланник

Назначение в январе 1859 года посланником в Санкт-Петербург, которое для других прусских дипломатов было бы несомненным повышением, Бисмарк воспринял как ссылку. Прусский двор считал несвоевременными его подчеркнутый консерватизм и упорные попытки противостоять гегемонии Австрии в Европе. Приоритеты прусской внешней политики были другими, и Бисмарка удалили от двора, послав в Россию.

Памятник Бисмарку в Гамбурге

Памятник Бисмарку в Гамбурге

В России, как подчеркивает биограф Бисмарка Джонатан Стейнберг, к нему отнеслись весьма благосклонно. Главная причина была в том, что Бисмарк, как знали в Петербурге, всеми силами противился во время Крымской войны мобилизации германских армий для войны с Россией. Кроме того, обходительному и образованному земляку благоволила вдовствующая императрица - супруга Николая Первого и мать Александра Второго, урожденная принцесса Шарлотта Прусская. Бисмарк был единственным иностранным дипломатом, тесно общавшимся с царской семьей.

Была и еще одна причина его популярности и успеха: Бисмарк говорил по-русски. Он начал учить язык, едва узнав о новом назначении. Занимался сначала сам, а приехав в Россию, взял репетитора - студента-правоведа Владимира Алексеева. Алексеев оставил воспоминания, которые при всей их субъективности, несомненно, добавляют интересные штрихи к портрету будущего "железного канцлера".

Контекст

Бисмарк занимался с Алексеевым каждую неделю по два часа. Методику прусский посланник избрал весьма своеобразную: вместе со своим учителем он читал только что вышедший роман Тургенева "Дворянское гнездо", который был у всех на устах, и запрещенный в России герценский "Колокол" (как иностранный дипломат он получал его в обход цензуры). Бисмарк хотел быть "в курсе дела" как политической, так и светской жизни. Впрочем, серьезных политических задач перед ним не ставили. Его главные служебные обязанности были скорее консульскими: в России жили тогда около 40 тысяч подданных Прусского королевства. "Я - адвокат, полицейский, управляющий, представляющий интересы всех этих людей и ведущий переписку по связанным с ними делам напрямую с российскими учреждениями. Нередко мне приходится подписывать в день до ста официальных бумаг", - цитирует Стейнберг одно из писем Бисмарка брату.

В ожидании назначения

Без "большой политики" честолюбивый Бисмарк скучал в Санкт-Петербурге. Визиты, званые обеды, официальные приемы, посещение балетных спектаклей ("во всех ложах - очень красивые дамы", как рассказывал он в другом письме), - все это не могло быть пределом мечтаний честолюбивого политика. Кстати, что касается "очень красивых" русских дам, то статный, ростом под два метра, представительный, с пышными усами, 44-летний прусский дипломат пользовался у них большим успехом. Семья Бисмарка осталась в Германии, и он был относительно свободен.

Один из его романов - с княгиней Екатериной Орловой - продолжался и после его отъезда из России, когда супруга Орловой назначили российским посланником в Бельгии. В августе 1862 года любовники чуть не утонули во время совместного купания в Биаррице. Их спас смотритель маяка. Бисмарк воспринял это как знак свыше и больше, похоже, жене не изменял. Тем более, что очень скоро король, будущий кайзер Германской империи Вильгельм I, взошедший на престол, назначил его премьер-министром Пруссии. Бисмарк полностью посвятил себя "большой политике" и созданию единого германского государства.

Но вернемся в Россию конца 1859 года. Всего через четыре месяца занятий русским языком с репетитором Отто фон Бисмарк уже мог общаться с ним по-русски, чем, как подчеркивает Алексеев, в немалой степени был обязан своей фантастической памяти. Надо сказать, что Бисмарк вначале вовсе не щеголял своим знанием русского языка, наоборот, всячески старался скрыть: это давало ему определенные преимущества. Но однажды царь, беседовавший со своим министром иностранных дел Горчаковым, поймал взгляд присутствовавшего при этом прусского посланника и спросил его в лоб: "Вы понимаете по-русски?" Пришлось сознаться. Александр II был поражен тем, как быстро Бисмарк освоил русский язык, и вовсе не рассердился за его маленькую хитрость, даже наговорил кучу комплиментов.

"Alles ничего"

Тут надо отвлечься, чтобы сказать несколько слов об Александре Михайловиче Горчакове - выдающемся государственном деятеле, канцлере Российской империи. В России часто называют его учителем Бисмарка, подчеркивая, что общение с Горчаковым сыграло решающую роль в формировании будущей политики Бисмарка. Это совсем не так, подчеркивает, в частности, в своей книге Джонатан Стейнберг.

Кукловод Бисмарк и три императора - России, Австрии и Германии. Карикатура из британского журнала Панч (1884)

Бисмарк и три марионетки - императоры России, Австрии и Германии. Карикатура из "Панча" (1884)

Бисмарку, ориентировавшемуся на систему сдержек и противовесов в Европе и не скрывавшему своей главной цели - создания сильной единой Германии, дипломатический стиль Горчакова был чужд, и он не раз наносил своему российскому коллеге чувствительные поражения на дипломатической арене (в частности, на Берлинском конгрессе 1878 года). Бисмарк не раз очень отрицательно, даже пренебрежительно отзывался о Горчакове. С куда большим уважением он относился, например, к Петру Андреевичу Шувалову, генералу от кавалерии и российскому послу в Великобритании.

Русским языком Бисмарк продолжал пользоваться на протяжении всей своей политической карьеры. Русские словечки то и дело проскальзывают в его письмах. Уже став главой прусского правительства, он даже резолюции на официальных документах иногда делал по-русски: "Невозможно" или "Осторожно". Но любимым словом "железного канцлера" стало русское "ничего". Он восхищался его нюансированностью, многозначностью и часто использовал в частной переписке, например, так: "Alles ничего". Бисмарк всегда с восхищением отзывался о красоте русского языка и со знанием дела - о его трудной грамматике. "Легче разбить десять французских армий, - говорил он, - чем понять разницу между глаголами совершенного и несовершенного вида". И, наверное, был прав.

Смотрите также:

Контекст

ADVERTISEMENT

Культура и стиль жизни