ЛГБТ-активистка: У белорусских силовиков в июле случилось обострение | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 27.07.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

ЛГБТ-активистка: У белорусских силовиков в июле случилось обострение

Белорусскую ЛГБТ-активистку Викторию Биран дважды оштрафовали за одну и ту же акцию против гомофобии со стороны МВД. Биран рассказала DW о своей акции и о положении меньшинств в Беларуси.

Сразу три райотдела минской милиции составили одинаковые протоколы в отношении ЛГБТ-активистки Виктории Биран. Причиной стало то, что девушка сфотографировалась с плакатом "Сами вы подделка" на фоне правительственных зданий и выложила фото в соцсетях. Акция Биран была направлена против высказываний руководства МВД, которое в ответ на вывешивание посольством Великобритании радужного флага в международный день борьбы с гомофобией опубликовало на своем сайте статью, где однополые отношения и ЛГБТ-сообщество были названы подделкой.

Правоохранители посчитали действия Виктории Биран пикетом и обвинили ее в нарушении порядка организации и проведения массовых мероприятий. Два протокола были переданы в суды Центрального и Московского районов Минска, которые оштрафовали активистку на 15 базовых величин (около 157 евро) каждый.

Третьего штрафа удалось избежать благодаря истечению в ночь на 25 июля срока привлечения к ответственности по административным делам. В интервью DW Биран рассказала о том, как проходили суды, и в каких условиях живут в Беларуси представители ЛГБТ-сообщества.

DW: Вы не были задержаны милицией во время, как они посчитали, несанкционированной акции, а протоколы были составлены постфактум на основании фотографий в интернете. Как проходил суд, признали ли вы вину?

Виктория Биран: Это были первые суды в моей жизни, я не считаю, что они были справедливыми, и буду обжаловать оба приговора. Ни на одном из разбирательств я не признала свою вину. Я не организовывала массовые мероприятия или одиночные пикеты, я просто фотографировалась, чтобы выложить фотографии в соцсети и собрать как можно больше лайков. Я не хотела привлечь внимание, эти так называемые акции длились три-пять секунд. Но, к сожалению, моих объяснений было недостаточно.

Виктория Биран

Виктория Биран

Основанием для составления протоколов, как в них написано, стал "мониторинг сети интернет". То есть, милиция в рабочее время сидит и ищет преступников в Сети. Что касается доказательств моей вины, то это были скриншоты из соцсетей, копия статьи на сайте минского сетевого журнала Citydog, а также видеозаписи с камер наблюдения со зданий МВД и Дома правительства.

Кстати, как я предполагаю, третий суд мог не состояться из-за того, что пришлось бы смотреть видео с камер наблюдения здания КГБ, а этому ведомству не хочется раскрывать, как оно работает. Кроме того, в третьем протоколе упоминался глава МВД Игорь Шуневич как автор скандальной публикации на сайте МВД, и я намеревалась вызвать его в качестве свидетеля.

- В сумме вы должны выплатить около 314 евро. Насколько это адекватный штраф?

- Здесь нужно понимать, что в Минске это примерно месячная зарплата человека со средним уровнем дохода. На самом деле далеко не все зарабатывают обещанные президентом 500 долларов. Особенно сложно жить в столице тем, кто, как и я, не имеет своего жилища. Ко всем ежемесячным тратам прибавляется аренда жилья.

Еще до суда было понятно, что вердикт, скорее всего, будет обвинительным, поэтому на одной из краудфандинговых платформ загодя был начат сбор средств для выплаты моих штрафов. Поддержка была колоссальной, и сейчас у меня есть деньги даже на два с половиной таких штрафа. Теперь я думаю, как ими справедливо распорядиться.

- Если бы вы до акции знали, что реакция властей будет такой жесткой, решились бы на ее проведение?

- Да, я решилась бы на ее проведение, потому что на тот момент мне было совершенно необходимо отреагировать на происходящее любым образом. Иначе я чувствовала, что у меня просто нет сил, бездействие лишало меня их. Как только я что-то сделала, а далее тем более пошла реакция, силы появились сами собой. Я не жалею об этом.

- Как живется активистам ЛГБТ-движения в Беларуси?

- У меня ощущение, что в июле у силовиков случилось какое-то обострение. Помимо моих судов, в ночь на 22 июля был налет милиции на минский клуб "Бурлеск", где собираются представители ЛГБТ-сообщества. У всех переписали паспортные данные. Также беспрецедентное давление оказывается на моего коллегу Ника Антипова, к нему 19 июля по месту прописки приходила милиция.

Еще в начале апреля под угрозой срыва оказался международный фестиваль квир-культуры "Дотык", организаторы были лишены сразу двух площадок накануне его открытия. В конце прошлого года был закрыт, пожалуй, самый старый столичный гей-клуб Casta Diva. Политика заведения была такова, чтобы тихо сидеть и не высовываться, дабы не раздражать власти. Но и там был ОМОНовский рейд, и теперь клуб не работает. Это только то, что нами зафиксировано, о многих фактах преследования мы не можем рассказать.

- Можно ли считать МВД Беларуси основным противником местного ЛГБТ-сообщества, и есть ли в этом личная роль министра Шуневича?

- Я считаю, что в высших эшелонах власти есть некий конфликт. МВД проводит радикальную политику в отношении ЛГБТ-сообщества, а, например, МИД не может позволить себе гомофобные высказывания, так как нужно дружить с Западом. Между ними есть трения. И учитывая, что, как я указала выше, в третьем протоколе милиционеры признались, что автором анонимной гомофобной статьи на сайте МВД был лично министр Шуневич, думаю, есть у него пунктик. Ведь этот текст был достаточно эмоциональным.

Думаю, от личной позиции этого человека зависит многое. Но на самом деле его действия привели к тому, что репрессии в отношении ЛГБТ-сообщества в Беларуси снова стали темой ведущих правозащитных организаций.

- Многие белорусские ЛГБТ-активисты осели за границей. У вас не было мысли уехать из страны? Ваш прогноз, чего ожидать местному ЛГБТ-сообществу в ближайшие 5-10 лет?

- Я не исключаю этого в будущем, но я хотела бы сама определять, где мне жить, а не бежать. Сегодня я не хочу уезжать, в Беларуси много друзей и коллег, которые мне дороги. Касательно прогнозов, судя по последним тенденциям, мне кажется, что все может быть гораздо хуже.

Прежде всего, думаю, нужно объединить усилия, чтобы в Беларуси случайным образом не появился какой-нибудь законопроект "о пропаганде гомосексуализма и защите семьи", потому что наши власти любят копировать российский опыт. Но и прятаться, как раньше, у представителей ЛГБТ-сообщества уже не получится. Нужно найти в себе силы сопротивляться.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:08
Now live
03:08 мин

"Я больше не боюсь" - история гей-беженцев из России

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама