Критики умолкают перед величием его свершений | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 02.04.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Критики умолкают перед величием его свершений

Папа Римский Иоанн Павел Второй более четверти века с непререкаемым авторитетом возглавлял католическую церковь. Его интеллект, его харизма, его несгибаемая воля во многом определили сегодняшний облик церкви.

default

Уже само избрание архиепископа Краковского – поляка Карола Войтылы – 16 октября 1978 года на папский престол было сенсацией. Впервые за последние 455 лет Папой Римским стал кардинал неитальянского происхождения.

Дух времени

Его избрание отвечало духу времени, которое неумолимо стучалось в двери Ватикана. В 70-е годы католическая церковь оказалась под огнём двух идеологий: капитализма и коммунизма. На Западе господствовал светский материализм. Общественные потрясения тех лет расшатывали и фундамент церкви. Причём в немалой степени этому способствовал и сам Ватикан.

На Втором Ватиканском соборе, длившемся с 1962-го по 1965-й годы, было принято решение о „модернизации“ католической церкви. В частности, была отменена литургия на латинском языке, расширены права епископов и мирян, провозглашено стремление к коллективному руководству. Это „обращение к миру“ не осталось без последствий и для самой католической церкви. Теологи начали ставить под сомнение все догматы. Миряне, ссылаясь на призыв Ватиканского собора к личной моральной ответственности верующего, перестали соблюдать запрет на противозачаточные средства. В странах Латинской Америки епископы и монахи действовали заодно с коммунистами. И опять звучала ссылка на Ватиканский собор: разве не призывал он к миру и справедливости?

Моральный ригоризм

Папа Павел Шестой усматривал во всех этих нововведениях, в стремлении к плюрализму угрозу самим первоосновам католической церкви и примату папского престола. Началась фаза реставрации. Её кульминацией стала энциклика „Humanae Vitae“, посвящённая богословским и нравственным проблемам регулирования рождаемости. Она пропагандировала столь консервативные взгляды на проблемы сексуальных отношений, что получила известность как „энциклика против контрацепции“.

Взойдя на престол, Папа Иоанн Павел Второй продолжил консервативный курс своего предшественника. Критики упрекали его в „моральном ригоризме“. Кроме того, даже иерархи католической церкви неоднократно сетовали на, по их мнению, чрезмерно централистский стиль руководства Иоанна Павла Второго.

Дар предвидения

Но все критики умолкают перед величием его свершений. Иоанн Павел Второй обладал бесценным даром исторического предвидения. Он был не только провидцем, но и вершителем истории. Само его избрание стало одной из предпосылок для падения коммунистических режимов в Восточной Европе. Неустанно, до последнего вздоха он обличал нарушения прав человека и подавления свободы, призывал положить конец войнам и несправедливости. И в то же время безжалостно бичевал циничный материализм капиталистического общества. Событием века стало произнесённое им „mea culpa“, „моя вина“ – покаяние за все прошлые прегрешения церкви. Иоанн Павел Второй был первым Папой Римским, посетившим синагогу и мечеть. Его страстные призывы к экуменизму, к взаимному уважению всех основных религий были неустанным служением делу мира. Важнейшей вехой в религиозной и цивилизационной истории человечества стали встречи в верхах религиозных деятелей всего мира, которые Иоанн Павел Второй созывал в Ассизи. Сегодня мы, наверное, просто ещё не в состоянии оценить истинное значение всех его свершений.

Иоанн Павел Второй никого не оставлял равнодушным. Его любили, его критиковали. Но одно бесспорно уже сейчас: он вошёл в историю как величайшая личность на папском престоле. Как ниспосланный свыше визионер и достойный наследник апостола Петра. Или, говоря словами одного итальянского писателя, „как величайший среди великих“.