Комментарий: Расплата за поиск ЧВК, или Журналисты не вернулись из боя | Авторская Колонка Ивана Преображенского | DW | 01.08.2018

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Иван Преображенский

Комментарий: Расплата за поиск ЧВК, или Журналисты не вернулись из боя

Расследовать деятельность российских ЧВК опасно для жизни. Кто-то падает с балкона. Других убивают таинственные грабители. Иван Преображенский об убийстве журналистов Джемаля, Радченко и Расторгуева в ЦАР.

Три гражданина России - военный репортер Орхан Джемаль, режиссер-документалист Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко - убиты в Центральноафриканской республике (ЦАР). Все трое были журналистами и поехали в одно из самых неспокойных государств мира, чтобы по заказу Центра управления расследованиями собрать свидетельства о, предположительно, действующей там частной военной компании "Вагнер". Создатель центра Михаил Ходорковский подтверждает их гибель и обещает "приложить усилия к установлению виновных". Полиция ЦАР рассматривает версию ограбления.

Время наемников возвращается

Читаешь об этом убийстве и переносишься в шестидесятые или семидесятые годы 20 века, когда убийство журналиста или политика было "нормальным" явлением. Особенно в молодых постколониальных государствах. СССР, как говорили тогда советские пропагандисты, помогал молодым демократиям, а дряхлеющие колониальные державы пользовались в своей борьбе против национально-освободительных движений услугами военных наемников. Ответом на это стало фактическое запрещение наемничества в 1977 году. Однако теперь Россия, похоже, перешла на другую сторону фронта - в ряды то ли пост-, то ли неоколониальных держав.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Все погибшие - фигуры очень яркие и неоднозначные. Их нельзя назвать убежденными противниками действующей российской власти. Например, Орхан Джемаль в августе 2008 года одним из первых российских репортеров прорвался в Южную Осетию и даже получил государственную награду "за принуждение к миру" Грузии. А будучи в Ливии в дни свержения Муаммара Каддафи, говорят, даже брался за оружие.

Александра Расторгуева некоторые оппозиционеры критиковали за его фильм о протестах 2011-2012 года. Не так давно он снял документальный фильм о Захаре Прилепине, участвующем в военных действиях в Донбассе.

Причина неоднозначности для людей идейно заряженных в том, что это были профессионалы высочайшего класса. Они не делали сиюминутных проектов, а писали летопись своего времени, фактически творили историю. И проект, над которым они работали в ЦАР, не мог не стать важным свидетельством того, как стремительно врывается в 21 век реальность 20-го: наемники, "белые" гвардейцы на службе "братского" африканского лидера, этнические или религиозные чистки, дележ полезных ископаемых нищей страны с применением военной силы.

Токсичный Вагнер

Цена, которую Джемаль, Радченко и Расторгуев заплатили за эту поездку, запредельно высока. Журналисты - не солдаты, они не должны умирать на задании. Но, даже если это не утешит родных и близких погибших, их гибель не пройдет бесследно. Теперь миллионы человек получили шанс узнать о деятельности российских наемников за рубежом.

МИД России занимается вывозом тел погибших из Центральной Африки на родину, об их смерти, пусть и умалчивая о ЧВК Вагнера, сообщают государственные телеканалы. Пишут подробно о случившемся зарубежные СМИ.

В итоге многие из тех, кто раньше ничего про это не слышал, узнают о российских наемниках в Африке, операциях частных военных компаний и их связях с нынешним российским руководством.

Они узнают о том, что ЧВК Вагнера, по данным СМИ, воевала и несла потери в Донбассе, Сирии, Судане, теперь вот помогает президенту ЦАР, причем настолько активно, что против них ровно в день убийства российских журналистов вспыхнул бунт. Узнают о том, какова предполагаемая цена такого "сотрудничества": контроль над нефтяными месторождениями или шахтами. Узнают, что Россия посылает своих "инструкторов" и вооружения в страны, где идет гражданская война. У многих наверняка появятся и вопросы, насколько все это законно.

Равно как могут возникнуть и вопросы о том, насколько вообще безопасно исследовать деятельность этих наемников. Журналисту Денису Короткову, который одним из первых подробно написал о ЧВК Вагнера, поступают прямые угрозы, его екатеринбургский коллега Максим Бородин "упал" с балкона. Теперь вот сразу троих расстреляли в ЦАР "вышедшие из кустов люди", причем водитель машины, как ни странно, остался жив.

Журналист - не наемник

Кто бы ни убил троих журналистов, они погибли при исполнении своих профессиональных обязанностей.

Часто журналист, поехавший в горячую точку, рискует своей жизнью не меньше, чем тот же наемник. Некоторые циники теперь злорадствуют: мол, и тот, и другой едет за "длинным рублем" - нет между ними разницы. Это ложь. Именно в мотивации принципиальная разница.

Наемники едут заработать денег на убийстве или, как минимум, на обучении местных военных современным способам уничтожения противника. Именно поэтому на них, например, как и на шпионов, не распространяются законы войны. А вот настоящие журналисты, кто бы им ни платил, едут, чтобы найти и рассказать правду, какой бы сложной или чудовищной она ни была.  

Поэтому одни для меня - герои, погибшие при исполнении своего профессионального долга, а другие, как ни посмотри, преступники.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:28

Быть независимым журналистом в современной России опасно (12.03.2018)

Аудио- и видеофайлы по теме