Комментарий: ″Правосудие″ верховного правителя Путина | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 30.01.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: "Правосудие" верховного правителя Путина

Президент РФ Владимир Путин становится, в сущности, российским верховным судьей с почти царскими полномочиями карать и миловать, считает Константин Эггерт.

Россия вступила в новую эпоху. Ее приход подготовлен предыдущими годами, поэтому переход будет не очень сложным. Особенно в свете подготовки новой конституции. Именно новой, потому что дух документа тут важнее буквы. Если предложение изменить титул главы государства на "верховного правителя" не вызывает немедленной отповеди Кремля, то пора понять - наступили действительно новые времена.

Путин карает и милует

Они ознаменовались двумя, на первый взгляд, хорошими событиями - задержанием полицейских, которые подозреваются в том, что подбросили наркотики журналисту Ивану Голунову в июне 2019 года, и постановлением Конституционного суда о необходимости пересмотреть дело Константина Котова. Котов - активист, получивший в 2019-м четыре года по статье Уголовного кодекса о "Неоднократном нарушении установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования".

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Задержание Голунова вызвало массовые протесты в Москве, а Котова читатели газеты "Ведомости" выбрали "Человеком года". Владимир Путин решил его помиловать. Высший суд страны немедленно взял под козырек. На самом деле, эти хорошие лично для Константина и Ивана события, вызывают чувство неловкости и тревоги.

На фоне работы над переписыванием Конституции РФ под одного человека писателями и фигуристами речь идет, по сути, о действиях монарха, причем монарха практически абсолютного. Наряду с изгнанием Михаила Игнатьева с поста главы Чувашии, это часть нового образа президента, к которому, как считают в Кремле, россиянам теперь нужно привыкать - образа строгого, но справедливого государя, от которого не укрывается в государстве ни одна мелочь, который карает и милует по своей воле.

Примеры Голунова и Котова

Вот, скажем, Котов. Он - враг, конечно. Но стойкий и вызывающий уважение человек. Так почему бы не проявить широту души к оппоненту? Да и элитарной аудитории "Ведомостей" понравится, не сразу побегут капиталы выводить.

Или Голунов - парадоксально получивший поддержку как оппозиции, так и официоза - например, Маргариты Симоньян. Тут вообще двойная выгода: с одной стороны, можно показать мелким сошкам в погонах, кто в доме настоящий хозяин, да и народ, как его рисуют себе в Кремле, любит посадки всяких "оборотней в погонах". А, с другой - есть повод прозрачно намекнуть журналистам-активистам, разным там блогерам-"инфлюэнсерам", как правильно критиковать власть. Редакция "Медузы", которая после освобождения коллеги заявила, что своего добилась и идет праздновать, вольно или невольно такой пример летом подала.

Вот и история Игнатьева тоже вписывается в обновляемую структуру власти. Заставив пожарного прыгать, как собачку, за ключами, экс-начальник Чувашии обидел в его лице "народ", который к сотрудникам МЧС относится с понятным уважением. То, что Игнатьев до этого подозревался в коррупции, предлагал "мочить" критикующих власти журналистов и, вообще, регулярнонес на публике какую-то ахинею, никакой реакции Кремля не вызывало.

Не удивлюсь, если этот "кадровый резерв" скоро всплывет в качестве заместителя главы очередного "Рос...надзора". И подозреваемые в коррупции полицейские, действительно, теперь имеют шанс сесть. Правда, думаю, не очень надолго. Как пелось в песне из популярного советского сериала: "Если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет", то мы его в холодную. Но только если "кто-то" и "кое-где". Поэтому пока неясно, захочет ли следствие искать заказчиков дела Голунова. Потому что сильно злить полицейскую корпорацию не стоит - какая-никакая, а опора власти.

Президент Путин как высший судья

Как и сентябрьская эпопея студента Высшей школы экономики и видеоблогера Егора Жукова, которому вместо четырех лет колонии дали три года условно, эта последняя серия радостных юридических новостей на самом деле подводит нас к почти официальному превращению правосудия в одно из президентских полномочий.

Если посмотреть на предлагаемые поправки к конституции, то они буквально привязывают высший судейский корпус к Кремлю. Можно сказать, что так, в сущности, и было все последние годы, и нынешние конституционные новации - просто оформление фактически существующих порядков.

Но разница, с точки зрения Кремля, есть. Например, Конституционный суд не сможет избрать себе председателя. Это сильно уменьшает возможность "бунта на корабле", в случае, если дела в государстве пойдут не так и кто-то из судейских захочет в условиях политического кризиса продемонстрировать независимость. Все, с точки зрения администрации Путина, совершенно логично.

Формальная ликвидация независимости судебной власти неизбежно ведет к тому, что правосудие становится уделом власти исполнительной. Прилепин, Роднина и Ко. правы - в каком-то смысле, Россия уже живет в эпоху верховного правителя, а не президента республики - даже если на бумаге титул не изменится.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь".  Автор еженедельной колонки на DW.  Константин Эггерт в Facebook:  Konstantin von Eggert

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 13:15

Туманное дело Голунова. Дружим с миром с чистого листа. О бизнесе в России - "Заповедник", выпуск 80

Аудио- и видеофайлы по теме