Комментарий: Правда только в интернете. Даже для властей | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 06.06.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Комментарий: Правда только в интернете. Даже для властей

Государство так зацензурировало СМИ, что само перестало им доверять и в критических ситуациях пользуется информацией из соцсетей. И оно же будет вынуждено все больше душить интернет, считает Александр Плющев.

Одно время журналисты, которые освещают бурно развивающиеся пользовательские интернет-платформы, задавали вопрос: когда блогеры заменят журналистов, а соцсети займут место СМИ? Похоже, в России это время пришло, правда, благодаря не столько развитию технологий и интернета, сколько деградации отечественной журналистики. Это прямой результат информационной политики российских властей последних двадцати лет.

Путин и соцсети

Если уж Владимир Путин, человек крайне далекий от интернета, во время совещания по экологической катастрофе в Норильске произносит фразу "Мы чего, должны узнавать информацию о чрезвычайных ситуациях из социальных сетей, что ли?", значит, всё именно так и было: власти узнали правду о происходящем именно из этого источника. В нужной папочке на столе президента лежали доклады на основании публикаций "Вконтакте" и в Facebook, а не сообщений РИА и ТАСС.

Александр Плющев

Александр Плющев

Это тем более удивительно, что государственные СМИ вполне добросовестно сообщили об аварии: первые депеши упомянутых информационных агентств поступили 29 мая. А 1 июня утром в государственном информационном пространстве был даже обозначен масштаб катастрофы, поскольку в сообщениях этих же агентств упоминаются 20 тысяч тонн вылившихся нефтепродуктов.

Почему не работают российские медиа?

Но понадобится еще двое суток, прежде чем новость потянет на общенациональную - чтобы попасть большими сюжетами даже в телевизор. Почему ни в конце мая, ни в начале июня госСМИ не дают задания своим корпунктам в Красноярском крае начать "копать" эту тему? Отчего государственные телекомпании не посылают совсем редкими ныне рейсами в Норильск свои съемочные группы? Все просто: государство за много лет приучило их к тому, что ничего самим разузнавать не требуется, всё, что надо, им расскажут ответственные, а в некоторых ситуациях даже компетентные товарищи.

Они не едут ни на место экологической катастрофы, ни в охваченный эпидемией, но официально вполне благополучный регион, молчат о проблемах медиков со средствами индивидуальной защиты, не замечают огромного количества других новостей, тем и историй, которыми переполнены соцсети. Блокировать широкое освещение проблемы может чуть ли не любой региональный чиновник, да и в редакциях люди неглупые, отлично понимают, на что есть дозволение, а что лучше не трогать.

Вот и не трогают практически ничего, что не вышло в виде казенного и, как правило, косноязычного сообщения от какого-нибудь ведомства. Зацензурированные и зашуганные, обросшие предательским новоязом вроде "хлопков газа" или "отрицательного роста", большие российские медиа превратились в однотипные безликие пресс-бюро государственной машины. Небольшие исключения только подтверждают правило: в Екатеринбурге есть несколько влиятельных независимых интернет-СМИ вполне федерального масштаба. Во многом именно поэтому власти проиграли историю со сквером, а вот на днях не удалось замолчать странное убийство молодого человека с обоями.

Чиновники не спешат расстраивать начальство

Информационное выхолащивание начинает играть против властей. Чиновники на местах, как выясняется по тому же Норильску, не спешат расстраивать начальство, врут и занимаются очковтирательством, вот и остается черпать информацию в соцсетях, о чем с таким недоумением говорил Владимир Путин. Тех самых соцсетях, пользователей которых нещадно и чаще всего почем зря преследуют то за экстремизм, то за поддержку терроризма, то, как сейчас, за фейки.

В этих же соцсетях - теперь и практически вся еще оставшаяся в живых публичная политика. И политики, которые частично берут на себя функции СМИ. Давным-давно этим занимается, например, Алексей Навальный, которого представители власти если и называют, то не иначе как "блогером". Политический блогинг становится все более опасным делом и арест левого политика Николая Платошкина, у YouTube-канала которого полмиллиона подписчиков - лишнее тому подтверждение. Слово "блогинг" стоит, пожалуй, писать в кавычках, потому что, конечно же, к ведению блогов все это имеет сугубо формальное отношение, это обычная публичная политика, загнанная в сетевое пространство, если не сказать: подполье.

Давление на Сеть растет

Противостояние в Сети усиливается с ростом ее влияния, а эпидемия коронавируса подхлестнула этот рост. Где еще, кроме как в соцсетях, узнаешь, как на самом деле обследуют и лечат от COVID-19, как живут подопытные "cоциального мониторинга" - программы слежки за больными, и какого цвета сейчас река Далдыкан. И где, кроме YouTube, увидишь живые политические дебаты или пародию Галкина на Путина с Собяниным. Тем более что такие вещи теперь старательно вычищают даже из многих интернет-СМИ.

В этой ситуации государству ничего не остается, кроме как еще больше преследовать все живое в интернете и еще больше регулировать саму сеть. Первое пока получается намного эффективнее второго. Если блогера или даже анонимного пользователя в соцсетях удается найти и посадить, хотя бы и под домашний арест, то с контролем за Сетью дела обстоят хуже, не удалось заблокировать даже небольшой мессенджер Telegram, не говоря уже о том, чтобы "обезвредить" Facebook или, пожалуй, самый влиятельный ныне сетевой инструмент - YouTube.

Автор: Александр Плющев - журналист радиостанции "Эхо Москвы", автор еженедельной колонки на DW. Telegram: @PlushevChannel, Twitter: @plushev

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:00

Экологическая катастрофа в Сибири: кто ответит за разлив топлива под Норильском? (04.06.2020)

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама